Рейдерам добавят публичности

13.05.2010

Эксперт: Андрей Корельский

Бизнес-сообщество предлагает усилить противодействие рейдерству. Для этого необходимо хотя бы разрешить владельцу компании присутствовать в суде при вынесении решения о наложении ареста на его имущество. Решение проблемы рейдерства в придании всем процедурам, связанным с переделом собственности, максимальной публичности, согласны эксперты.Проблемы противодействия рейдерским захватам обсуждали в четверг на заседании Центра социально-консервативной политики. Инициатором поправок в действующее законодательство выступило движение малого и среднего бизнеса «Новый курс». Было предложило добавить в статью 115 УПК такой пункт:

собственник имеет право присутствовать при рассмотрении судом ходатайства следователя о наложении ареста или конфискации спорного имущества.

Сейчас судье достаточно присутствия следователя, а сам следователь вправе ходатайствовать об отъеме имущества «с согласия руководителя следственного органа».

Вторая поправка — в закон «Об акционерных обществах», принятый еще в 2001 году. Необходимо обязать все акционерные общества независимо от числа акционеров передавать реестр акционеров на ведение и хранение профессиональному участнику рынка ценных бумаг (регистратору), считают авторы поправок.

«Сегодня самыми уязвимыми и незащищенными от противоправных действий со стороны рейдеров являются акционерные общества числом акционеров менее 50, так как реестр акционеров такого общества ведется непосредственно самим обществом и нигде не дублируется, — говорится в пояснительной записке движения «Новый курс». — В связи с этим возникает множество споров, касающихся права собственности на бездокументарные акции». Например, держатель реестра, которым обычно является генеральный директор общества, имеет возможность изменять реестр акционеров без ведома последних. Этим и пользуются рейдеры для вывода активов из общества. Гендиректора попросту подкупают либо с помощью раскаленного утюга вынуждают внести в реестр нужные сведения.

Третья поправка — в статью 145 УК РФ. Сейчас сотрудники милиции нередко фальсифицируют документы для упрощения следствия, экономии времени, а также для достижения коррупционных целей. Фальсификация производится различными способами: подделка подписи заявителей, свидетелей, потерпевших и т. п.

Предлагается ввести уголовную ответственность за фальсификацию документов, несущих юридические последствия.

Тем самым повысится ответственность правоохранительных органов за нарушение закона, культура делопроизводства, расследования и проведения проверок, надеются авторы поправок.

Депутаты, участвовавшие в обсуждении, согласились, что перекрыть в законах лазейки для рейдеров пока не получается. «С прошлого года мы внимательно следили за Московским заводом счетно-аналитических машин им. Калмыкова. На протяжении последних 7 лет, по словам руководства завода, они подвергаются рейдерским атакам. Проводятся проверки, в том числе и Счетной палатой. Все решения наглядно показывают, что пострадавшей стороной является завод. Но несовершенство законодательства не позволяет в полной мере защитить предприятие», — признал заместитель председателя комитета Госдумы по безопасности Хож-Магомед Вахаев.

По словам координатора клуба «Гражданская платформа», заместителя главы комитета Госдумы по науке и наукоемким технологиям Игоря Игошина, в прошлом году МВД расследовало всего 53 преступления, связанных с захватом собственности. «Но полагаться на данные правоохранительных органов здесь можно лишь с известной долей условности. Ведь в операциях рейдеров нередко оказываются замешаны сотрудники милиции», — согласился с авторами поправок Игошин.

Еще несколько лет тому назад бороться с рейдерством было легче. По той причине, что действия захватчиков чужой собственности подпадали под статью о грабеже, считает замглавы комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Андрей Назаров. «Сначала у нас активнее развивалось «черное рейдерство», первыми «черными рейдерами» были «красные директора» бывших советских заводов, они вынуждали своих работников продавать акции. Потом к этим директорам пришли братки и попросили поделиться. Как с этим бороться — было понятно», — говорит Назаров.

А сейчас используется «серое рейдерство», недружественное поглощение, основанное на использовании лазеек в законодательстве. Чтобы поставить ему заслон, необходимо внести изменения в несколько десятков статей нескольких действующих законов, полагает Назаров.

Но срочно необходим закон об экспертизе законопроектов, сейчас эта процедура не прозрачна, считает депутат Геннадий Гудков.

«На один и тот же законопроект я получил из МВД два взаимоисключающих отзыва. Был вынужден направить письмо министру Нургалиеву. Что это за состязательность такая? Кто больше даст что ли?» — недоумевал Гудков.

Начинать ревизию законодательства нужно не с УК и УПК, проблема рейдерства заложена в сфере гражданских правоотношений, материального права, полагает председатель комитета Госдумы по собственности Виктор Плескачевский.

«Россия первая страна в мире, которая законодательно установила, что акции имеют нематериальную форму. Сделав этот революционный шаг, мы столкнулись с академически не решенной проблемой защиты права собственности на нематериальные объекты», — говорит Плескачевский. Для решения проблемы требуется новое определение реестра акционеров, новое определение договора на ведение реестра.

«И необходимо ввести поправки в закон о милиции, чтобы право доступа к реестру имел не любой сержант, который на коленке написал протокол и вошел к реестродержателю, а только специально уполномоченное лицо», — уточнил Плескачевский.

Гость клуба «Гражданская платформа», постоянный представитель по правовым вопросам министерства юстиции США Файерстоун Томас в корректной форме призвал собравшихся не изобретать велосипед, а воспользоваться опытом США по борьбе с рейдерством.

Проблему рейдерства, считает Томас, лучше решать не точечной настройкой разных законов, а с помощью отдельного закона. При этом необходимо усилить ответственность за незаконный захват собственности.

Правда, такого понятия, как рейдерство, в США нет, но действия российских рейдеров фактически подпадают под принятый в США закон о подверженных рэкету и коррупции организациях (RICO). Он предусматривает такие составы преступлений, как рэкет, грабеж, вымогательство, ложное доказательство, подделку документов, противоправные действия организованной группы лиц… Кстати, под этот закон в США было создано специальное подразделение полиции, необученных сержантов к расследованию не привлекали. «Закон RICO оказался очень эффективным, тем более что за нарушение двух и более норм этого закона можно было осудить на 20 лет», — пояснил Томас.

Выделение антирейдерской деятельности в отдельный закон, возможно, потребуется в дальнейшем, а пока все-таки важнее совершенствование существующих законов и нормативных актов, влияющих на ситуацию с рейдерством, полагает первый заместитель генерального директора ОАО «Регистратор Р.О.С.Т.» Людмила Миронова.

Предлагаемые общественным движением поправки правильны, справедливы, полезны, но это не более чем полумера, считает руководитель практики государственного консалтинга ООО «Бизнес Решения» Алексей Калинин. «В том случае, если рейдеры и правоохранительные органы, суды оказываются вовлеченными в коррупционный сговор, присутствие собственника вряд ли поможет предотвратить незаконный арест имущества», — говорит эксперт.

Решение проблемы рейдерства в придании всем процедурам, связанным с переделом собственности, максимальной публичности. «Механизм регистрации прав на акции, недвижимое имущество и землю, механизм передачи таких прав должен быть публичен», — полагает управляющий партнер адвокатского бюро «Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры» Андрей Корельский.

Источник: Газета.Ру


Twitter Facebook Яндекс Livejournal

Возврат к списку