Добросовестный суд и непрофессиональный юрист

08.04.2011

Эксперт: Илья Ищук

Президиум Высшего Арбитражного Суда рассмотрел дело, которое, по мнению специалистов, является, с одной стороны, показателем идеального поведения суда, а с другой — крайне низкого уровня юридической подготовки профессиональных юристов, участвовавших в процессе. 

Предметом разбирательства стал спор между юридической фирмой "СэР" и банком "Уссури" (дело ВАС-16002/2010). Они заключили договоры переуступки права требования по долгам на общую сумму 610 000 руб., юрфирма выплатила банку 92 000 руб., но затем стала требовать расторжения сделки на том основании, что банк не выполнил свои обязательства по передаче документов на право требования. Сначала "СэР" обращался по поводу расторжения договоров напрямую к банку, а затем потребовала того же по ст. 385 ГК РФ через суд.

Арбитражный суд Хабаровского края встал на сторону юркомпании, решив расторгнуть договоры и взыскать с банка 92 000 руб. как сумму необоснованного обогащения по п. 2 ст. 450 ГК. Шестой арбитражный апелляционный суд, в свою очередь, признал, что все спорные сделки ничтожны, частично отменил решение первой инстанции, а кассация отменила и решение взыскать с банка сумму необоснованного обогащения. Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа счел, что юридическая фирма на самом деле не имела намерения стать реальным правообладателем в отношении подлежащей к взысканию задолженности. По его мнению, фактической смены кредитора не произошло, а вся схема была реализована с единственной целью улучшения отчетных показателей банка, предоставляемых в Центробанк. "Общество (юридическая фирма – ред.), зная о ничтожности договоров уступки прав требования, имело возможность защитить свои права путем самостоятельного предъявления исков о применении последствий недействительности сделок либо путем изменения основания уже предъявленных исков", — констатировалось в постановлении ФАС ДВО. Фактически, тот способ защиты, который выбрала юридическая фирма, был признан кассацией ошибочным, на основании чего она и отказала в иске.

Однако тройка судей ВАС (Наталья ХарчиковаИрина МарамышкинаМарина Пронина) пришла к выводу, что, во-первых, суд кассационной инстанции не указал, какие нормы закона неправильно применены судом апелляционной инстанции, а во-вторых, что срок исковой давности для применения последствий недействительности ничтожной сделки по ст. 181 ГК составляет три года, чего кассацией учтено не было. Истец мог обратиться с соответствующим заявлением в суд в срок до 30 ноября 2009 года, тогда как первое решение по делу было принято только 11 января 2010 года.

Президиум ВАС оставил в силе решение суда первой инстанции.

Специалисты указывают, что, рассматривая это дело, ВАС изучал известную проблему: связан ли суд данной истцом правовой квалификацией иска? И установил, что не связан. Партнер юридической фирмы "Некторов, Савельев и Партнеры" Сергей Савельев отметил, что высший суд признал недопустимость подхода, когда истец несет риск отказа в иске ввиду своей юридической неграмотности. По его словам, здесь проявилась тенденция к "большей активности суда в процессе". Илья Ищук, партнер адвокатского бюро "Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры" указал на появившуюся в последнее время тенденцию к изменению ситуации с отказами в исках под предлогом неправильного выбора способа защиты права. По его мнению, это "сугубо положительное" явление, а описываемое дело — "очередной шаг в ее развитии".  "Задача суда — объективно разобраться во всех правовых и фактических тонкостях спора, а возможность отказать в удовлетворении иска по формальному мотиву неправильно избранного способа защиты права, препятствует ее реализации", — сказал он. С ним согласился и адвокат юридической компании "Юков, Хренов и партнеры" Андрей Лебедев: "Отказ в иске при очевидной невозможности предъявления нового иска по другим основаниям, по сути означал бы неэффективность судебной системы. В свете этого, позиция ВАС РФ представляется абсолютно обоснованной и логичной".

Савельев отметил также, что повышение роли суда одновременно ведет к снижению значимости юристов-представителей сторон в процессе. По его мнению, ВАС, по сути, констатировал недостаточную развитость законодательства и нехватку высококвалифицированных юристов (ведь истцом, неправильно указавшим в исковом заявлении правовую норму, стала юридическая фирма). Это дело стало лакмусовой бумажкой, продемонстрировавшей неготовность общества к адвокатской монополии и состязательности в процессе, заключил партнер "Некторов, Савельев и Партнеры".

Дело "Юркомпания "Сэр" против банка "Уссури" могло бы стать отличной иллюстрацией к тезисам доклада председателя ВАС Антона Иванова на ежегодном совещании председателей арбитражных судов (с его текстом можно ознакомиться здесь). "Надежность любого сложного механизма определяется надежностью его самой слабой детали. Эффективность современного судопроизводства во многом снижается из-за присутствия непрофессионалов", — считает Иванов. Правда, вывод он делает другой: "Мы считаем необходимым перейти к ведению дел в арбитражных судах только через адвокатов, что потребует введения ограниченной адвокатской монополии". Согласно докладу, это должно произойти "уже в ближайшие годы".

Источник: Право.ру


Twitter Facebook Яндекс Livejournal

Возврат к списку