Восток — дело тонкое: где судиться с китайской компанией

Восток — дело тонкое: где судиться с китайской компанией

Несмотря на декларируемую дружбу России и Китая, сейчас можно скорее говорить о зависимости от восточного соседа. А неравенство сторон часто приводит к злоупотреблениям, защититься от которых можно только в суде. При этом китайскую судебную систему сложно назвать эталонной, поэтому могут возникнуть трудности с приведением решения суда в исполнение. Мы спросили юристов, как и где нужно судиться с китайским контрагентом, чтобы добиться своего.

Пока объем товарооборота России с европейскими и американскими партнерами стремительно сокращается, с Китаем количество сделок, наоборот, растет: по последним данным главного таможенного управления КНР, за первые девять месяцев 2022 года торговый оборот между странами вырос на 33% и составил почти $154 млрд. 

Китайские компании быстро захватывают освободившиеся рынки, например автомобильный и рынок микрочипов. Переход проходит не без проблем. Так, автодилеры жалуются на необходимость продавать машины в убыток. А с чипами возникла другая проблема: поскольку сломались цепочки поставок, рынок наводнили бракованные китайские микросхемы. «Коммерсант» писал, что доля брака после начала специальной военной операции выросла с 2 до 40%. И таких случаев будет тем больше, чем сильнее зависимость России от торговли с Китаем из-за нехватки альтернатив.

При этом судиться с компанией из Поднебесной может быть непросто. Старший юрист юрфирмы Кульков Колотилов и партнеры Дмитрий Власов описывает проблему так: «Проблема не в том, как судиться с китайской компанией — это зависит от конкретной юрисдикции, а в возможности исполнения судебного решения против китайского контрагента». При заключении договора нужно помнить не о том, где удобнее или дешевле судиться, а о том, как потом будет проще исполнять судебное решение. Подтверждает этот подход партнер «Пепеляев Групп» Юрий Воробьев: «Это основное правило, которое решит большинство потенциальных проблем в будущем, сократит издержки и сделает весь процесс обращения в суд предсказуемым».

Потенциальные проблемы

Традиционно для уверенности в объективном рассмотрении спора российская сторона всегда стремится выбрать российский суд для разрешения спора. Но в ситуации с китайским контрагентом это может оказаться большой ошибкой.

Все дело в том, что Договор о правовой помощи, заключенный между РФ и КНР в 1992 году, содержит особое условие. Оно позволяет не исполнять российское судебное решение в Китае, если при его принятии другую сторону не уведомили надлежащим образом, объясняет Воробьев. В таком уведомлении и кроется вся проблема, продолжает эксперт: получить доказательства, что уведомили правильно, достаточно сложно. «При отправке официальной почтой сторона может не принимать документы из суда. А предусмотренные Договором меры содействия судебному процессу в виде запросов российского суда к официальным органам КНР требуют много времени, не гарантируют результат и по этой причине практически не применяются», — предупреждает Воробьев.

В результате выходит так, что процесс длится достаточно быстро, но исполнение вынесенного в России решения становится затруднительным.

Юрий Воробьев

Еще распространенной сложностью стало установление в договоре арбитражной оговорки, которая зачастую делает обращение в арбитраж бессмысленным: издержки на рассмотрение спора будут сопоставимы или даже больше суммы спора, продолжает Воробьев. 

КНР — участница Нью-Йоркской конвенции, напоминает Власов, а значит, страна обязана признавать и приводить в исполнение третейские решения на своей территории. Тем не менее в КНР считаются невозможными рассмотрения споров в арбитраже ad hoc (созданном специально для рассмотрения конкретного спора). Поэтому выбрать такой способ разрешить конфликт — значит рисковать. Надежнее обращаться к институциональному арбитражу, уверен эксперт.

Какой арбитраж выбрать?

По арбитражным решениям Россия и Китай участвуют в Нью-Йоркской конвенции 1958 года. Это значит, что обе страны признают решения международных арбитражей.

Удачным вариантом может быть Гонконгский международный арбитражный центр (HKIAC) с его весьма продвинутым арбитражным регламентом, советует Власов. Этот регламент допускает, помимо прочего, привлечение третьих лиц в арбитраж, обращение к чрезвычайному арбитру. Среди других достоинств HKIAC — высокое качество услуг и существующая практика исполнения его решений на территории материкового Китая.

Руководитель проектов международного коммерческого арбитража АБ КИАП Степан Султанов тоже рекомендует отдать предпочтение Гонконгскому арбитражу. Среди достоинств Гонконга он отмечает более независимую судебную систему, проарбитражный подход судов и современные нормы lex arbitri. «При этом Гонконг и Китай имеют двусторонние соглашения по получению обеспечительных мер в поддержку арбитража и по признанию арбитражных решений, вынесенных на территории друг друга», — продолжает эксперт.

Китайские контрагенты с легкостью соглашаются на HKIAC. В подтверждение этому, согласно статистике, HKIAC имеет наибольшее количество дел с участием китайских сторон среди всех арбитражных учреждений за пределами материкового Китая.

Степан Султанов

В не меньшей степени хороша и Китайская международная экономическая и торговая арбитражная комиссия (CIETAC), которая к тому же относится к материковому Китаю, а значит, еще более надежна с точки зрения исполнения его решений национальными судами, продолжает Султанов. Более того, CIETAC имеет подразделение в Гонконге, выбор которого может стать хорошей переговорной альтернативой для рассмотрения спора вне материкового Китая.

«Стороны могут выбрать любое арбитражное учреждение, но, как правило, все-таки выбор стоит между российскими или китайскими учреждениями», — отмечает Воробьев. Но Султанов предупреждает: контрагенты из Китая скорее согласятся включить в договоры арбитражные оговорки самых популярных европейских центров и не всегда одобрят российские Международный коммерческий арбитражный суд (МКАС) или Российский арбитражный центр (РАЦ).

Высшая лига: новые китайские суды

В 2018 году при Верховном суде КНР создали Международный коммерческий суд Китая (CICC). Правила рассмотрения споров там предполагают, что в составе судебной панели могут заседать лишь судьи ВС КНР, знакомые с международными договорами и обычаями и практикой международной торговли и инвестиций. Правда, сильно ограничен перечень споров, которые рассматриваются в этом суде: либо сумма спора должна превышать ¥300 млн (порядка $40 млн), либо спор должен быть «значимым для общества», рассказывает Власов.

Особенности рассмотрения дел в CICC — окончательность решения, возможность представлять доказательства на английском языке без перевода на китайский и допустимость дистанционных слушаний. «При этом необходимо учитывать, что производство в таких судах ведется лишь на китайском языке и представителями могут выступать только китайские юристы», — подчеркивает юрист.

Можно встретить утверждение, что эти суды созданы для рассмотрения споров с участием государственных предприятий КНР. Вероятно, это, как и отсутствие апелляционной инстанции, стоит учитывать, вступая с ними в договорные отношения, поскольку это может предполагать дополнительные риски.

Дмитрий Власов

Практика признания решений

Ее не так много с обеих сторон. «С точки зрения статистики, за последние несколько лет процедура признания и приведения в исполнение китайских решений по коммерческим спорам в РФ была апробирована лишь на небольшом количестве дел», — подтверждает Власов.

Например, в деле № А60-11498/2022 в мае 2022 года Арбитражный суд Свердловской области удовлетворил заявление о признании и приведении в исполнение решение суда Китая 2019 года об утверждении мирового соглашения. В своем решении суд сослался на Договор о правовой помощи 1992 года. Окружной суд подтвердил законность этого решения.

Не так много практики и по признанию в России решений китайских арбитражей. В 2019 году были признаны два связанных решения CIETAC (дела № А40-217058/2018 и № А40-217053/2018). В этих делах нижестоящие суды изначально отказали в признании и приведении в исполнение трех решений CIETAC со ссылкой на ненадлежащий порядок извещения, однако позднее Верховный суд частично решения признал и привел их в исполнение. А в конце 2021 года в деле № А04-8942/2021 было признано и приведено в исполнение решение Пекинской арбитражной комиссии (BAC).

Как правило, признание решений китайских судов в России происходит без каких-либо проблем, уверен Воробьев. Сложности же возникают с признанием и исполнением решений российских судов в Китае, утверждает юрист. Тем не менее Султанов делится примером положительной практики. Он рассказывает, что в 2018 году суд Внутренней Монголии привел в исполнение решение АС Приморского края по делу № А51-17247/2016 о взыскании с китайской компании порядка 20 млн руб. 

Тогда китайская компания пыталась оспорить приведение в исполнение решения российского суда в Китае. Ответчик настаивал, что не получил документы от российского суда. Но китайский суд этот довод отклонил: он отметил, что ответчик подтвердил действительность адреса, по которому российский суд вручил документы, а также получение письма адвоката, отправленное российским судом по этому адресу. 

«Суд постановил, что признание и исполнение решения российского суда не нарушает суверенитет, безопасность и общественный порядок Китая и соответствует условиям признания и исполнения решений иностранных судов, предусмотренным законодательством Китая», — рассказал Султанов.

Но даже несмотря на имеющийся Договор о правовой помощи, пока известно не так много примеров успешного исполнения российских судебных решений в КНР, предупреждает Власов.


Максим Вараксин