Цивилизованный обмен

30.09.2010

Эксперт: Андрей Корельский

Уходит в прошлое один из последних символов ельцинской России — с 1 октября с улиц населенных пунктов должны исчезнуть вывески «Обмен валюты». Рублевая стабильность последних десяти лет превратила в рудимент посредника между «черной» долларовой зарплатой и полками отечественных магазинов.

Весной 2010 года Банк России принял решение, которое регламентировало перевод уличных обменных пунктов иностранной валюты в статус других видов структурных подразделений банков. Им было предписано стать дополнительным или операционным офисом, филиалом либо закрыться. Причина такого решения очевидна — такие точки стали атавизмом в условиях, когда ситуация на валютном рынке стабилизировалась, а спекулятивные игры на курсах валют остались в прошлом.

ФАС, которая в 2009 году устроила проверку обменных пунктов на предмет несоответствия курсов обмена валют внутри и вне офиса, зафиксировала, что именно в так называемых монообменниках совершаются все нарушения. «Лакмусовая бумажка — это спокойная реакция общества на это решение. Не надо что-то искусственно торопить, все должно быть вовремя: валютные операции переведены в стандартное русло, валютный контроль и регулирование банковского сектора организованы четко Центробанком», — заявил тогда вице-президент Ассоциации региональных банков России Александр Хандруев. При этом, по его словам, проблема отмывания денег не исчезла, однако она перешла в безналичную форму. «По крайней мере акулы черного бизнеса работают через безналичные каналы. А вот мелкие пескари в последнее время занимались валютными махинациями через наличные формы, через те же уличные обменники», — сказал он.

Легально пункты обмена валют начали действовать в России с 1991 года. Самые большие прибыли обменные операции приносили в конце 1990-х, особенно после дефолта 1998 года. Но в 2003 году был отменен налог с валютообменных операций в размере 1%, что вывело из теневого оборота значительные суммы. Необходимость в операциях по обмену наличной валюты постепенно исчезала. Население не перестало менять валюту на рубли и наоборот — только с легализацией «черных» и «серых» зарплат этот процесс перестал быть способом уличной игры на курсе валют. Если в начале 2010 года в России было около 700 обменников, то на 1 сентября 2010 года их число сократилось уже до 269.

Однако в любом запрете или ограничении есть свои плюсы и свои минусы. По мнению Андрея Корельского, управляющего партнера адвокатского бюро «Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры», закрытие обменников может привести к временному ограничению конкуренции на рынке обмена валюты, сосредоточив все в руках крупного банковского сектора. Также это значительно уменьшает потребительскую ценность шаговой доступности обменных пунктов для населения. С другой стороны, беспредел, который был в этой сфере до последнего времени, начиная от мелких мошенничеств до крупного «обнала», не мог не беспокоить банковское сообщество, регулятора рынка и граждан. 

«Идея с наведением порядка в деятельности обменных пунктов, безусловно, хороша, но это только на первый взгляд, — считает он. — Так, за реализацию принципа «защиты от дурака» путем закрытия рынка заплатят сами граждане. Не сомневаюсь, что комиссия, которую будут брать банки при обменно-валютных операциях, будет в разы выше, чем у уличных обменных пунктов, и это вполне объяснимо — слишком уж разная у них рентабельность. Граждане вынуждены будут платить за хороший ремонт, аппарат электронной очереди и диванчики в холле стационарного банка. Я не говорю уже о ценовых сговорах, которые могут осуществлять банкиры на определенных территориальных единицах: округа, города и иных административных образованиях. Здесь, безусловно, добавится работы в будущем еще и антимонопольному органу».

Наталья Борзова, заместитель генерального директора компании «ФинЭкспертиза» по работе с кредитными организациями, уверена, что в данном запрете больше минусов. «По крайней мере для тех, кто привык к открытым практически в любой точке шаговой доступности обменным пунктам. В сущности, если был спрос на более широкий спектр услуг, чем просто обмен валюты, то банк и так открывал соответствующее структурное подразделение, — считает она. — Офисы многих банков работают по расписанию, которое не всегда удобно гражданам, желающим обменять валюту. Выходом в этом случае, скорее всего, будут точки, открытые при крупных торговых центрах».

В тоже время Александра Лозовая, заместитель начальника аналитического отдела «Инвесткафе», отмечает, что некоторое неудобство от закрытия обменных пунктов испытают жители лишь крупных городов, в основном Москвы и Санкт-Петербурга. «В небольших городах обменные операции осуществляются, как правило, в филиалах и отделениях присутствующих там банков», — говорит аналитик. По словам директора департамента лицензирования деятельности и финансового оздоровления кредитных организаций ЦБ Михаила Сухова, в мае 2010 года в России было зарегистрировано 709 обменников, единственной функцией которых был обмен валют. Из них 615 — в Москве».

Но это, по словам эксперта, мелочи на фоне положительных эффектов от закрытия уличных обменных пунктов. «Среди них было много «серых» организаций, работавших с многочисленными нарушениями действующего законодательства и нередко вводивших потребителей в заблуждение, выставляя некорректные курсы обмена или незаконно взимая комиссии за обменные операции, — напоминает Лозовая. — На деятельности же банков закрытие обменных пунктов, которые выполняли единственную функцию по валютному обмену, в целом никак не отразится. Крупнейшие банки давно отказались от обменников и совершают обменные операции в кассах собственных филиалов. Из 925 кредитных организаций только у 122 были такие пункты по состоянию на май 2010 года. У 70 из них было всего по одному обменнику».

Как говорит Андрей Корельский, ограничения во времени работы офиса банков должны будут подстегнуть их к расширению своего сетевого присутствия. «Если, например, Сбербанку в этом плане будет гораздо легче, учитывая масштабы его сети, то вот среднему коммерческому банку придется забыть о доходах, получаемых в уличном режиме работе, — считает он. — В свою очередь, ограниченность предложения по обмену валюты может породить другую проблему — менял и нелегальных обменных пунктов. Если в последнее время, проходя по центральным улицам города, мы сталкивались с засилием баннеров обменников, то теперь, видимо, вернемся в девяностые, сталкиваясь с товарищами странного вида, предлагающими поменять валюту». По его словам, свято место пусто не бывает и народ проголосует рублем, если банки в связке с правоохранительными органами не создадут достаточный уровень предложения по обмену валюты. «Уж очень российский народ привык к такому дешевому и доступному сервису, чтобы попросту забыть о его преимуществах», — ехидничает юрист. 

С ним согласна и Наталья Борзова, которая  уверена, что едва ли Центробанку таким образом удастся сдержать спекулятивные настроения, поскольку крупные игроки найдут способ и возможности для проведения соответствующих операций. Тем не менее аналитики сходятся во мнении, что вряд ли таким путем Банк России пытается сдержать спекулятивные настроения в сегменте торговли наличной валютой в период возможного роста спроса на иностранные дензнаки из-за ожидающегося во втором полугодии ускорения инфляции. «Сложно поверить в такой «большой заговор» со стороны банковского регулятора, — говорит Андрей Корельский. — Все гораздо проще — одно из самых сильных в России лобби, банковское сообщество, сделало свое дело, выдавив столь ненавистные обменники с рынка, которые в большинстве случаев хоть на копейку, но все же предлагали потребителю более выгодный курс, чем банкиры, и тем самым лишали последних какой-либо достойной конкуренции».

Источник: Эксперт online


Twitter Facebook Яндекс Livejournal

Возврат к списку