Гонорар успеха: плюсы, минусы и перспективы

15.06.2021

Эксперт: Андрей Корельский
Источник: Право.ru
Время чтения: 29 минут

Гонорар успеха: плюсы, минусы и перспективы
Фото: © ПРАВО.RU/ПЕТР КОЗЛОВ

В прошлом году законодатель закрепил за адвокатами право получать в качестве оплаты своих услуг «гонорар успеха». Теперь защитники могут ставить размер вознаграждения в зависимость от результата собственной работы, и брать оплату только после успешного завершения процесса. Но то, что воспринималось юрсообществом как «маленькая победа», обернулось рядом трудностей и даже уголовными рисками. У этого института еще есть ряд проблем, решения которых нужно ждать от судов и законодателей. Тем не менее, юристы-литигаторы уверены – гонорар успеха ждет большое будущее.

Основная идея гонорара успеха заключается в том, что с помощью него позволить себе услуги представителя может даже тот, у кого нет денег на их оплату прямо сейчас. Но по итогам работы юриста средства могут появиться, и тогда рассчитаться с ним можно будет из присужденной суммы. 

По словам юриста Maxima Legal Дмитрия Урякина, гонорар успеха позволяет достаточно просто варьировать размер вознаграждения консультантов, в том числе снижая долговую нагрузку клиента здесь и сейчас. «Во многом, именно этим объясняется его привлекательность для клиентов, которые могут сомневаться в успехе инициируемого ими дела, но готовы рискнуть, понимая, что не сильно потеряют в деньгах», – комментирует эксперт.

Вчера: гонорар без судебной защиты

1 марта 2020 года вступили в силу изменения в закон об адвокатской деятельности и адвокатуре, которые закрепили право на гонорар успеха для носителей адвокатского статуса. Теперь условие о подобной оплате защищено законом. 

Такая форма оплаты юридических услуг присутствовала на рынке и до изменений в законе об адвокатуре, но отношение судов к ним было противоречивым. Марина Абрамова, адвокат АБ Андрей Городисский и партнеры, напоминает, что еще в 1999 году ВАС запретил ставить оплату юруслуги в зависимость от решения суда или госоргана, которое будет принято в будущем. Потом этот подход поддержал Конституционный суд в Постановлении от 23 января 2007 года № 1-П.

Перелом в подходе по этому вопросу произошел два года назад. В 2019 году, когда поправки в адвокатский закон уже обсуждались, коллегия Верховного суда по экономическим спорам фактически подтвердила законность гонорара успеха в одном из своих отказных определений (см. «Верховный суд узаконил гонорар успеха»). 

«Конечно, установить гонорар успеха в соглашении с доверителем юрист мог, но если клиент отказывался платить, то защитить в суде свои интересы представитель практически не мог, так как правовой статус гонорара приравнивался к играм или пари», – рассказал управляющий партнер АБ КИАП Андрей Корельский. Старший партнер КА Юков и Партнеры Марк Каретин подтверждает – такой институт активно использовался достаточно давно, хотя и не получал судебной защиты, в связи с чем адвокаты могли надеяться только на добросовестность своих доверителей.

Сегодня: востребованный, но рискованный способ

Последние изменения убрали эти ограничения для адвокатов по гражданским делам, и они стали намного чаще применять такую форму оплаты юруслуг в отношениях с доверителями, продолжает эксперт. Такая форма оплаты более чем актуальна, соглашается с коллегой Артур Зурабян, партнер Art de Lex.

В результате действия конкуренции с одной стороны и снижения платежеспособности клиентов с другой стороны на рынке юруслуг выживает тот, кто готов существенную часть оплаты своих услуг отнести на результат.

Артур Зурабян

Мнение опрошенных Право.ru юристов относительно использования гонорара успеха в работе юрфирм разнятся. Практически каждое соглашение с клиентом Art De Lex содержит положение о гонораре успеха, рассказывает Зурабян. По его словам, это обусловлено «клиентоориентированностью фирмы» и желанием сделать условия договора максимально комфортным для клиента. Используем, когда такая форма устраивает доверителей и мы видим возможность принять на себя такие риски, признался Корельский.

О взвешенном подходе к гонорару успеха рассказал Андрей Колбун, юрист Лемчик, Крупский и Партнеры. В его компании таким способом оплаты не пренебрегают именно по причине клиентоориентированности – он позволяет добиться баланса интересов с клиентами при согласовании окончательной цены услуг. В то же время, каждое дело оценивается на предмет юридических рисков и перспектив его исхода. Кроме того, обращают в фирме внимание и на «личный настрой клиента» – и уже исходя из этих параметров принимают решение, насколько целесообразно включать в договор такое условие о вознаграждении. Параметры и размер гонорара успеха настраиваются в ручном режиме, рассказал Колбун.

В Maxima Legal обсуждаемую модель используют в отношениях с клиентами, в доброй совести которых ранее не приходилось сомневаться, рассказывает Урякин. Если с клиентом у нас установлены длительные доверительные отношения, мы с большей вероятностью согласимся на использование «гонорара успеха» и в некоторых случаях сами предложим такую модель оплаты за наши услуги, объяснил юрист. Он также подчеркнул, что не поддерживает «чистый» гонорар успеха. «Консультант, приложивший максимум усилий для защиты своего клиента, имеет право на вознаграждение вне зависимости от результата, предсказать который в условиях нашего правового регулирования, к сожалению, не всегда возможно», – объяснил Урякин.

А Игорь Соколов, к.ю.н., старший юрист практики разрешения споров CMS Russia, уверен: большая юридическая фирма не может широко использовать гонорар успеха по причине значительных фиксированных затрат.

В состав таких затрат входит зарплата сотрудников, в том числе и не-юристов, и аренда офиса. А их покрытие требует постоянного и прогнозируемого денежного потока, а не работы в надежде на своеобразный «джекпот».

Игорь Соколов

Уголовные риски гонорара успеха

Проблема с гонорарами успеха появилась откуда не ждали, рассказывает Корельский. Несколько резонансных дел с участием адвокатов и крупных гонораров в делах компаний с госучастием породили непредсказуемые уголовно-правовые риски практически для любого такого клиентского соглашения, отмечает эксперт.

Одним из показательных случаев стало дело «Аэрофлота», в котором адвокатов Диану Кибец и Александра Сливко обвинили в особо крупном мошенничестве на 250 млн руб. по договору на оказание юруслуг, который содержал в себе условие о гонораре успеха. В апреле Гагаринский районный суд г. Москвы приступил к рассмотрению уголовного дела, по которому адвокатам грозит до восьми лет лишения свободы (№ 01-0221/2021).

Расширительное оценочное толкование разумности и рыночности гонораров со стороны правоохранительных органов накладывают такие рандомные риски практически для любого адвоката. 

И если сегодня это касается в большей степени сотрудничества с госкомпаниями, то завтра подобная опасная для гражданского оборота практика может распространиться и на частноправовые отношения.

Андрей Корельский

Еще одно резонансное уголовное дело возбудили в 2018 году в отношении Игоря Третьякова из АК «Третьяков и партнеры». Того также обвинили в мошенничестве. Адвокат должен был представлять интересы «НПО Лавочкина» в спорах с Роскосмосом, за это ему пообещали гонорар успеха в размере 8% разницы между суммой заявленных истцом и удовлетворенных требований. Фигуранты дела не признают свою вину и считают, что спасли стратегическое предприятие от банкротства, когда выиграли разбирательства по искам, поданным «Роскосмосом» к НПО по разным поводам, почти на 50 млрд руб. Приговора по этому делу пока нет: Химкинский городской суд Московской области должен был вынести его еще в апреле, но вместо этого вернул дело в прокуратуру.

Денег нет, но есть проблемы

Еще одна проблема института гонорара успеха, по мнению Зурабяна, в том, что очень часто клиент готов платить за услугу представителя только тогда, когда она ему необходима. «Когда такая необходимость отпадает и есть положительный результат – зачем теперь платить юристу?», – объясняет эксперт. Юрист может обратиться в суд, но это долго, зачастую неэффективно и в любом случае спорно с точки зрения репутации: мало кто захочет идти в юридическую фирму, которая часто судится со своими клиентам, уверен Зурабян.

Урякин считает, что сейчас основная проблема с гонорарами успеха на текущий момент – невозможность взыскания гонорара успеха в качестве судебных издержек с процессуального оппонента (для примера – дела № А50-20346/2019 и № А21-11719/2019). Это, по мнению юриста, дестимулирует клиентов и консультантов определять размер вознаграждение исключительно посредством использования такого способа оплаты.

Стороны вынуждены прибегать к другим механизмам определения размера вознаграждения, в том числе к уступкам права на взыскание задолженности в судебном порядке. Если этот процесс оканчивается успешно, то консультант возвращает клиенту полученную сумму, за вычетом своей «комиссии».

Дмитрий Урякин

В настоящий момент судебная практика признает возможность включения гонорара успеха в состав судебных расходов при условии, что вознаграждение является разумным, соразмерным и обусловленным не только исходом дела, дополняет Каретин. По его словам, суд вправе включить гонорар в судебные расходы при злоупотреблении другой стороной процессуальными правами, а также при высоком качестве оказанных услуг и при высокой квалификации представителя, о которых может свидетельствовать неоднократная отмена судебных актов. При условии, что к такому результату привели доводы заказчика, сформулированные его представителем.

Колбун видит сложности и в том, что клиенты и их поверенные разговаривают на разных языках – первые на русском, а вторые на юридическом. Доверители зачастую не понимают, при каких условиях они должны выплачивать гонорар, так как условия оплаты зависят не от какого-то срока или понятного всем события, а от процессуально-правовых юридических факторов, обрамленных в договоре специальной лексикой. «Она вроде как понятна нам, юристам, но вызывают затруднения у клиентов, особенно если менеджмент или бенефициары не имеют специфического юробразования и опыта работы в системе правосудия», – объясняет эксперт. 

Поэтому юристов в работе неизбежно сопровождают затяжные и неприятные процедуры согласования этих условий с представителями клиента и с высшим менеджментом заказчика, уверен Колбун.

«На мой взгляд, некоторые проблемы будут возникать при определении «разумности» и «соразмерности» гонорара успеха, а также квалификации представителя. Думаю, что со временем суды выработают подход, который внесет единообразие в применение данного условия», – полагает юрист.

Завтра: гонорар успеха для юристов без статуса?

Еще одна проблема вытекает из того, что гонорар успеха сейчас формально закреплен только в профильном адвокатском законе. Но это не значит, что на практике «обычные» юристы без статуса не могут ее применять. «В целом, легализация гонорара успеха в законе об адвокатуре была воспринята юридическим сообществом как маленькая победа и оценивается большинством как полноценное признание этого способа вознаграждения для всех юристов вне зависимости от адвокатского статуса», – рассказывает Колбун. 

«Гонорар успеха доступен любым юристам. Причем нередко доверители сами настаивают на оплате вознаграждения с юристом, с которым ранее не взаимодействовали, только в случае достижения положительного результата», – полагает советник Инфралекс Михаил Гусев.

По словам Зурабяна, судебная практика подтверждает право юристов на гонорар успеха: если в договоре есть пункт о том, что вознаграждение исчисляется в процентах от взысканной суммы, то это не противоречит выводам КС из постановления 2007 года. «Недопустимым считается только то вознаграждение, которое исполнитель получил без совершения определенных действий. А если исполнитель действительно оказывал юруслуги, указанные в договоре, то ситуация иная», – отмечает юрист. Такой подход подтвердил и Верховный суд при рассмотрении дел № А76-26478/2018 (в 2019 году) и № А60-11353/2013 (в 2015).

«Но что касается их судебной защиты, то сейчас есть правовая неопределенность в этом вопросе. Можно ли применять аналогию закона на юристов без адвокатского статуса – пока непонятно», – отмечает Корельский. Юрист считает, что в ближайшее время этот вопрос должен быть решен либо законодателем, либо высшими судами, которые могут признать такое неравенство неким видом дискриминации частных судебных практиков по сравнению с адвокатами.

В профессиональном сообществе распространено мнение, что норма о гонораре успеха будет оценена Конституционным судом, и в результате юристы, не являющиеся адвокатами, также получат возможность включать условия о гонорарах успеха в соглашения с клиентами.

Марк Каретин
Все юристы, которые помогали нам в написании этого материала, считают такую форму оплаты перспективной. «Была, есть и будет. Клиент всегда просит разделить с ним риск успеха или не успеха через гонорар успеха, и если его защита будет взаимна для обоих сторон, то этот инструмент будет применяться чаще и справедливее отражать рыночность стоимости работы судебных юристов и их профессионализм», – уверен Корельский. «Гонорар успеха в России имеет перспективу в арбитражных спорах в ближайшие годы, поскольку в условиях кризиса предприниматели заинтересованы в оплате услуг именно при достижении положительного результата», – отмечает Гусев.

Зурабян согласен с перспективностью института и видит в нем «мостик» к развитию легализации финансирования судебного представительства, когда функция оплаты услуг представителя принимает на себя третье лицо, а затем это третье лицо может рассчитывать на возмещение по правилам о судебных расходах.

Большое будущее в такой форме оплаты видит и Урякин – но только если суды пойдут дальше и будут допускать возможность взыскивать гонорар успеха с проигравшей стороны. Итоговая сумма судебных издержек, выраженная в «гонораре успеха», может и должна корректироваться судами до «разумных пределов», резюмирует юрист.
 
Максим Вараксин



Twitter Facebook Яндекс Livejournal

Возврат к списку