Интернет перед законом

21.07.2010

Вопросы законодательного обеспечения устойчивой работы Интернет вызывают сейчас живой интерес ИТ-сообщества. Мыслями о современной ситуации в этой сфере в России и мире с нашим порталом поделился Константин Суворов, руководитель практики интеллектуальной собственности Адвокатского бюро "Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры".

Несмотря на то, что российское законодательство об Интернет -СМИ (ИС) постоянно совершенствуется, и в некоторых аспектах уже соответствует лучшим иностранным образцам, пробелы и нерешенные вопросы в нем все еще присутствуют.

ИТ-отрасль сталкивается с такими вопросами, пожалуй, чаще других - развитие телекоммуникационной сферы заметно опережает реакцию законодателя на активное проникновение информационных технологий в нашу повседневную жизнь и в хозяйственный оборот.

В результате возникает ситуация, когда правоотношения де факто есть, но при этом регулирующие их правовые нормы либо вовсе отсутствуют, либо носят очень общий характер, что создает неопределенность и вызывает затруднения у правоприменителей при разрешении споров.

Наиболее ярко недостатки законодательства проявляются конечно в связи с деятельностью в сети Интернет. И как бы не хотелось порой CIO и ИТ-директорам в это вникать, а приходится...

Сетевая реклама, электронная торговля, разнообразные сетевые сервисы уже давно являются вполне самостоятельными рыночными сегментами с оборотами в десятки и сотни миллионов долларов, и по мере роста уровня проникновения Интернета развиваются все активнее. И при этом деятельность в сети регулируется набором отдельных, мало связанных между собой и иногда не очень приспособленных к сетевой реальности законодательных актов.

В результате трудности в правоприменении начинаются уже при определении правового смысла понятий, широко используемых в сетевой деятельности (такие например, как сайт, портал, хостинг, поисковый сервис и пр.), а также при определении содержания конкретного правоотношения и разграничении зон ответственности его субъектов. В настоящее время имеющиеся пробелы в понятийном аппарате и определении сетевых правоотношений заполняются в основном судебной практикой и разъяснениями Высших Судов, и само собой напрашивается либо принятие нового единого нормативно-правового акта в данной сфере, либо приведение уже имеющихся актов в соответствие с существующей виртуальной реальностью.

В процессе стремительного развития информационных технологий и расширения Интернет-пространства практически сразу одним из наиболее болезненных стал вопрос с соблюдением авторских и смежных прав на аудио- и видеопродукцию, а также программное обеспечение.

Появление и рост популярности онлайн-сервисов и файлообменных сетей типа Napster, GNUtella и торрент-трекеров показал все несовершенство действовавшего на рубеже веков законодательства об авторском праве и его неспособность обеспечивать адекватную защиту правообладателей в цифровую эпоху. Возникла также реальная необходимость дать адекватную правовую оценку всем экономическим и гуманитарным процессам, происходящим в Сети.

Результатом этого стало принятие в ряде стран специальных нормативно-правовых актов, регулирующих правоотношения в Интернет, в частности принятие Закона об авторском праве в цифровую эпоху (DMCA - Digital Millennium Copyright Act) в США и директивы Европарламента и Совета Европы 2000/31/EC от 8.06.2000 по отдельным аспектам услуг в информационном сообществе, в особенности в электронной торговле на Внутреннем рынке («Директива об электронной коммерции»), которые наряду с определением базовых понятий установили критерии ответственности за неправомерные действия в Сети и условия ограничения этой ответственности.

И если в конце 90х – начале 2000х годов, когда принимались европейские и американские акты, серьезной потребности в аналогичном законодательном акте в России не было, в настоящее время мы похоже созрели для его разработки и принятия.

Одним из наиболее очевидных примеров, позволяющих оценить преимущество существования специального закона об Интернет, является сравнение исходов двух недавних противостояний правообладателей с провайдерами интернет видео-сервисов в России и США. Речь идет о споре Рамблер Медиа с Первым музыкальным издательством в арбитражных судах трех инстанций в Москве и споре корпораций Google и Viacom в Нью-Йорке. И в том и в другом случае предмет спора был примерно одинаков - причиной обращения в суд явилось размещение на видео-сервисах видеоклипов без согласия правообладателей, что было квалифицировано ими как нарушение принадлежащих им авторских прав.

В итоге на основании положений DMCA американский суд освободил Google от ответственности за нарушение авторских прав, в то время как апелляционный и кассационный суды в Москве приняли сторону правообладателя. При этом российские суды установили, что Рамблер Медиа как сервис-провайдер осуществил доведение видеоклипа до всеобщего сведения таким образом, что любое лицо может получить доступ к произведению из любого места и в любое время по собственному выбору. Соответствующая норма подпункта 11 пункта 2 ст.1270 ГК РФ сформулирована именно так, весьма в общем виде, что не дает возможности отличать деятельность поставщика услуг, предоставляющего только технические средства для размещения видеоинформации (сервис-провайдера), от действий собственно поставщика информации, непосредственно размещающего видео в сети.

Кроме того российское гражданское законодательство презюмирует наличие у ответчика вины в совершении правонарушения, если факт нарушения установлен, и возлагает на него бремя доказывания обратного. Поскольку Рамблер Медиа не смогло предоставить достаточных доказательств своей невиновности и указать конкретное лицо, которое на самом деле разместило клип и является надлежащим ответчиком, суд в отсутствие иных законодательных ограничений ответственности возложил ответственность за нарушение прав именно на него, как на владельца сервиса.

Таким образом, в то время как положения DMCA и европейской директивы устанавливают разумное ограничение ответственности для сервис-провайдера (чем уже неоднократно успел воспользоваться Google), российское законодательство по данному вопросу далеко от совершенства, оставляя возможность для вынесения прямо противоположных судебных решений по аналогичным делам.

В частности, практически параллельно разбирательству с участием Рамблер Медиа в не менее знаковом споре ВГТРК с социальной сетью ВКонтакте по аналогичному вопросу Ленинградский арбитраж поддержал сервис-провайдера, а в январе девятый арбитражный апелляционный суд подвел по всей видимости окончательную черту под длительным спором хостинг-провайдера «Мастерхост» с правообладателем «Контент и право», освободив хостера от ответственности за несанкционированное размещение музыки на поддерживаемом сайте Zaycev.net.

При вынесении решений в пользу сервис-провайдеров суды руководствовались той же логикой, которая прописана в зарубежных законодательных актах – в общем случае поставщик услуг, обеспечивающий техническую возможность для распространения контента, не должен нести ответственности за содержание информации, распространяемой с использованием его сервиса, если он не осуществляет контроль или изменение информации и если он добросовестно содействует правообладателю в устранении нарушений его прав.

Очевидно, что для обеспечения единообразного правоприменения и баланса интересов поставщиков услуг и правообладателей сложившуюся правоприменительную практику целесообразно формализовать и отразить в одном нормативно-правовом акте.

Не секрет, что у многих правообладателей остаются серьезные вопросы к некоторым сервис-провайдерам (в т.ч. социальным сетям) по поводу нарушения авторских прав их пользователями и добросовестного содействия в устранении нарушений.

Кроме того эта же практика затрагивает действительно болезненную для правообладателей тему пиринговых сетей. Недавнее приостановление деятельности сайта torrents.ru носило в большей степени демонстративный характер – правоохранительные органы продемонстрировали наличие воли к решению проблемы.

Однако если дело дойдет до суда, далеко не факт, что опираясь на действующее законодательство удастся доказать нарушение авторских прав администратором сайта: трекер по сути является своеобразным сервис-провайдером и при грамотном юридическом оформлении своей деятельности с учетом имеющейся практики может и вовсе избежать ответственности за нарушение прав.

Кроме того, как показала та же история с torrents.ru, переезд торрент-трекера в другую юрисдикцию и полное восстановление его работоспособности заняло пару дней, что доказало тщетность усилий правоохранителей по достижению реального результата.

Предпринимаемые сейчас МВД действия по розыску наиболее активных пользователей некоторых пиринговых сетей с целью привлечения их к уголовной ответственности также окажутся вероятнее всего малопродуктивными. Скорее всего борьба с трекерами и децентрализованными сетями без сотрудничества с провайдерами доступа в Интернет вообще невозможна. Однако любые ограничения должны накладываться на пользователей в соответствии с нормами законодательства, которые еще только предстоит разработать.

Источник: CIO-world


Twitter Facebook Яндекс Livejournal

Возврат к списку