Взносы в ПФР по доптарифу за работников, которые трудятся в особых условиях, от режима занятости не зависят

27.01.2021

Эксперт: Дмитрий Шнайдман
Источник: Адвокатская газета
Время чтения: 35 минут

Взносы в ПФР по доптарифу за работников, которые трудятся в особых условиях, от режима занятости не зависят
Фотобанк Лори

По мнению одного из экспертов, определение Конституционного Суда окончательно закрепило хоть и в достаточной степени формальный, но прагматичный и экономически обоснованный подход судов к спорной проблеме, направленный, в первую очередь, на пополнение бюджета ПФР. Другой полагает, что в данном деле КС сделал выбор между «коллективными» и «индивидуальными» интересами в пользу первых и определение может негативно сказаться на судебной практике по аналогичным спорам. Третий считает, что позиция Суда понятна: государство, «обжегшись» на повышении пенсионного возраста, не готово больше уменьшать пенсионные платежи, включая доптарифы страховых взносов в отношении работников, занятых на работах с особыми условиями труда.

Конституционный Суд РФ опубликовал Определение от 24 декабря 2020 г. № 2890-О, в котором указал, что обязанность по уплате страховых взносов по дополнительному тарифу распространяется на всех работодателей, чьи сотрудники заняты на работах с особыми условиями труда, независимо от режима занятости (полной или частичной).

Работодатель счел, что у него отсутствовали основания для исчисления в отношении работника страховых взносов по доптарифу.

Территориальное управление ПФР вынесло решение о привлечении ООО «Торговый дом “Аврора”» к ответственности за неуплату в 2015 г. страховых взносов по доптарифу в отношении Л., работающего электрогазосварщиком и по совместительству слесарем МСР. Обществу была доначислена недоимка до дополнительному тарифу, и начислены пени.

Общество, полагая, что у него как работодателя отсутствовали основания для исчисления страховых взносов по доптарифу, поскольку Л., занятый на вредном производстве (как сварщик) менее 80% рабочего времени, не обладал правом на досрочное назначение трудовой (с 1 января 2015 г. – страховой) пенсии по старости, обжаловало решение в арбитражный суд.

Решением суда, которое впоследствии было поддержано апелляцией и кассацией, обществу было отказано в удовлетворении исковых требований со ссылкой на определения Верховного Суда РФ от 1 ноября 2018 г. № 310-КГ18-10562 и от 19 декабря 2018 г. № 310-КГ18-13800.

В жалобе в Конституционный Суд общество указало, что оспариваемые нормы (ч. 2 ст. 58.3 Закона о страховых взносах, а также абз. 7, 9, 10 ст. 3 и п. 2 ст. 33.2 Закона об обязательном пенсионном страховании и ст. 6 Закона об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе ОПС), предусматривающие необходимость уплаты страховых взносов по доптарифу за работников, занятых на работе с вредными условиями труда неполное рабочее время, и тем самым – введение тарифа взносов, не эквивалентного страховому обеспечению в системе ОПС, не учитывают конституционные принципы справедливости и равенства, не имеют экономического обоснования и не соответствуют социально-правовой природе страховых взносов.

КС напомнил специфику взносов на ОПС

Рассмотрев материалы жалобы, КС не нашел оснований для ее принятия к рассмотрению. При этом Суд напомнил, что, в отличие от налогов, страховые взносы имеют правовую специфику. Так, для страхователей-работодателей они являются обязательной составной частью расходов по найму рабочей силы, а для застрахованных лиц – материальной гарантией пенсионного обеспечения в случаях лишения возможности иметь заработок (доход) или его утраты в силу возраста, состояния здоровья и т.д. При этом уплатой страховых взносов обеспечиваются не только частные интересы застрахованных, но и публичные интересы, связанные с реализацией принципа социальной солидарности поколений (постановления от 24 февраля 1998 г. № 7-П; от 10 июля 2007 г. № 9-П; от 30 ноября 2016 г. № 27-П и др.).

Это гарантируется, отметил КС, структурой тарифа взносов на ОПС, который с 1 января 2012 г. включает солидарную и индивидуальную части, из которых только последняя предназначена для персонифицированного формирования пенсионных прав застрахованного лица и подлежит учету в общей и специальной частях его индивидуального лицевого счета. Взносы в составе солидарной части тарифа предназначены для формирования денежных средств на осуществление в том числе фиксированной выплаты к страховой пенсии (до 1 января 2015 г. – фиксированного базового размера страховой части пенсии по старости, по инвалидности и по потере кормильца), устанавливаемой в твердой сумме безотносительно к размеру уплаченных за застрахованного взносов (абз. 9 ст. 3 Закона об ОПС). Соответственно, они не учитываются в общей части индивидуального лицевого счета застрахованного лица (подп. 13 и 15 п. 2 ст. 6 Закона об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе ОПС).

Кроме того, согласно ст. 58.3 Закона о страховых взносах (с 1 января 2017 г. – ст. 428 НК РФ), а также ст. 33.2 Закона об ОПС работодатели, чьи сотрудники трудятся в особых условиях (выполнение работ сопряжено с неблагоприятным воздействием различного рода факторов, повышенными психофизиологическими нагрузками, обусловленными спецификой и характером труда, в частности – тяжелыми условиями), с 1 января 2013 г. обязаны платить страховые взносы по доптарифам с учетом их поэтапного повышения в 2014 и 2015 гг.

Данные законоположения, подчеркивается в определении, не содержат исключений относительно начисления взносов по доптарифу в отношении работников, занятых на работах с особыми условиями труда, в зависимости от режима занятости (полной или частичной). Обязанность по уплате взносов по доптарифу распространяется на всех работодателей, чьи работники трудятся в особых условиях.

При этом, подчеркнул КС, для таких работодателей законодательством предусмотрена возможность применения взамен установленных ч. 1 и 2 ст. 58.3 Закона о взносах (с 1 января 2017 г. – п. 1 и 2 ст. 428 НК) доптарифов взносов в ПФР на финансирование страховой пенсии, доптарифов (в том числе нулевого тарифа), дифференцированных в зависимости от установленного по результатам специальной оценки условий труда, а также класса условий труда (ч. 2.1 ст. 58.3 Закона о взносах; с 1 января 2017 г. – п. 3 ст. 428 НК).

Данное правило, напомнил Конституционный Суд, было введено параллельно с принятием Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 426-ФЗ «О специальной оценке условий труда», основной целью которого является унификация процедуры оценки условий труда на рабочих местах как единого способа реализации установленного пенсионным законодательством механизма освобождения работодателей от уплаты взносов в ПФР и механизма предоставления предусмотренных законодательством гарантий и компенсаций одновременно с формированием мер экономического стимулирования работодателей к улучшению условий и охраны труда.

В определении также отмечается, что в соответствии со ст. 33.2 Закона об ОПС доптариф составляет солидарную часть тарифа страховых взносов. Из положений ст. 6 Закона об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе ОПС также следует, что доптариф не зачисляется на индивидуальные лицевые счета застрахованных лиц, занятых на соответствующих работах. При этом абз. 2 п. 2 ст. 17 Закона об ОПС, определяющей порядок формирования бюджета ПФР, предусматривает, что трансферт на ОПС определяется в том числе с учетом досрочного назначения страховых пенсий лицам, указанным в ст. 30–32 Закона о страховых пенсиях (уменьшенных на сумму доходов от доптарифов взносов, уплачиваемых в соответствии со ст. 33.2 Закона об ОПС). Это, подчеркнул Конституционный Суд, означает, что взносы по доптарифам, уплаченные в отношении работников, занятых на работах с особыми условиями труда, предназначены для создания финансового источника для выплаты пенсий всем работникам соответствующей категории.

«Данное регулирование, с одной стороны, призвано обеспечить реализацию права на пенсионное обеспечение граждан, занятых на работах с особыми условиями труда, с учетом объективно существующих вредных и (или) опасных факторов производственной среды и трудового процесса, а с другой – публичные интересы, состоящие в необходимости улучшения условий и охраны труда в целях защиты жизни и здоровья граждан, и в реализации принципов всеобщности, справедливости и солидарности 8 поколений, имея в виду, что все работодатели, использующие труд работников, занятых на работах с особыми условиями труда, в режиме как полной, так и частичной занятости, объективно составляют одну категорию, а потому оно не может рассматриваться как нарушающее конституционные принципы справедливости и равенства и как не имеющее экономического обоснования. Следовательно, оспариваемые законоположения в системе действующего правового регулирования не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя», – резюмируется в документе.

Что касается довода заявителя о несоответствии оспариваемого регулирования правовым позициям КС, изложенным в Постановлении от 23 декабря 1999 г. № 18-П, то, как указал Суд, в данном постановлении рассматривался вопрос о тарифах страховых взносов в ПФР для самозанятых граждан – индивидуальных предпринимателей, занимающихся частной практикой нотариусов, глав КФХ, а также адвокатов, имеющих статус как плательщиков страховых взносов, так и получателей страхового обеспечения, а заявитель к данной категории не относится.

Эксперты оценили выводы КС

Комментируя «АГ» определение, партнер практики «Страхование» АБ КИАП Дмитрий Шнайдман отметил, что выводы КС окончательно закрепили правоприменительную практику, которая сложилась по вопросу правомерности исчисления и уплаты работодателем дополнительных тарифов страховых взносов в отношении любых выплат в пользу работников, занятых на видах работ с особыми условиями труда, перечень которых закреплен соответствующими нормативными актами.

Основным предметом разногласий в спорах между ПФР и юрлицами по данному вопросу, заметил эксперт, являлась обязанность уплаты указанных тарифов в случае, когда работник был занят на соответствующих работах менее 80% рабочего времени. «Поскольку в данном случае работник не обладает правом на включение соответствующих периодов работы в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, работодатели полагали, что у них отсутствует обязанность для начисления и уплаты взносов по доптарифам с выплат, произведенных этим работникам», – пояснил он.

До 2018 г., добавил Дмитрий Шнайдман, такие споры в основном разрешались в пользу работодателей, поскольку суды соглашались с позицией о том, что если у конкретного работника в силу его неполной занятости на работах с особыми условиями нет права на досрочную пенсию, то и работодатель не обязан финансировать дополнительными страховыми тарифами ее досрочный характер в отношении данного работника.

«Ситуация изменилась с принятием Экономколлегией ВС определений от 1 ноября 2018 г. № 310-КГ18-10562 и от 19 декабря 2018 г. № 310-КГ18-13800, – отметил он. – Именно указанные судебные акты изменили правоприменительную практику в отношении данного вопроса, определив подход, в соответствии с которым базовым условием, при котором страховые взносы следует уплачивать по доптарифам, является занятость работников на соответствующих видах работ с особыми условиями труда, независимо от режима занятости (полной или частичной. По мнению судов, пояснил Дмитрий Шнайдман, именно такой подход соответствует сущности обязательного соцстрахования, включая пенсионное, поскольку уплатой страховых взносов обеспечиваются не только частные интересы застрахованных, но и публичные интересы, связанные с реализацией принципа социальной солидарности поколений, закрепленного в том числе Конституцией РФ.

В качестве правового обоснования применения указанного подхода, пояснил эксперт, определено, что законодательство не содержит исключений относительно начисления страховых взносов по доптарифу в отношении выплат работникам, занятым на видах работ с особыми условиями меньше 80% рабочего времени. Кроме того, в силу ст. 6 Закона об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе ОПС следует, что доптариф, составляя солидарную часть страхового взноса, не зачисляется на индивидуальные лицевые счета застрахованных, занятых на упомянутых видах работ. «Поэтому доптариф, уплачиваемый организациями в целях обеспечения права работника на получение досрочной страховой пенсии по старости, имеет иное целевое назначение – обеспечение выплаты досрочных страховых пенсий в государственном масштабе», – подчеркнул Дмитрий Шнайдман.

Таким образом, заключил эксперт, определение не изменило, а окончательно закрепило хоть и в достаточной степени формальный, но прагматичный и экономически обоснованный подход судов к спорной проблеме, направленный, в первую очередь, на пополнение бюджета ПФР.

По мнению адвоката АП Тульской области Дмитрия Анищенко, в данном деле КС сделал выбор между «коллективными» и «индивидуальными» интересами в пользу первых. «Как неоднократно указывал Верховный Суд (определения от 19 декабря 2018 г. № 310-КГ18-13800; от 7 сентября 2018 г. № 309-КГ18-5069; от 1 ноября 2018 г. № 310-КГ18-10562 и от 16 июля г. 2018 № 309-КГ18-5069), особенностью страховых взносов, уплачиваемых по доптарифам, является их “солидарный” характер: из положений ст. 6 Закона об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе ОПС следует, что дополнительный тариф, составляя солидарную часть страхового взноса, не зачисляется на индивидуальные лицевые счета застрахованных лиц, занятых на вредных видах работ», – отметил он.

Именно на этом факте, пояснил эксперт, выстроил свою позицию Конституционный Суд в рассматриваемом определении: не так важно, получит ли конкретный работник право на досрочную пенсию, – главное, что будет создан «источник» для ее финансирования для других работников, занятых на вредном производстве, чье право на досрочную пенсию однозначно и не оспаривается (эта логика изложена на стр. 7–8 определения).

Как считает эксперт, данное определение может негативно сказаться на судебной практике по аналогичным спорам. «На сегодняшний день суды в основном придерживаются позиции о том, что право на назначение досрочной пенсии должно корреспондировать обязанности страхователя уплачивать взносы по доптарифу. То есть если отдельные периоды трудовой деятельности застрахованного лица не подлежат включению в расчет трудового стажа для назначения досрочной пенсии, то и взносы по доптарифу за эти периоды уплачиваться не должны (постановления АС Северо-Западного округа от 23 июля 2020 г. № Ф07-7298/2020 по делу № А13-21007/2019; АС Центрального округа от 14 марта 2018 г. № Ф10-60/2018 по делу № А14-3052/2017 и от 11 октября 2017 г. № Ф10-3959/2017 по делу № А14-15419/2016)», – пояснил он.

Таким образом, по мнению Дмитрия Анищенко, КС отринул данный принцип, указав, что обязанность работодателя уплачивать взносы по доптарифам не должна ставиться в зависимость от права конкретного застрахованного лица на досрочную пенсию, поскольку «бенефициаром» таких страховых взносов является не конкретный человек, а «неопределенная группа работников», занятых на вредном производстве.

Старший партнер, руководитель группы практик юридической фирмы INTELLECT Роман Речкин считает, что позиция КС в данном случае понятна: государство, сильно «обжегшись» на повышении пенсионного возраста, не готово больше никаким образом уменьшать пенсионные платежи, включая дополнительные тарифы страховых взносов в отношении работников, занятых на работах с особыми условиями труда.

«Вопрос, который на самом деле возник в данном деле, гораздо более “неудобен” для государства: в чем социально-экономический смысл доптарифа страховых взносов на работников с вредными условиями труда, если эти деньги, уплаченные работодателем, на индивидуальные лицевые счета застрахованных лиц, занятых на соответствующих работах, не зачисляются? – пояснил он. – То есть денежные средства, уплаченные в рамках доптарифа страховых взносов на конкретного работника с вредными условиями труда, размер пенсии этого работника не увеличивают, а учитываются “в составе солидарной части тарифа” и могут быть потрачены ПФР не на выплату пенсии конкретному работнику, занятому на работах с вредными условиями труда».

Этот в целом частный вопрос, добавил Роман Речкин, вытекает из общего вопроса о построении российской пенсионной системы, которая в принципе не основана на каких-то разумных социально-экономических принципах: размер пенсии конкретного лица определяется на основании произвольного расчета и реально не зависит ни от продолжительности работы, ни от размера взносов, перечисленных работодателем. «Более того, государство регулярно и в одностороннем порядке меняет правила начисления пенсий – например, “замораживая” накопительную часть, что означает искусственное занижение размера пенсии для всех лиц, так как “замороженная” часть попросту не учитывается в расчете платежей, эту самую пенсию формирующих», – заключил он.



Twitter Facebook Яндекс Livejournal

Возврат к списку