Как пережить кризис? Стратегии юристов

10.09.2015

Эксперт: Андрей Корельский
Источник: Legal Insight
Время чтения: 28 минут

Как пережить кризис? Стратегии юристов
Источник: Legal Insight | PDF статьи

В октябре 2014 г. мы проводили опрос партнеров юридических фирм о том, повлияли ли санкции на российский рынок юридических услуг. «Работы не стало меньше, изменилась ее структура», ‒ так отвечало большинство респондентов. Сегодня ситуация выглядит не столь оптимистично. Хотя ажиотаж по поводу санкций стих, предсказываемого в прошлом году массового ухода ильфов с российского рынка пока не произошло, серьезного увеличения проектов с азиатскими и латиноамериканскими партнерами также не случилось. Нынешний кризис уже третий для российских юристов. Кризисы 1998 и 2008 гг. научили их быстро адаптироваться к стрессовым условиям. Каковы же кризисные стратегии юридических фирм и их клиентов? Извлекли ли они уроки из предыдущих кризисов и в чем секреты «выживания»? Об этом мы говорили с нашими экспертами.

Несколько лет назад в специальном выпуске Legal Success, посвященном двадцатилетию рынка юридических услуг в России, мы писали, что в 2008 г. жизнь юридических фирм в России поделилась на две части – «до» и «после» кризиса. Сегодня есть все основания полагать, что текущая экономическая ситуация  изменит рынок до неузнаваемости. «Кризис ускоряет развитие рынка, разоряя устаревшие бизнесы и меняя правила игры и лидеров рынка», ‒ уверен Кирилл Ступаченко, президент юридической фирмы «Клифф». По мнению Андрея Корельского, управляющего партнера КИАП, кризисный рынок ‒ это рынок относительно небольших компаний и частнопрактикующих юристов, которые могут предложить при сравнимом качестве гораздо более низкую цену и быть эффективнее для клиентов в парадигме «цена-качество».

Неизбежное следствие кризиса  – демпинг. Многие юридические фирмы демпингуют, чтобы не потерять свои позиции на рынке. Однако длительная жесткая ценовая конкуренция может привести к банкротству многих участников рынка.  «Повышение эффективности имеет свой предел, который наступает, когда цена единицы потраченного времени на проект клиента опускается ниже точки безубыточности при максимальном сокращении издержек», ‒ отмечает Андрей Корельский.

Вновь наиболее востребованными становятся «судебные» юристы». А. Корельский рассказывает, что «чистый» внесудебный консалтинг сегодня уходит на второй план, судебная практика вновь становится ключевой. В связи с этим многие партнеры и юристы несудебных практик в КИАП вовлекаются в судебные проекты, что позволяет не сокращать юристов из не полностью загруженных практик и пережить кризис вместе на «хлебе и воде».

Кризисные стратегии юридических фирм

Чем отличается ваша стратегия в 2015 г. по сравнению с 2008-2009 гг.? Этот вопрос мы задавали нашим экспертам. Стоит отметить ответ Александра Муранова, управляющего партнера «Муранов, Черняков и партнеры»: «Изменению «здесь и сейчас» может подвергаться только тактика юридических фирм, но никак не стратегия: стратегии на 5-6 лет не строятся, и сравнивать 2015 г. с 2008 г. в этом плане бессмысленно». Признавая верным его замечание, мы все же выделили два полярных мнения среди наших экспертов – одни считают, что ничего менять не надо, другие – что менять нужно постоянно. «Наша стратегия неизменна с 2002 г. Тактика реализации этой стратегии сегодня проста: мы стараемся уделять еще больше внимания важным для нас ценностям без ущерба для денег», ‒ говорит  А. Муранов. Стратегия «Юков и партнеры» также осталась прежней. Прибыль коллегии, основной профиль которой ‒ судебные споры, во время кризиса 2008 г.  не уменьшилась, а  возросла. «Мы продолжаем работать, как и работали раньше, только более интенсивно», ‒ комментирует Андрей Юков, управляющий партнер «Юков и партнеры».

Оксана Балаян, управляющий партнер московского офиса Hogan Lovells, напротив, считает, что сегодняшняя стратегия  – импровизация. «В 2008 г. стратегия была направлена на сокращение расходов и выживание в период падения. Всем было ясно, что рано или поздно рынок снова пойдет вверх. Сегодня жесткого сценария нет. Нам всем приходится выходить из зоны комфорта и отклоняться от заученных ролей. Всем, кто хочет остаться на сцене, следует находить что-то новое и оригинальное», ‒ замечает О. Балаян. Кирилл Ступаченко также указывает, что если на растущем рынке можно развиваться стихийно за счет роста спроса, то в кризис постановка целей и их достижение становятся обязательными. «Если в 2008 г. стратегия фирмы состояла в оптимизации затрат (что фактически означает сворачивание развития), то стратегия 2015 г. состоит в максимизации возможностей, т.е. усиленном развитии в заданных направлениях», ‒ комментирует он.  

Результаты опроса о ценовой политике юридических фирм в период кризиса, проведенного нами в конце марта 2015 г., показали, что 87% опрошенных  принимали антикризисные меры. 13 % ‒ сокращали юридический и административный персонал, 15% ‒ только административный, 8% ‒ переводили сотрудников на неполный рабочий день или неделю, 17% ‒ снижали или «замораживали» компенсации. Однако некоторые компании делают ставку на расширение линейки практик и штата, как, например, Dentons. «Сегодня мы ориентированы на рост, а не на сокращение своей практики, ‒ поясняет Флориан Шнайдер, управляющий партнер московского офиса Dentons. ‒ Россия остается одним из ключевых рынков для фирмы, мы хотим остаться одной из ведущих юридических фирм здесь и даже укрепить и расширить свою российскую практику. С начала 2014 г. мы приняли на работу более 20 юристов, включая четырех партнеров и трех советников. Активно развиваем практику в области конкурентного права, судебных споров и арбитража, налогообложения (включая вопросы деоффшоризации и трансфертного ценообразования), таможенного права, международной торговли/ ВТО, энергетики, интеллектуальной собственности, трудового права».  «В этот кризис мы сделали несколько смелых шагов. Увеличили количество практик, отсеяли все слабые звенья, вместо сокращений взяли новых блестящих сотрудников и повысили своих, ближе познакомились со многими клиентами, введя специальные программы сотрудничества, не побоялись сохранить всю арендуемую площадь», ‒отмечает Оксана Балаян.

Корректировка гонорарной политики, фокус на работе с клиентами, и привлечение новых – общий тренд. Так, Александр Муранов делится опытом «Муранов, Черняков и партнеры»: «В отношении старых клиентов мы готовы идти на скидки, тогда как в отношении новых скорее ставим себе задачу скидки исключать (не всегда уверены, что это - правильная тактика, но провалов пока нет)».

Кризисные стратегии правовых департаментов

Главное следствие кризиса для корпоративных юристов – сокращение бюджетов при увеличении нагрузки. Как отмечается в исследовании PwC Legal «Бенчмаркинг юридической функции – 2015», загрузка большинства юристов инхаус серьезно возросла, и прогнозируется ее дальнейшее увеличение. Максим Бобин, директор по правовым вопросам «CTC Media» отмечает: «Кризис – это всегда оптимизация ресурсов, и самая главная задача – их правильная оценка. Крайне важно выстроить работу таким образом, чтобы оптимизация не была в ущерб качеству работы. Поскольку мы давно занимаемся оптимизацией юридической службы и юридической структуры холдинга, то это помогает откликаться на потребности бизнеса снижении затрат при сохранении уровня правовой поддержки».

«Кризис 2008-2009 гг. ставил перед нашим департаментом задачи преимущественно в области корпоративных финансов и управления корпоративными активами. Он воспринимался исключительно как финансовый, как кризис ликвидности. Стратегическим вызовом в то время была корпоративная и операционная интеграция приобретенных в ходе реформы РАО ЕЭС России активов, сохранение акционерной стоимости на корпоративном уровне. С точки зрения юридического департамента важно было внедрить ключевые процессы верхнего уровня, позволяющие скоординировать юридическую политику компаний группы», ‒ комментирует Михаил Еременко, директор по правовым вопросам ПАО «Т Плюс» (КЭС холдинг). «Сейчас ситуация принципиально иная, ‒ продолжает он, ‒ мы наблюдаем серьезные структурные проблемы в отрасли и экономике в целом и решаем задачи преимущественно в области операционной эффективности – как собственной, так и корпоративной и даже отраслевой. Юридический департамент становится полноценным участником и проводником как регуляторных, но и внутренних изменений во всех значимых областях: от производственных систем до сервиса для клиентов. В целях улучшения структуры и функциональности юридического департаментам тестируется чувствительность внутренних клиентов к изменению объема и режима правовой поддержки, ведется постоянный  поиск возможностей повышения экономичности и продуктивности юридической функции».  

Юридические департаменты не упускают ни малейшей возможности извлечь максимальную выгоду из сотрудничества с консультантами, добиваясь не только снижения цены, но и осваивая их профессиональные приемы и уловки, используя их наработки. «Наша команда стала  эффективнее использовать внешних консультантов. В тех случаях, когда необходимо постоянное представительство на удаленной территории, мы передаем это местной фирме с целью минимизации затрат. Отчеты консультантов используем не только для оперативного информирования и контроля за деятельностью, но и для приобретения новых практических знаний и навыков», ‒ отмечает Игорь Косякин, начальник департамента правовой и корпоративной работы АО «Концерн «Созвездие».

Что дальше?

По мнению Александра Муранова, рынок юридических услуг России не будет подвержен  глобальным переменам: «Он весьма консервативен, изменятся скорее ожидания, причем не клиентов, а поставщиков юридических услуг». По мнению Андрея Корельского, падение реальной экономики в абсолютных цифрах на 5% приводит к мультипликационному эффекту падения рынка юридических услуг на 20-30%. Он прогнозирует падение объема рынка юридических услуг за 2015 г. на 30-40% в абсолютных цифрах, и это ‒ в рублях. «В долларовом эквиваленте рынок провалился не менее чем в 2 раза», ‒ считает он.

Смогут ли изменить ситуацию азиатские инвесторы? По мнению Флориана Шнайдера, число российско-азиатских проектов растет: «Мы активно сотрудничаем с нашими коллегами из Китая, c многолетними корейскими партнерами – юридической фирмой Yulchon, работаем по многим проектам японских компаний вместе с нашими зарубежными коллегами. Кроме того, есть российские проекты с коллегами из ЮАР, а также других стран БРИКС». Однако пока значительного влияния на ситуацию они не оказывают.

«В условиях оптимизации бюджетов корпораций юридическим фирмам, ориентированным на корпоративных клиентов, придется искать новые ниши и создавать новые продукты, ‒ считает Михаил Еременко. ‒ Оптимизация бюджета необязательно означает его сокращение, но всегда предполагает сравнение с доступными альтернативами, включая развитие компетенций и процессов инхаус». Максим Бобин поддерживает его: «С учетом необходимости экономии бюджетов, российские компании будут стараться решить максимальное количество юридических задач силами собственных служб, обращаясь к внешним юридическим консультантам только в очень сложных и специфических случаях. Безусловно, будут осуществляться процедуры оптимизации и внутри компаний – вполне возможно, численный состав юридических служб будет сокращаться. Руководство будет стараться заменить количество качеством – бывает эффективнее взять одного-двух высококвалифицированных (пусть и более дорогих) специалистов, которые порой могут заменить работу целого отдела». 

Рынок ожидает еще большее усиление конкуренции. По мнению Кирилла Ступаченко, «Крупные юридические фирмы продолжат укрупняться как путем слияний и поглощений, так и в результате перехода юристов и партнеров от конкурентов». Одновременно с этим продолжится обсуждение регулирования рынка юридических услуг, поскольку реформа в этой области может способствовать защите существующего рынка от новых игроков. «Разумной конкурентной стратегией в консалтинге может быть движение в сторону частных клиентов-бенефициаров, формирование персональных предложений, связанных с улучшением владельческих структур, подготовкой к передаче бизнесов наследникам, иными запросами, свойственными family office», ‒ считает Михаил Еременко. 

Гонорарные политики юридических фирм, скорее всего, также претерпят дальнейшие изменения. «Альтернативные подходы к определению вознаграждения станут популярнее», ‒ уверена Оксана Балаян. С ней согласен Игорь Косякин: «Юридические фирмы, заинтересованные в сохранении клиентов, повысят лояльность по отношению к ключевым клиентам и предоставят им дополнительные бонусы (скидки на оплату услуг, обучение сотрудников компании и пр.)».

Автоматизация и стандартизация юридических процессов – еще один тренд, который наши эксперты связывают с будущим рынка юридических услуг в России. Так, Кирилл Ступаченко считает, что «ярко выраженный тренд ухода нижнего ценового сегмента рынка и частных юристов в интернет продолжится, увеличится количество автоматизированных сервисов для типовых продуктов». В августе журнал «Секрет фирмы» опубликовал обзор сервисов для малого и среднего бизнеса, оказывающих юридические услуги онлайн— от конструкторов документов до бизнес-калькуляторов. Спрос на эти услуги растет.



Возврат к списку