Ростехнологии отмылись от Русспецстали

16.08.2010

Эксперт: Андрей Корельский
Время чтения: 16 минут

ЗАО «Русспецсталь» подало в Арбитражный суд Москвы заявление о признании себя банкротом. Дочернему предприятию госкорпорации «Ростехнологии», которое было создано по инициативе ФГУП «Рособоронэкспорт» в марте 2007 года с целью консолидации производственных активов в области металлургии специальных сталей и сплавов, так и не удалось вернуть долги кредиторам.

В октябре 2009 года Газпромбанк подал иски о взыскании кредитной задолженности с трех предприятий холдинга «Русспецсталь». Ответчиками по искам выступали волгоградский завод «Красный Октябрь», металлургический завод «Красный Октябрь» (владелец имущественного комплекса завода) и ТД «Русспецсталь». В мае Арбитражный суд Москвы обязал взыскать с торгового дома «Русспецсталь» в пользу Газпромбанка 741,3 млн рублей, а также такую же сумму с метзавода «Красный Октябрь». А в июле Арбитражный суд Москвы удовлетворил иск Газпромбанка о взыскании с ОАО «Металлургический завод “Красный Октябрь”» 969,9 млн рублей и иск банка о взыскании с торгового дома «Русспецсталь» 968,3 млн рублей. В настоящее время в отношении основного заемщика по кредитам — ЗАО ВМЗ «Красный Октябрь» — возбуждена процедура банкротства.

Напомним, что ЗАО «Русспецсталь» основано в 2007 году как подразделение госкорпорации «Ростехнологии» с целью консолидации активов по производству специальных сталей и сплавов для нужд военно-промышленного комплекса, автомобилестроения и авиации. В холдинг входили ОАО «Ступинская металлургическая компания», метзавод «Красный Октябрь» и часть Волгоградского машзавода, входившего во ФГУП ПО «Баррикады».

Слухи о банкротстве «Русспецстали» ходили давно, но до последнего момента мало кто верил, что «Ростехнологии» решатся ее обанкротить. По всей видимости, в госкорпорации просто потеряли надежду расплатиться с долгами. Впрочем, как утверждают в «Ростехнологиях», проблемы «Русспецстали» не отразились на объединении металлургических активов — функции по управлению ими перешли созданной в прошлом году компании «РТ-металлургия».

Главная цель «Ростехнологий», как уверяет глава госкорпорации Сергей Чемезов, — «сделать переданные нам компании эффективными». Каковы результаты госкорпорации применительно к конкретным предприятиям и отраслям?

Если вспомнить неудачу с созданием крупнейшего российского авиаперевозчика на базе обанкротившегося в 2008 году AiRUnion, а также попытку наладить работу АвтоВАЗа, то может возникнуть крамольная мысль о том, что «Ростехнологии» с возложенной на них задачей не справились. Как отмечает Андрей Корельский, управляющий партнер адвокатского бюро «Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры», свои неудачи в различных стратегических отраслях, доверенных для развития государством, «Ростехнологии» объясняют мировым экономическим кризисом. «Такое “оправдание” вполне обоснованно и неудивительно, учитывая, что этим своеобразным форс-мажором большинство прогосударственных топ-менеджеров сегодня прикрывают зачастую свои управленческие промахи, задатки которых, как правило, формировались еще в докризисный период, — говорит аналитик. — Неудачи “Ростехнологий” в авиаперевозках, автопроме, машиностроении и оборонке сами за себя говорят о неэффективности принятого государством решения о консолидации этих активов. При этом никто не отрицает, что не все полученные активы были в идеальном финансовом состоянии, тем серьезнее был вызов, сделанный государством не только по сохранению, но и по развитию этих отраслеобразующих предприятий».

Впрочем, как резонно напоминает ведущий эксперт УК «Финам менеджмент» Дмитрий Баранов, смысл создания «Ростехнологий» заключался в том, что госкорпорация должна была сохранить те активы в промышленности, что еще оставались в работоспособном состоянии, уберечь их от исчезновения, потому что многие из них выполняют оборонные заказы. «Помимо этого “Ростехнологии” оказывают содействие разработке, производству и экспорту высокотехнологичной промышленной продукции путем обеспечения поддержки на внутреннем и внешнем рынках российских организаций — разработчиков и производителей высокотехнологичной промышленной продукции, организаций, в которых госкорпорация влияет (по разным основаниям) на принимаемые этими организациями решения, — говорит Баранов. — Кроме этого, “Ростехнологии” занимаются привлечением инвестиций в эти организации. В госкорпорацию передано свыше 400 предприятий, их состояние и финансовое положение — различное. Есть и успешные компании, и балансирующие на грани не то что банкротства, а полного исчезновения. Госкорпорация стремится помочь им, однако это не всегда получается». К тому же ряд активов, напоминает аналитик, находились в непростом финансовом положении еще до вхождения в состав «Ростехнологий».

Поэтому, считает Дмитрий Баранов, так как «Ростехнологии» все равно будут создавать металлургический дивизион в своем составе, то банкротство организации, которая всего лишь исполняла функции управляющей компании и сама при этом ничего не производила, не стоит рассматривать как крах всей госкорпорации.

«При этом в самом банкротстве нет ничего страшного, это вполне экономически обоснованный процесс, но с одной оговоркой: если он приводит к смене на более эффективного собственника, — полемизирует с ним Андрей Корельский. — А вот когда банкротство таких активов приводит к банальной распродаже “по винтикам”, в результате которой предприятие гибнет и люди остаются на улице, а особенно в моногородах, то в этом случае государство обязано спросить с нерадивых управленцев о причинах столь печальных результатов их деятельности, вплоть до проверки правоохранительными органами предшествующих банкротству сделок и экономических действий, которые могли привести к банкротству, в том числе на предмет преднамеренного банкротства».

«Нельзя говорить, что госкорпорация всегда действует правильно, — говорит Дмитрий Баранов. — Возможно, что включение в ее состав стоило бы проводить постепенно, чтобы они успевали встроиться в ее структуру, причем начинать надо было с наиболее проблемных. Кроме этого, не исключено, что первые шаги должны были быть направлены на уменьшение задолженности предприятий, то есть надо было вести более активные переговоры с кредиторами принадлежащих госкорпорации предприятий. Наверняка стоило бы обратиться за финансовой поддержкой к государству, пусть даже и не за денежными средствами, но хотя бы за отсрочкой обязательных платежей».

Позиция Андрея Корельского более радикальна. «Ни для кого не секрет, что частные компании или компании с миноритарным участием государства в этих же отраслях экономики куда более эффективно противостояли кризису и неблагоприятной рыночной конъюнктуре и уже сегодня показывают серьезный экономический рост, — говорит он. — И нет ничего удивительного, что большинство компаний, контролируемых менеджментом “Ростехнологий”, уходят под банкротство. Ведь частный кредитор, в отличие от государства, ждать оплату долгов не любит и субсидии, рассрочки и иные преференции своим должникам не предоставляет, а напрямую идет в арбитражный суд с заявлениями о банкротстве, несмотря на прогосударственные регалии должника».

По мнению Корельского, «свет в тоннеле» уже близок — заявленное правительством направление на массовую приватизацию будет выполнено, и в ближайшие годы будут затронуты значительные активы в разных отраслях, находящиеся под управлением «Ростехнологий», которые еще не успели уйти под банкротство. «По моему мнению, как раз через приватизацию многие перспективные компании, в настоящее время находящиеся в сложном финансовом положении, наконец-то смогут найти более эффективного собственника, — уверяет аналитик. — Частный российский и иностранный инвестор готов инвестировать в эти направления в обмен на гарантии неприкосновенности собственности со стороны государства».

Источник: Эксперт online


Twitter Facebook Яндекс Livejournal

Возврат к списку