Психолог и боец: какие качества нужны судебному юристу

21.11.2018

Эксперт: Анна Грищенкова
Источник: Право.Ru

Психолог и боец: какие качества нужны судебному юристу
Иллюстрация: Право.Ru/Петр Козлов
Кроме отличного знания законов и позиций судов, юристу в современном мире необходимо обладать хорошими коммуникативными навыками, развитым эмоциональным интеллектом, креативным подходом и стратегическим мышлением. Все перечисленные навыки составляют так называемые soft skills. На конференции "Право.ru" юристы обсудили, какие качества помогут их коллегам стать конкурентоспособнее, а без каких и вовсе не получится обойтись в сегодняшнее время.

«Мягкие» навыки юриста

Открыла конференцию юрист, психолог, коуч, сооснователь и генеральный директор SSLA Анна Сорокина. Она рассказала, что термин "soft skills" в последнее время несколько "затерся". По ее словам, такие качества – это, в первую очередь, психология - а без нее нельзя ни в какой профессии.  

Сегодня hard skills (знания законодательства, позиций судов) сложно кого-то удивить, ведь уровень образования в вузах стремительно растет. Поэтому надо развивать soft skills. По мнению Гарвардского университета, каждому успешному специалисту нужны soft skills, hard skills и навыки нетворкинга. Эмоциональный интеллект, эффективное мышление, коммуникационные и управленческие навыки - важнейшие составляющие успеха, но им не учат в институтах"

Анна Сорокина

Первое и самое важное - навыки общения с клиентом и контрагентом, подчеркнула докладчик. "Нужно возвращать доверителя в реальность и все договоренности записывать на бумаге", - заявил управляющий партнер ЮФ «Гриц и партнеры» Дмитрий Гриц. "Консультанты с инхаусами не должны противостоять друг другу, поэтому важно признать компетенцию инхауса", - считает партнер АБ Яковлев и партнёры Екатерина Смирнова.

Ключевое значение также имеет общение внутри команды. Гриц посоветовал подбирать юристов индивидуально под каждый проект. Сорокина добавила, что полезно брать в команду клиента. Партнер, соруководитель Судебно-арбитражной практики ЕПАМ Валерий Еременко рекомендовал приглашать на встречи всю команду: и для обучения, и для расстановки разных акцентов, и для сплоченности: "Бывает, каждый из присутствующих запоминает что-то свое, и это важно в процессе подготовки к делу".

Следующее – управленческие качества: умение руководить своим временем, жизнью, проектами и подчиненными. Этому вообще не учат в институте, заметила Сорокина.

Эмоциональный интеллект развивается на протяжении всей жизни и складывается из того, насколько мы чувствуем другого человека. Хотя, как правило, в переговорах мы слышим только себя, и это основная ошибка, подчеркнула гендиректор SSLA. Эффективное мышление подразумевает активную жизненную позицию. Сюда входят и креативность, и стратегическое мышление, добавила Сорокина. Она акцентировала внимание еще и на том, что юристу важно обладать эмпатией, но не отдаваться полностью эмоциями.

Сейчас много юридических функций отходит роботам, поэтому soft skills для юристов особенно важны. Роль юриста будет творческая, креативная, и на первый план выйдет личность. Являются технологии мягкими или жесткими навыками – вопрос дискуссионный, но без их знания сложно стать успешными. «Технологии – то, что позволяет людям дать веру в чудеса. Люди доверяют тем, кто ни них похож. Чтобы быть успешным, нужно быть похожим на успешных людей. Если воспринимать работу как насилие, успешным не станешь», - считает исполнительный директор «Право.ru» Александр Сарапин.   

"Мне кажется, концепция soft skills устарела, только за счет них нельзя выиграть спор - потому что ваш оппонент, скорее всего, тоже обладает этими навыками. "Мягкие" навыки просто повышают вашу компетенцию. Думайте о том, что вам в принципе нужно развиваться. Самое главное - это постоянно работать над собой", - отметил партнер КА Делькредере Максим Степанчук. Он признался, что ему помогает стать лучше рефлексия, особенно после победных процессов. По его мнению, важно понять, в чем вы хороши, и оттачивать это умение.  

Разница между успешными юристами и всеми остальными состоит в том, что первые искренне переживают о своем деле, и это неподдельные эмоции.

Выступления в суде

Управляющий партнер АБ Бартолиус Юлий Тай с самого начала уверял собравшихся, что представитель в процессе должен содействовать, помогать судье: «Судьи – это наши коллеги и единомышленники, и это нужно транслировать». Партнер АБ КИАП Анна Грищенкова посоветовала литигаторам готовить объединяющую теорию и все пропускать через три составляющих: голову, сердце и внутреннее ощущение. По ее словам, имеет смысл проверить свою позицию на самом циничном коллеге: "Рассказать ему в двух словах и спросить, верит ли он вам. Еще полезно попытаться написать решение, так как это сразу показывает все ошибки". Кроме того, если вы не верите в дело, то лучше за него не браться, добавила она. С этим согласился и Всеволод Байбак, партнерTomashevskaya&Partners. По его словам, никогда не бывает 100% позиции, нужно просто собрать максимум аргументов в cвою пользу и грамотно представить их. Еременко считает, что хорошие представители знают кейс гораздо лучше судьи, поэтому их задача – правильно донести свою позицию. Сергей Савельев, управляющий партнер Saveliev,Batanov&Partners, посоветовал не бояться признавать свою слабость в суде. 

Управляющий партнер АБ Кульков, Колотилов и партнеры Максим Кульков рекомендовал идти еще дальше, а именно - собирать информацию о своем оппоненте и судье: "Ведь каждое выступление в суде должно быть заточено под конкретного человека". Юрист призвал обращать внимание на тип личности. Если судья слишком нервный, то ему нужно твердо и спокойно представлять свою позицию, не идти на поводу, и тогда человек постепенно успокоится, пояснил Кульков. Когда судья пытается хамить, Байбак советует реагировать на это вежливо и спокойно, игнорируя такую манеру. По словам Тая, накал страстей в судебном зале может снизить и высокоинтеллектуальный сарказм - он уместен, например, когда судья или оппонент пытаются апеллировать к цитатам Владимира Путина. Кульков рассказал, что когда столкнулся с таким в суде, встал со своего места, сообщив судье: "Я не могу сидеть, когда цитируют речь президента РФ". Во время выступлений можно использовать метафорические приемы: цитаты, пословицы, поговорки. "Все это настроит вас на один лад с судьей. Рекомендую привлекать внимание мимикой и жестами, но это надо делать уместно. А речь в суде советую строить таким образом, чтобы поставить главное слово в конец предложения", - рассказала Смирнова. Сравните: "арендодатель заключил договор аренды" и "договор аренды заключил арендодатель". 

Ошибки юристов

Байбак коснулся судебных ошибок юристов: «Выступление в суде должно быть максимально простым. Чем проще мысль и доказательства, тем лучше они усваиваются. В первую очередь, нужно ориентироваться на тип личности судьи. Я знаю много судей, которые не любят эмоциональных выступлений. Чем спокойнее и уравновешеннее ты ведешь себя, тем более доброжелательное отношение будет к тебе у суда. Однако если становится скучно, нужно разбавить выступление более живой речью». 

В общем, важно следить за ситуацией и реагировать на нее. Если оппоненты говорят много и не по делу, это идет им только во вред. Имеет смысл сконцентрироваться на наиболее значимых аспектах спора и ни в коем случае не зачитывать их по бумажке. Иногда лучше выступать на контрасте с оппонентом. Умение концентированно донести позицию – это и есть судебное красноречие, подчеркнул Байбак. 

Савельев считает, что самая распространенная ошибка судебных юристов на практике - они просто не готовятся к процессу, не могут молниеносно назвать лист и номер дела. По его словам, причина этого - банальная лень. Еще одна проблема заключается в неструктурированной речи "судебника". А другой популярный недостаток – плохо написанный документ. Савельев рассказал, что недавно получил исковое заявление на 25 страниц, которое невозможно читать.

Грищенкова в этой связи перечислила, чего боятся судебные юристы: непредсказуемости, проигрыша, неправосудных методов со стороны оппонента. Коллеги из зала также поделились своими страхами: забыть документы в суд, не выполнить просьбу клиента о предоставлении дополнительных доказательств в апелляции. "Я разрешаю себе бояться", - призналась Грищенкова

Такой страх юристов как выгорание решается просто: надо отвечать только за свой профессионализм и не забывать, что результат в суде зависит не только от вас. Нельзя нести ответственность за состояние своего клиента, считает Сорокина.

Юрист может «грязно» выиграть или «красиво» проиграть, но клиента интересует только результат, уверен Тай.

Существует и гендерная специфика в сопровождении судебных процессов. Вице-президент по правовым вопросам АО Объединение «Ингеоком» Ольга Савина уверена: женщины-литигаторы более устойчивы и маневрены в процессе. Но Савельев полагает, что женщинам-судьям больше нравятся мужчины.

Нашу фирму даже как-то обвинили в сексизме при рекрутинге. Но это не так, у нас в команде есть и дамы. Просто в нашей картине мира судебный юрист должен быть бойцом. Так уж повелось, что на мамонтов всегда охотились именно мужчины. Но мы убеждены, что когнитивные навыки не зависят от пола. 

Сергей Савельев

Советы от тренера по ораторскому мастерству и публичным выступлениям SSLA Алексея Соболева:

Придумайте правильные фразы, которые настроят вас на победу - «я готов, у меня сильная позиция, всё получится» - и проговорите их перед процессом. Основа хорошего публичного выступления – это уверенность и вера в себя. Первые секунды общения в суде формируют отношение к вам. Цель в суде – победить, а задача – привлечь внимание. Сделать это можно с помощью голоса и тела. Во время выступления помните: плавный, размеренный, глубокий голос вызывает доверие. Также рекомендую менять интонации, выдерживать паузы, обращаться к суду, задавать риторические вопросы для привлечения внимания. Когда человек слышит вопрос, мозг автоматически пытается найти на него ответ. Важно быть правильно одетым (использовать черный, белый и красный цвет), занять открытую позу, использовать правильные жесты (держать руки не выше подбородка и не ниже пояса). Начать и закончить свое выступление нужно тезисом (например, "иск подлежит удовлетворению"), потому что начало и конец хорошо запоминаются. Если есть возможность, можно повторять тезис чаще, после каждого аргумента. Не забывайте говорить «во-первых», «во-вторых», «в третьих». Если вы долго ждете судебный процесс и переволновались – отвлекитесь, отдохните, переключите внимание.

Персональный бренд юриста

Специалист по построению персонального бренда SSLA Елена Белоусова рассказала про составляющие персонального бренда: что у меня внутри, что я уже доказал этому миру, что про меня на самом деле думают другие и как я показываю себя во внешнем мире. Психотерапевт, к. п. н., бизнес-тренер SSLA Владимир Дашевский, наоборот, посоветовал не обращать внимание на то, что о вас говорят – иначе не достигнуть гармонии с собой. С ним согласилась Сорокина: "Персональный бренд должен быть продолжением личности. Если начинается раздвоение, это не бренд, это фантик, который только вредит. Важно любить то, что ты делаешь – тогда слово «работа» уйдет из лексикона. Когда испытываешь любовь к своему делу, приходит успех и радость".

В продолжение темы управляющий партнер White Collar Strategy Иван Апатов предложил разделить навыки публичных выступлений и общения тет-а-тет, а также умение писать. Чаще всего общение происходит через письменную речь, заметил он: "Это посты в Facebook, сообщения в мессенджерах, письма, колонки в журналах. Умение красиво, метафорично, разнообразно писать будет отличать вас от абсолютного большинства". Смирнова в заключение подчеркнула, что персональный бренд – это красивая обертка для репутации и индивидуальность, которая сильнее прогресса, ведь она есть у каждого: "Просто нужно быть собой и помнить о целях". 

Баттл: Юлий Тай vs Максим Кульков



Дело корнета Бартенева 

Корнет А. М. Бартенев несколько месяцев ухаживал за известной артисткой Варшавского драматического театра Марией Висновской: посылал ей мелкие подарки и букеты, но лично они виделись редко. Красивая наружность и сильно развитое кокетство Висновской привлекало к ней мужчин, и их посещения вызывали у Бартенева чувство ревности. Молодой человек часто говорил ей о своем намерении лишить себя жизни из-за несчастной любви, а актриса сама охотно поддерживала диалог на такую тему. В один из очередных визитов в гости к Висновской после совместного распития спиртных напитков и приема наркотических средств Бартенев убил возлюбленную. По его словам, та якобы попросила любовника застрелить её и застрелиться самому. Но смелости корнета хватило лишь на то, чтобы выстрелить в актрису. 

У участников было по три минуты на представление своей позиции, затем следовали вопросы друг к другу и краткое резюме. Сначала обвинителем выступил Кульков: "Все согласны с тем, что совершено убийство. Вопрос лишь в наличии смягчающих обстоятельств. Я считаю, что они отсутствуют. Да, ситуация сложная, и актриса свела корнета с ума – это сродни наркотической или алкогольной зависимости. Но пристрастия Бартенева - не повод смягчить приговор". 

Тай оппонировал тем, что в дневниках актрисы оказалось много записей, которые посвящены смерти: "Очевидно, что она страстно желала самоубийства и даже написала предсмертные записки. Висновская рассчитывала, что возлюбленный умрет через несколько минут после ее собственной смерти. Экзальтированность, чувственность и отчаяние – вот три убийцы актрисы. Бартенев – всего лишь запутавшийся малодушный гусарик, но не хладнокровный преступник". После этого стороны перешли к стадии вопросов.

- Вы можете утверждать, что Бартенев не ревновал актрису к поклонникам? - уточнил Кульков.

- Кто любит, тот всегда ревнует, - уклончиво ответил Тай.

- А Бартенев любил Висновскую? - продолжил расспрос управляющий партнер "Кульков, Колотилов и партнеры".

- Мы не можем залезть в человеческую душу, - философски заметил управляющий партнер АБ "Бартолиус".

- Видел ли Бартенев смысл жизни без Висновской? - поинтересовался обвинитель.

- Поскольку он не покончил с собой, значит, тяга к жизни у него была сильнее, - подчеркнул защитник.

Затем вопросы задавал уже Тай. Сначала он процитировал фрагмент дневника Висновской: "Свет смертельно скушен. Быть человеком не стоит, ангелом тоже. Если бы не мать, я бы убила себя – и это мое постоянное желание". "Как вы думаете, это свидетельствует о ее суицидальных наклонностях?" - спросил защитник.

– Она была актрисой, и игра в смерть – ее натура. Но это не означает намерения покончить с собой. Тем более, почти все записи в ее дневнике - это чьи-то цитаты, - сказал обвинитель. 

- Между Висновской и Бартеневым не было борьбы, девушка не сопротивлялась. Как вы это прокомментируете? - продолжил Тай.

- Перед смертью она приняла вино с опиумом и положила платок с хлороформом себе на лицо. Поэтому она просто заснула и не могла оказывать сопротивления, - спокойно сообщил Кульков.

- А в чем же выгода Бартенева от убийства? - спросил управляющий партнер АБ "Бартолиус".

- Просто ревность, - ответил его коллега из "Кульков, Колотилов и партнеры".

В следующем раунде обвинителем являлся уже Тай, а защитником - Кульков. Начал обвинитель: "Бартенев имеет много человеческих пороков, он малодушен, не готов к решительным действиям, вел праздную жизнь. Он даже не решился переубедить отца разрешить ему вступить в брак. Это довел актрису до желания умереть, и корнет реализовал этот замысел". 

- Почему тогда Бартенев не скрыл следы преступления? - спросил Кульков.

- У него не было такой цели, замысел его преступления не предполагал сокрытия. Это всё - необходимый антураж. Он хотел романтики, красивой картинки, - настаивал Тай.

- Бартенев был под влиянием Висновской? - уточнил защитник.

- Да, и вскоре его это стало тяготить, - сообщил обвинитель.

Затем выступил Кульков: "Бартенев хотел предложить Висновской руку и сердце, но отец никогда не дал бы ему согласия на брак с актрисой. Поэтому корнет сообщил ей об отказе со стороны отца – он был уверен, что получил бы отказ, если бы решился завести такой разговор. Тем не менее, офицер подарил Висновской кольцо, что говорит о серьезности его намерений. Столь сильная любовь никогда не бывает долгой. Актриса то давала ему надежду, то разочаровывала. Когда он выполнил ее приказ и произвел судьбоносный выстрел, у него не стало воли – поэтому он и не смог застрелить себя. Его вина была в том, что он слишком верил своей возлюбленной". 

- Вы согласны, что от любви до ненависти один шаг? - задал вопрос Тай.

- У Бартенева не было ненависти, он находился под полным контролем Висновской, - ответил Кульков.

- Почему она тогда пишет: "Я ухожу из жизни не по своей воле"? - продолжил расспрос управляющий партнер АБ "Бартолиус".

- Записки с таким текстом она порвала, а на сохранившемся клочке бумаги как раз был другой посыл. Кроме того, она была религиозна и не хотела выглядеть самоубийцей, - настаивал Кульков.

- Бартенев убил Висновскую от любви или от жалости? - задал последний вопрос обвинитель.

- От любви, - спокойно сообщил защитник.

После выступлений участники конференции могли проголосовать за лучшее выступление. В итоге голоса между Таем и Кульковым распределились поровну. В реальности же интересы Бартенева в этом процессе представлял защитник Федор Плевако. Он добился того, что император Александр III помиловал офицера, разжаловав его в рядовые в качестве наказания.


Twitter Facebook Яндекс Livejournal

Возврат к списку