Спорная безопасность

15.09.2011

Руководство аэропорта считает необходимым пересмотреть приказ Минтранса № 40 от 8 февраля 2011 года «Требования транспортной безопасности», который был принят через две недели после теракта в этом аэропорту.

«К примеру, в отдельных пунктах „Требований” устанавливается обязанность субъекта транспортной инфраструктуры „выявить потенциального нарушителя”. Но правонарушителем лицо становится только в результате противоправного деяния (умысел сам по себе не наказуем), – говорится в официальном сообщении Домодедово. – Другими пунктами „Требований” устанавливают обязанность аэропорта и других субъектов транспортной инфраструктуры выявлять „материальные объекты, подготавливающие или совершающие акт незаконного вмешательства”».

По мнению руководства аэропорта, документ не учитывает положения иных законодательных актов, которыми установлены обязанности в сфере обеспечения безопасности и борьбы с преступностью и терроризмом. «Кроме того, в нем заложен расширительный подход, при котором на субъектов транспортной инфраструктуры возлагаются функции, до сих пор считавшиеся исключительно государственными: выявление, предотвращение и пресечение преступлений», – говорится в пресс-релизе.

«Необходимость доработки „Требований” признается и другими участниками отрасли: Ассоциация „Аэропорт” Гражданской авиации, объединяющая 260 предприятий, обратилась в Государственную думу РФ с убедительной просьбой обратить внимание Минтранса России на проблемные вопросы, возникающие при выполнении приказа №40, а также Генеральной прокуратуры Российской Федерации, осуществляющей надзор за законностью ведомственных правовых актов», – напоминают в Домодедово.

Аэропорт предлагает организовать рабочую группу при правительстве «с привлечением ведущих предприятий отрасли для совместной работы по совершенствованию законодательства о транспортной безопасности».

«Полагаю, что обращение управляющей компании Международного аэропорта Домодедово в Высший арбитражный суд РФ об оспаривании нормативного правового акта вполне обоснованно и осуществлено в пределах предоставленных законодательством прав на судебную защиту, – считает юрист „Инвесткафе” Дмитрий Шилов. - Вполне логичным представляется требование управляющей компании исключить из обязанностей субъектов транспортной инфраструктуры несвойственные функции по выявлению, предотвращению и пресечению преступлений, которые являются исключительно государственными функциями и реализуются государством в лице правоохранительных органов».

Как напоминает юрист, при принятии решения Высший арбитражный суд должен руководствоваться не только категориями нарушенных оспариваемым приказом прав субъектов транспортной инфраструктуры, но и соображениями обеспечения безопасности (в том числе и ее нормативного регулирования) в сфере деятельности на воздушном транспорте.

Игорь Михеев, эксперт юридического отдела УК «Солид менеджмент», считает, что «выявление потенциального нарушителя» – это вполне логичная мера, которую нужно принимать в сфере транспорта. «Когда нарушитель начинает активные противоправные действия, зачастую может быть уже поздно, и последствия могут быть ужасающими, – говорит он. – Никто не требует наказывать. Сотрудник аэропорта при обнаружении подозрительного лица обязан сообщить об этом сотрудникам полиции. Вот о чем говорят положения „Требований”. Не существует идеальных нормативно-правовых актов, и данные требования не исключение. Вполне возможно, что правоприменители видят недостатки „Требований” и готовы поучаствовать в совершенствовании законодательства о транспортной безопасности. И это будет правильный шаг».

По мнению Михаила Самойлова, старшего юриста практики разрешения споров адвокатского бюро «Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры», вряд ли ВАС РФ отменит в полном объеме обжалуемый приказ Минтранса. «Обжалуемый приказ – это достаточно объемный документ, ряд норм носит рекомендательный характер, ряд – императивный, – отмечает он. – Формально приказ зарегистрирован в качестве нормативно-правового акта и опубликован в установленном порядке, то есть обладает юридической силой и подлежит исполнению.

Не исключено, считает юрист, что будут признаны незаконными отдельные пункты обжалуемого приказа, если они противоречат федеральному закону, но говорить об этом пока рано, так как не ясно, какие именно пункты обжалованы и, вообще, принято ли заявление к производству (на сайте ВАС РФ пока такой информации нет)».

«Аргументация аэропорта действительно обоснованна, – полагает ведущий эксперт УК „Финам менеджмент” Дмитрий Баранов. – Транспортные компании, согласно законодательству, не наделены правом вести оперативно-розыскную деятельность и не могут выявлять и предотвращать преступления. И это лишь часть тех несоответствий, которые указаны в документе. Например, в самом начале данного приказа есть весьма примечательный пункт, что требования по обеспечению транспортной безопасности „применяются в отношении объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств, эксплуатируемых субъектами транспортной инфраструктуры Российской Федерации”. Означает ли это, что если будет зафиксирована угроза или же совершен акт незаконного вмешательства в отношении иностранного транспортного средства, то субъект транспортной инфраструктуры не должен принимать никаких мер и не понесет ответственности?»

И такие, достаточно спорные, на взгляд аналитика, моменты в приказе № 40 Минтранса есть еще. «Документ принимался очень оперативно, после теракта в Домодедово, и возможно, что не все формулировки удалось сделать юридически безупречными. Поэтому позиции Домодедово и других аэропортов выглядят весьма устойчиво перед предстоящим разбирательством в Высшем арбитражном суде РФ, – говорит Дмитрий Баранов. – Вряд ли ВАС примет решение, полностью отменяющее эти требования и сам 40-й приказ Минтранса. Наиболее вероятным выходом из этой ситуации может стать решение ВАС, по которому Минтранс обяжут внести необходимые поправки в документ и в целом привести его в соответствие с действующим законодательством».

Источник: Эксперт online


Twitter Facebook Яндекс Livejournal

Возврат к списку