Какой может быть неустойка, ВАС не сказал. Но проблема обозначена

01.10.2010

Эксперт: Андрей Корельский

Высший Арбитражный суд в среду на президиуме рассмотрел весьма сложное дело, которое затронуло два актуальных  как для бизнеса, так и для судебной практики вопроса. Первый из них: как арбитражным судам применять статью 333 ГК РФ по уменьшению слишком завышенной банком неустойки и как следствие – какой может быть максимальная ее сумма, начисляемая банком за каждый день просрочки, чтобы она соответствовала принципу соразмерности. Второй вопрос: как пересматривать решения третейских судов по вновь открывшимся обстоятельствам.  ВАС пока не дал ответов. Однако аналитики уверены, что вскоре вопрос по применению статьи 333 ГК РФ будет снова поднят ВАС, так как он крайне актуален для бизнеса в период массовых неплатежей.

История по делу, затронувшему столь актуальные темы, началась с подписания договора ФГУП "ГНПП „Базальт“ (подконтрольно ГК „Ростехнологии“) с КБ „Московский капитал“. Банк открыл предприятию кредитную линию в размере 20 миллионов рублей  сроком на шесть месяцев до 25 декабря 2008 года.

Однако ГНПП „Базальт“ до 10 марта 2009 года банку деньги не вернуло. В мае 2009 года „НОМОС-БАНК“, будучи правопреемником КБ "Московский капитал", обратился в третейский суд при юридическом обществе "Фемида" для взыскания задолженности. Дело зарегистрировано под номером ВАС-17990/09.

Предприятие обобрали „как липку“, ссылаясь на пункт договора о неустойке
Аппетиты российских банков всегда были велики, но в этом деле, безусловно, превзошли все пределы. „НОМОС-БАНК“ как правопреемник имел право требовать 17,738 миллиона рублей основного долга, 183,548 тысячи рублей процентов начисленных на 19 декабря 2008 года, а также 708,280 тысячи рублей – процентов начисленных по состоянию на 10 марта 2009 года.

При этом сумма неустойки по просроченному долгу и простроченным процентам составила ни много ни мало 27,021 миллиона рублей, начисленных банком с 26 декабря 2008 по 10 марта 2009 года. Как посчитал третейский суд предприятию была выставлена неустойка в размере 2% в день или 720% годовых с учетом произведенной оплаты в 2 миллиона рублей.

Учитывая столь огромный ее размер, третейский суд уменьшил неустойку, применив статью 333 ГК РФ. Но даже после этого она составила 17,738 миллиона рублей — 473% годовых. То есть сумма неустойки за просрочку в три месяца была равна сумме основного долга.

Кроме того, с ГНПП „Базальт“ взяли еще 684,738 тысячи рублей – третейского сбора и 22 тысячи рублей – гонорара третейских судей.

Безусловно, в добровольном порядке долг забрать не удалось, и представители от „НОМОС-БАНКа“ пошли в Арбитражный суд города Москвы истребовать выдачу исполнительного листа на принудительное взыскание долга.

Позиция в судах „НОМОС-БАНКа“ сводилась к тому, что ГНПП „Базальт“ добровольно согласился на такой размер неустойки, это была его свобода выбора, он был волен выбирать – подписывать или нет договор на таких условиях.

Арбитражный суд города Москвы  9 октября 2009 года принял решение выдать банку исполнительный лист. Но на этом история не закончилась.

Новый поворот в деле: суд признал недействительным кредитный договор между ГНПП "Базальт" и КБ "Московский капитал"

Учитывая складывающуюся ситуацию, в дело вмешалась Государственная корпорация „Ростехнологии“, под контролем которой находится имущество ГНПП „Базальт“. Она подала в суд иск о признании недействительным кредитного договора ГНПП „Базальт“ с КБ „Московский капитал“. Арбитражный суд города Москвы 11 ноября 2009 года удовлетворил заявленные требований истца, признав договор ничтожным.

Кроме того, этим же решением было установлено, что 13 октября 2009 года между банком, Агентством по страхованию вкладов и КБ "Московский капиитал" было заключено дополнительное соглашение к кредитному договору, и банк вернул прежнему кредитору права требования по договору. Они вступили в силу с момента подписания допсоглашения.

Тем временем жалоба ГНПП "Базальт" в рамках дела о выдаче исполнительного листа добралась до кассационной иснтанции, которая 1 декабря 2009 года подтвердила законность решения суда первой инстанции о выдаче исполнительного листа. В своем определении кассационная инстанция отметила, что в „соответствии с действующим законом при разрешении вопроса о выдаче исполнительного листа по вступившему в законную силу акту третейского суда арбитражный суд не вправе разрешать вопросы о правильности вынесенного третейским судом решения по существу“. 

ГНПП „Базальт“ сдаваться не собиралось и обратилось с надзорной жалобой в Высший Арбитражный суд, однако получило отказ в передаче дела в президиум.

Несмотря на положения АПК о недопустимости повторного пересмотра судебных актов, Ростехнологии смогли добиться пересмотра жалобы в ВАС

Имея на руках судебное решение о ничтожности договора между ГНПП „Базальт“ и КБ „Московский капитал“, уже Госкорпорация „Ростехнологии“ как собственник имущества „Базальта“ вновь обратилась в ФАС МО с требованием отказать в выдаче исполнительного листа.

17 февраля 2010 года кассационная инстанция производство по делу прекратила, указав на возможность заявителя обратиться в Высший Арбитражный суд. Несмотря на положения АПК о недопустимости повторного пересмотра судебных актов, коллегия судей ВАС, вынесла его на рассмотрение президиума. 

Коллегия судей: в делах по взысканию неустойки усматриваются два противоположных подхода, кроме того, максимальный размер неустойки также не определен

Первое, что отметила коллегия: сейчас арбитражной практикой по взысканию неустойки, в том числе третейскими судами, усматриваются разные подходы в определении ее размера.

Тем временем постановлением Президиума ВАС от 3 июня 1997 года установлено, что „размер подлежащей взысканию неустойки должен быть соразмерен последствиям нарушения обязательства“.

Кроме того, подчеркнула коллегия судей, „при определении размера взыскиваемой санкции суды должны исходить из соотношения размера начисленной неустойки и размера основного обязательства заемщика“. 

Вынося решение о выдаче исполнительного листа банку, суды не усмотрели возможность применения пункта 2 части 3 статьи 239 АПК РФ, однако размер неустойки не соответствует ни размеру основного долга, ни прострочке, которая составила всего 3 месяца. Таким образом, решение третейского суда нарушает основополагающие нормы российского законодательства, что является безусловным основанием для применения статьи 239 АПК РФ.

Второе, на что обратила коллегия судей ВАС в своем определении: размер неустойки вытекает из свободы договора, в который суды, казалось бы, вмешиваться не должны. И в этом заключается совсем иной подход по аналогичного рода делам. 

Учитывая, что в третейском суде вопрос о недействительности и незаключенности договора не поднимался, а стороной было заявлено ходатайство лишь об уменьшении размера неустойки по 333 ГК РФ, у судов не было оснований отказывать банку в выдаче исполнительного листа.

Банк напомнил президиуму ВАС, что уменьшение неустойки приведет к пересмотру решения третейского суда 

Выступая на президиуме ВАС, представители от госкорпорации были достаточно краткими. Они отметили, что решение третейского суда противоречит закону, так как придает институту неустойки не компенсационный, а карательный характер.

В этой части у судей вопросов не было, однако они не забыли поинтересоваться у представителя "Ростехнологий", неужели они считают, что могут представлять интересы в суде ГНПП "Базальт" только потому, что являются собственником имущества предприятия. В общем, это был почти риторический вопрос.

Далее выступал представитель "Номос-банка", который попросил оставить решение судов о выдаче исполнительного листа без изменения, так как иное решение повлияет на принцип свободы договора. Суд вправе уменьшить по статье 333 ГК РФ неустойку, и она уже была уменьшена, заключила она. 

Тогда сам Антон Иванов поинтересовался, были ли в банковской практике случаи, когда неустойка была столь велика?  Но, в общем, вопрос этот был тоже почти риторический.

Тогда в дело вступил представитель Агентства по страхованию вкладов, выступавший в деле как 3 лицо, который был на стороне "Номос-банка". Он не забыл напомнить суду, что статья 333 ГК РФ носит диспозитивный характер. Кроме того, отмена постановлений нижестоящих судов приведет к пересмотру решения третейского суда, что не разрешено законодательством. 

ВАС сказал свое слово. Почему оно было таким? 

Президиум Высшего Арбитражного суда, заслушав мнение всех сторон в деле, вынес такое же решение, как и кассационная инстанция – ВАС прекратил производство по надзорной жалобе Ростехнологий. Мотивировочной части решения пока, безусловно, нет.

"Президиум ВАС и  мог поступить иначе – говорит управляющий партнер адвокатского бюро "Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры" Андрей Корельский, – Во-первых, заявитель надзорной жалобы не являлся участником по делу на этапе выдачи исполнительного листа судом первой инстанции. Серьезной аргументации для судов кассационной и надзорной инстанции, что это дело затрагивает права и законные интересы Ростехнологий также представлено не было. Во-вторых, в последние годы судебная практика уже выработала своеобразное "противоядие" против заявлений и жалоб акционеров-собственников — это прекращение производства по их жалобам и оставления без рассмотрения их исков".

Однако, считает А. Корельский, для Ростехнологий вместе с "Базальтом" еще остается путь по изменению принятого не в их пользу определения по исполнительному листу. А именно, используя решение о признании кредитного договора недействительным, попытаться пересмотреть данное дело. Однако и там возникает крайне интересный вопрос, как раз для Президиума ВАС: как пересматривать решения третейских судов по вновь открывшимся обстоятельствам?

Что же касается вопроса применения судами статьи 333 ГК РФ, то по мнению аналитиков, возможно, уже в ближайшее время он будет вынесен на президиум ВАС.

"Слишком много противоречий в применении этой статьи во всех судебных округах, — комментирует А.Корельский, — Например, только в моей последней практике по 9 аналогичным искам одного и того же лица к другому лицу на одну и ту же сумму, все девять судей в одном арбитражном суде вынесли решение с разными размерами неустойки, каждый по-своему оценив ее соразмерность. При этом размер снижения по ст.333 ГК РФ варьировался от 10 до 80 процентов от суммы фактической неустойки". 

Источник: Право.ру


Twitter Facebook Яндекс Livejournal

Возврат к списку