ЕС запретил юристам консультировать фирмы из России по вопросам санкций

ЕС запретил юристам консультировать фирмы из России по вопросам санкций

Европейские юристы могут консультировать зарубежные «дочки» российских компаний, но не в интересах материнской фирмы, разъяснила Еврокомиссия. Исключение сделано для судебного представительства

Российские компании не могут получать юридические консультации по вопросам санкций у европейских специалистов, если только это не касается обращения в суд. Это следует из обновленных разъяснений Еврокомиссии по предоставлению услуг в условиях санкций, которые изучил РБК.

Еврокомиссия отвечала на вопрос, запрещено ли предоставлять консультации по вопросам соблюдения санкций российским организациям и правительству. В ее ответе указано, что обязанности по соблюдению санкций ЕС напрямую возложены на европейские, а не на российские компании. Соответственно, по логике Еврокомиссии российские организации вообще не должны обращаться к европейским юристам за консультациями по соблюдению санкционных ограничений. За разрешениями на проведение сделок или транзакций обращаются в национальные компетентные органы европейские компании, а не их российские контрагенты.

В целом услуги по консультированию в сфере санкционного комплаенса являются частным случаем юридических услуг, оказание которых российским властям или организациям (любым, включая не попавшие в санкционные списки) запретил ЕС в рамках восьмого санкционного пакета. Никаких конкретных исключений для оказания услуг по санкционному комплаенсу не предусмотрено, кроме общих исключений. Запрет не распространяется на услуги, необходимые для реализации права на защиту в судебном порядке, а также для подготовки документов для судебных или арбитражных процессов в странах Евросоюза, стороной которых является российская организация.

В любом случае, подчеркивает Еврокомиссия, юристы должны уделять особое внимание тому, чтобы их услуги российским организациям не могли быть использованы с целью обхода санкций.

Права физических лиц

Как и в случае с американскими санкциями, главное здесь — локализация компании, говорит руководитель практики санкционного права и комплаенса адвокатского бюро КИАП Денис Примаков. Европейцы могут консультировать иностранные компании, даже если они являются дочерними организациями учрежденных в России фирм, но не могут оказывать услуги компаниям, находящимся в России и инкорпорированным по российскому праву.

В данной рекомендации Еврокомиссии говорится только о российских юрлицах. Что касается физических лиц, то можно исходить из исключения, что консультация может быть оказана для обращения в суд, судебного обжалования, это гарантируется ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, отмечает Примаков.

Так, ряд крупных российских бизнесменов пользуются услугами европейских юристов и обращаются в суды. Например, Роман Абрамович весной этого года оспорил в Европейском суде в Люксембурге введенные против него санкции. Известно также об исках к Совету ЕС от акционеров Альфа-банка Петра Авена и Михаила Фридмана, владельца «Северстали» Алексея Мордашова и десятков других попавших под санкции предпринимателей.

В середине декабря немецкая газета Bild написала, что в общей сложности 61 физлицо и одна компания из России и Белоруссии подали иски в Европейский суд, чтобы оспорить попадание под санкции Евросоюза.

Вопросы санкций в привязке к суду или сделкам

Старший юрист «Кучер, Кулешов, Максименко и партнеры» Дмитрий Стахеев пояснил РБК, что любые вопросы, связанные с санкционным регулированием, очень редко возникают «сами по себе». Как правило, они делятся на две группы:

  • вопросы, связанные с санкционным режимом в отношении конкретного лица (возможность и порядок оспаривания включения в санкционный список, судебное оспаривание неправомерных действий государственных органов, судебное преследование в связи с неправомерным неисполнением обязательств контрагентом со ссылкой на санкции и т.п.);
  • вопросы, связанные с оценкой рисков совершения тех или иных действий (сделок, платежей, иного взаимодействия) с точки зрения действующих санкционных ограничений.
«Таким образом, очевидно, что практически любой запрос на консультирование по санкциям будет брать корни либо в потенциальном административном или судебном разбирательстве, либо в транзакционной деятельности, из чего можно сделать предварительный вывод о том, возможно ли предоставление консультаций в конкретном случае», — замечает Стахеев. По его мнению, на это же, скорее всего, намекает и регулятор, указывая, что в целом необходимость получения российскими компаниями консультаций по применению санкций вызывает сомнения.

Единственный критерий, о котором можно говорить с уверенностью, — это то, что в любом виде запрещается консультирование по вопросам обхода санкций российскими компаниями или их европейскими контрагентами, подчеркивает юрист. Также очевиден запрет на получение российскими компаниями консультаций от европейских юристов через свои дочерние общества, учрежденные в ЕС, на что, вероятно, могли рассчитывать некоторые российские клиенты с международным присутствием, считает Стахеев.

Он также обращает внимание на то, что, независимо от рекомендаций Еврокомиссии, сами европейские консультанты могут занимать еще более консервативную позицию и отказываться консультировать российских лиц даже по разрешенным вопросам.

Анна Гальчева, Иван Ткачёв