Фирменное упрямство

19.08.2010

Эксперт: Андрей Корельский
Время чтения: 14 минут

«Роснефть» намерена обжаловать решение Арбитражного суда Москвы о предоставлении миноритарному акционеру компании Алексею Навальному копий протоколов заседаний совета директоров за 2009 год.

«Роснефть» полагает, что формирование судебной практики, обязывающей компанию-эмитента предоставлять любому миноритарному акционеру, независимо от количества принадлежащих ему акций, документы, содержащие сведения конфиденциального характера, а также сведения, составляющие коммерческую и государственную тайну, может оказаться опасным для компаний-эмитентов, поскольку дает возможность для злоупотребления миноритарными акционерами своими правами и нарушает интересы не только компании как субъекта предпринимательской деятельности, но и интересы других ее акционеров», — сообщили в пресс-службе нефтяной компании.

17 августа Арбитражный суд Москвы удовлетворил исковое требование Алексея Навального к «Роснефти», в котором истец требовал обязать нефтяную компанию предоставить ему копии протоколов заседаний совета директоров, проходивших в период с 1 января 2009 года по 31 декабря 2009 года. Будучи миноритарным акционером, Навальный обратился в компанию с запросом о предоставлении ему копий протоколов, но так как ответа из «Роснефти» не последовало, он обратился с иском в суд.

Отметим, что ранее Навальный также подал иски к «Интер РАО ЕЭС», «Газпрому», Сбербанку и «Транснефти». 12 июля Арбитражный суд Москвы оставил без рассмотрения иск к «Транснефти», поскольку исковое заявление, которое было подано в суд, не было подписано истцом. А 22 июля Арбитражный суд Москвы прекратил производство по иску Навального к Сбербанку в связи с тем, что истец отказался от иска, так как Сбербанк предоставил ему всю необходимую информацию.

По мнению директора департамента НКГ «2К Аудит — Деловые консультации» / Morison International Александра Штока, опасения компаний относительно полного доступа миноритариев к корпоративной информации имеют под собой основания. Тем более в российских реалиях, когда у нас существуют бреши в корпоративном праве, а ФСФР не готова выступать полноценным регулятором на рынке. Следует понимать, что не исключены случаи незаконного использования внутренней информации. «Обращения миноритариев в суд как неотъемлемое право участников рынка регламентировано корпоративным правом, — говорит аналитик. — Однако в случае спора «Роснефти» и Навального всплывают на поверхность пробелы в российском законодательстве и обнаруживается несостоятельность ФСФР. Данный вопрос требует проработки, четкого определения прав и обязанностей миноритариев, в том числе их уровня доступа к корпоративной информации компаний».

Впрочем, как считает старший инвестиционный консультант ИК «Финам» Андрей Сапунов, стремление «Роснефти» ограничить доступ миноритариев к корпоративной информации обусловлено не непосредственной заботой о соблюдении коммерческой тайны, а нежеланием менеджмента раскрывать некоторые аспекты бизнеса, которые не должны быть известны за пределами компании.

При этом, как напоминает Андрей Корельский, управляющий партнер адвокатского бюро «Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры», в действующем законе черным по белому написано: «Предоставление доступа к протоколам совета директоров по запросу акционера — это прямая обязанность акционерного общества». «Массовость неисполнения этой обязанности со стороны акционерных обществ, а тем более такого уровня, обусловлено отсутствием сколько-нибудь серьезного наказания за подобные нарушения прав добросовестных акционеров, — говорит Корельский. — В связи с этим, учитывая российские реалии, существенное повышение штрафов и административной ответственности в этой сфере было бы очень полезно для дальнейшего формирования цивилизованной российской корпоративной культуры. Пример  введения "оборотных" штрафов и уголовной ответственности за нарушение антимонопольного законодательства ярко демонстрирует эффективность подобных жестких мер в нашей стране. Именно неукоснительное соблюдение корпоративных традиций, обычаев и этики делового оборота позволяют акционерам, в том числе миноритарным, чувствовать себя более защищенными в странах Европы и США, имея в арсенале примерно тот же набор законов, что и в России».

В настоящее время  российскому корпоративному праву больше свойственны элементы, заимствованные из правовых систем корпоративного права стран континентальной Европы, нежели Великобритании и США. Как отмечает Корельский, при этой системе корпоративного права акционерные общества как публичные компании имеют так называемых мажоритарных акционеров, выносящих все ключевые решения в деятельности общества, а мнение миноритарных акционеров учитывается в меньшей степени. В свою очередь, для США и Великобритании до последнего времени была свойственна распыленная система корпоративной собственности, когда акциями компании может владеть огромное количество акционеров с небольшими пакетами. В этом случае ключевые решения в компании принимаются большинством акционеров, в том числе объединяющихся по интересам в своеобразные пулы, но не учитывать интересы миноритарных акционеров в такой системе права крайне сложно. Таким образом, общий объем прав миноритарных акционеров (включая права на получение информации о компании) в США значительно шире, чем в странах Евросоюза, и уж тем более в России.

По мнению юриста, никакого отношения коммерческая тайна к правам миноритарного акционера не имеет, это распространенное заблуждение в правоприменительной практике России. Протоколы совета директоров АО — это документ, ничем не отличающийся от других документов общества, и по российскому закону об АО (ст. 89), доступ к таким протоколам любого акционера (даже владеющего одной акцией), безусловен. Ограничения закон ставит только к документам бухгалтерского учета и протоколам коллегиального исполнительного органа (в России это, как правило, правление акционерного общества, например в «Газпроме») — такие документы могут получить только акционеры, владеющие по отдельности или вместе 25% голосующих акций общества.

При этом Андрей Корельский проводит параллель с требованием «Русала» к «Норильскому никелю» о выдаче материалов заседания общего собрания акционеров, которое ГМК до сих пор игнорирует. «Это нарушение из той же серии — «Норникель» обязан предоставить доступ «Русалу» к этим документам, и любой суд в России это право «Русала» подтвердит, — отмечает он. — Мы же понимаем, что это вопрос времени. Суд в России праведный, но долгий, а это возможность препятствующей стороне вполне законно уклоняться от выполнения своей прямой обязанности, ведь санкции-то нет». Юрист отмечает, что решение в пользу Навального никакой не прецедент — таких решений в российской арбитражной практике тысячи, «просто на более мелком и не столь публичном уровне, рано или поздно все документы предоставляются акционерам, пусть даже и по исполнительному листу».

Источник: Эксперт online


Twitter Facebook Яндекс Livejournal

Возврат к списку