Вирус на рынке: как юрфирмы переживают кризис

04.12.2020

Эксперт: Андрей Корельский
Источник: Право.ru
Время чтения: 30 минут

Вирус на рынке: как юрфирмы переживают кризис
Фото: © Право.ru

Коронавирус ударил по экономике, а это значит, что и по юррынку. Его участники стали больше демпинговать, возросла конкуренция, клиенты потребовали оптимизировать расходы, а также появились новые методы расчета цен на юруслуги. Крупные и средние клиенты стремятся все больше вопросов отдавать штатным юристам, поэтому консультантам приходится объяснять, какие у них преимущества. Одни юрфирмы сообщили о падении прибыли, другим удалось ее увеличить. Но в целом рынок, конечно, просел.


Основным событием для юридического рынка в 2020 году, как и для практически всех отраслей экономики, стала пандемия коронавируса. Именно она и ее последствия определили текущее состояние отрасли и направления развития для игроков рынка. Последствия оказались, вопреки прогнозам, не такими катастрофическими. «Бизнесу юристы нужны всегда. Выбирают тех, кто готов в самый сложный момент предложить правильные и нестандартные решения», – говорит Дмитрий Афанасьев, председатель комитета партнеров АБ Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры. По данным, которые компании подали в рейтинг «Право.ru», суммарная выручка 10 крупнейших юрфирм из федерального рейтинга в 2020 году выросла на 16,2% по сравнению с 2019 годом.
   
Но если крупным компаниям удалось сохранить и прибыль, и клиентов, то рынок в целом столкнулся с потерями. «Кризис откинул юридический рынок на два-три года назад. И кризис еще не закончился», – констатирует Евгений Шестаков, управляющий партнер INTELLECT. По его мнению, позитивные новости о состоянии отрасли следует делить на два, несмотря на прогнозы отложенного спроса: суды и госорганы по-прежнему работают вполсилы, а отложенный спрос не может покрыть всех убытков. 

Тренды года 

Первый опыт пандемии показал, что выживают те, кто умеет быстро адаптироваться к экономической повестке, меняющимся условиям рынка и скорректировать свой портфель услуг, говорит Андрей Гольцблат, управляющий партнер Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP. Оптимизация оказалась актуальна для всех направлений работы, а фирмы в поисках экономии и большей эффективности пересмотрели внутренние и внешние процессы в компании. Это коснулось и кадров. «Многим сотрудникам, чтобы оставаться на месте, пришлось бежать в два раза быстрее за текущую, а то и меньшую зарплату», – говорит Андрей Корельский, управляющий партнер КИАП.
   
Стала заметнее роль технологий и цифровизации. Те фирмы, которые были изначально технологичными, смогли быстро перестроиться, обеспечить бесперебойную работу сотрудников и связь с клиентом, в том числе в режиме удаленной работы. Антон Коннов, управляющий партнер Allen & Overy в России, отмечает, что им удалось оперативно перестроить бизнес-процессы, поскольку различные решения, в том числе позволяющие работать удаленно, использовались и раньше. «Мы столкнулись с новой реальностью. С одной стороны, некоторые клиенты приняли решение приостановить работу над проектами, с другой – закрыть проекты требовалось «еще вчера», – говорит Коннов. Для большинства фирм самым большим вызовом стало отсутствие возможности пообщаться лично – проблема, которую можно решить дистанционно только отчасти. 

Адаптироваться пришлось и к новым формам судебной работы. Судебные и арбитражные заседания, проходившие онлайн, стали нормой. Цифровизация породила новый взгляд на удаленную работу, из прихоти стала обыденностью и скорректировала офисную жизнь, говорит управляющий партнер «Рыбалкин, Горцунян и Партнеры» Сурен Горцунян.

62467.png

В целом же основное, что пытаются сделать юридические компании на протяжении всего 2020 года, – это сохранить мотивацию на выживание. Думать о развитии в период турбулентности большинству игроков не приходится. 

Коронавирус повлиял на состояние разных практик. У ЕПАМ, крупнейшего игрока российского юррынка, самыми востребованными остаются судебно-арбитражная практика, уголовная практика, практика энергетики и тарифного регулирования, законотворческая, антимонопольная, налоговая, а также практика английского права и специальных ситуаций.

По сравнению с прошлым годом уменьшилось количество обычных корпоративных споров, потому что стороны предпочитают договариваться на фоне экзистенциальных проблем. Но те споры, которые есть, стали сложнее.
Дмитрий Афанасьев, АБ Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры

Запросы бизнеса были обусловлены обстановкой в мире и в стране, говорит Афанасьев. В первую очередь это продолжение внешнего давления на Россию, которое влечет реструктуризацию активов иностранных инвесторов и подсанкционных лиц в России и за границей. Этот же тренд отмечает управляющий партнер Art de Lex Дмитрий Магоня. Лица, контролирующие до 70% российской экономики, оказались под санкциями, а это означает новые подходы об исключительной компетенции российских арбитражных судов по делам с участием таких лиц (согласно ст. 248.1 АПК), делится Магоня.

Афанасьев также отметил рост регулятивных практик и уголовной практики, потому что государство, в том числе правоохранительные органы, становится все активнее. В кризис популярны банкротная практика и практика судебных споров. Стоит ожидать и спроса на услуги в сфере антимонопольного права, ведь монополизация рынков на фоне кризиса только увеличивается. Магоня отметил рост запросов по регулированию цифровых рынков, а Корельский – актуальность семейно-правового направления. 

В целом все фирмы отмечают снижение числа инвестиционных проектов (вне конфликтного элемента), промышленного строительства, международной торговли по значительному набору страновых или товарных направлений. «Рынок M&A переживает не лучшие времена. Здесь пульсирующими очагами активности остаются добыча полезных ископаемых, сельскохозяйственный сектор и продукты питания, а также технологический сектор. В частности, рынок онлайн-образования», – говорит Рыбалкин. 

Фирмы разного масштаба: как дела
 
В целом в кризисное время в России, как и в мире, усилилась стратификация рынка. На волне оказались крупные игроки.

У крупных игроков сохраняется преимущество за счет бренда, масштаба, синергии и глубокой специализации практик. Чтобы брать проекты топового уровня по сложности и масштабу и премиальные гонорары, нужны ресурсы и глубокая экспертиза.
Дмитрий Афанасьев, председатель комитета партнеров ЕПАМ

Но фирм такого масштаба на юррынке считанные единицы. Остальным пришлось сложнее. Например, в INTELLECT средний чек упал на 17%, говорит Шестаков. Магоня говорит о падении выручки Art de Lex в пределах 10%, что для нынешнего рынка хороший показатель. Но есть надежда на рост. «С учетом опыта адаптации мы предвидим, что в 2021-м рост выручки по отношению к 2020-му может составить 25–30% за счёт стрессовых практик (антимонопольная, судебная, банкротная, международный экономический комплаенс) и за счёт услуг для цифровых рынков».

Зарубежные юрфирмы в России переживают не самые лучшие времена, но говорят о рынке с оптимизмом. «Несмотря на трудности и сложную экономическую ситуацию, Россия остается приоритетным рынком, а мы планируем дальнейший рост практик фирмы в России с фокусом на качество услуг и инновации», – отмечает Алексей Захарько, управляющий партнер Dentons в России. Наталья Гуляева, управляющий партнер московского офиса Hogan Lovells, говорит, что и иностранные клиенты, представленные на российском рынке, и российские клиенты фирмы работают «на спокойной уверенности». Компании помогла и ситуация в мире: в фокусе оказались секторы фармацевтики, здравоохранения и ТМТ, в которых Hogan Lovells, включая российскую команду, особенно сильна.

Клиенты диктуют

Пандемия повлияла и на отношения клиентов к консультантам. По словам Афанасьева, налицо стратификация рынка: «С одной стороны, по «обычным» делам клиенты требуют предсказуемые бюджеты и стараются снизить их, а с другой – по особым ситуациям и вопросам, имеющим стратегическое значение для компаний, цена не имеет первостепенного значения, ведь важен результат».

Клиенты борются за оптимизацию расходов или как минимум за их бюджетирование – определенность в сумме и сроках. Это ведёт к тому, что вознаграждение на основе почасовых ставок (там, где этот метод исчисления ещё сохраняется) всегда ограничивается «кэпом», говорит Магоня. Из тех же соображений клиенты настаивают на переходе от дифференцированных значений ставок (в зависимости от квалификации участвующих в проекте сотрудников) к одной плоской ставке. «Там, где стоимость услуг номинируется в иностранной валюте, российские клиенты настаивают на фиксированном курсе или «уровне отсечения», – говорит Магоня. Например, «если курс евро вырастет выше 90 руб. за евро, стоимость услуг исчисляется исходя из курса в 90 руб. за евро. Стоимость на рутинные процессы, такие как проверка договоров, документов в рамках торговых процедур, снижается. «С одной стороны, это закрепляет водораздел между юридическим сервисом и комплаенсом, а с другой – закрепляет рост значимости методов автоматизации при исполнении юридической (или комплаенс) функции», – говорит Магоня.

«При этом требования к качеству услуг продолжают расти, как и запрос на скидки, поэтому приходится искать компромиссы как по цене, так и формам оплаты юридических услуг через микс почасовых, фиксированных и премиальных гонораров», – говорит Корельский. С этим согласны в юрфирме «Рыбалкин, Горцунян и Партнеры». «Клиенты становятся еще требовательнее к скорости и к качеству юридической работы, дают меньше времени и часто выдвигают повышенные требования к защите информации. При этом давление на цены не уменьшается, ведь конкуренция еще выше», – говорит Горцунян.

Корельский отмечает, что появилось больше непривычных видов расчетов с консультантами за работу. Например, в виде опционов на активы, доли и акции в компаниях, недвижимости. «Время заставляет быть гибкими».

Клиенты стремятся сами делать как можно больше работы, которая раньше передавалась на аутсорсинг. Но коллеги по цеху хотят сотрудничать. Они пытаются совместно обслуживать клиентов, обсуждают разные формы альянсов.
Сурен Горцунян, управляющий партнер «Рыбалкин, Горцунян и Партнеры»

«Мы видим растущий интерес к управлению юридическими проектами, альтернативным юридическим услугам и юридическим технологиям, а также к нашим инновационным решениям, таким как гибкая юридическая консультация, аутсорсинг и наши Глобальные центры обслуживания бизнеса. Мы уже активно используем большую часть этих инструментов в России», – говорит об опыте международной компании Наталья Гуляева, управляющий партнер московского офиса Hogan Lovells.

Штатные юристы готовы брать еще больше работы. Не только крупные, но и средние компании за последние пять-шесть лет сформировали прекрасные юридические подразделения, подтверждает Дмитрий Магоня: новая реальность только усилит эту тенденцию. «Только уголовно-правовая практика имеет гарантии поручений, ведь защитниками по уголовным делам пока могут быть лишь адвокаты. Все остальные отраслевые области – поле конкуренции между внутренними юристами, внутренним комплаенсом (с одной стороны) и внешними консультантами (с другой)». Внешние консультанты должны уделять повышенное внимание к вопросу собственной эффективности. То, что всегда отличало внешних консультантов, например креативность мышления при выстраивании правовых позиций и тайминг в достижении результатов, а также проактивность действий, в новых условиях принимает критическое значение для юррынка.

Рынок труда: что нового

Рынок труда в «коронавирусный» год оказался непростым. Так, хороших вакансий мало, а размеры оплаты снижаются или как минимум не растут. Под вопросом оказались бонусные программы за 2020 год. Кризис стал испытанием партнёрств, привел к обострению и противоречий, и конкуренции в командах. В результате непрочные партнерства распались, а с нелояльными, неэффективными или уставшими партнерами пришлось расстаться.  


Кризис обострил внутренние противоречия в юридических фирмах, а скрытые конфликты вышли наружу, что привело к выходу из сложившихся коллективов конкурентных партнеров.
Евгений Шестаков, INTELLECT

Кризис пошатнул позиции уставших и неэффективных партнёров, а также негенерирующих высокооплачиваемых старших юристов. «Такое движение на выход – питательная среда для создания новых юрфирм. В ближайшее время мы узнаем старых знакомых под новыми именами. Очень вероятно, что они станут новыми звёздами», – считает Шестаков.

С другой стороны, многие команды в очередной кризисный год старались сохранить штат, отметил Магоня. «Хорошие специалисты в области цифровых рынков, банкротства, судебных и арбитражных споров всегда на вес золота».

В целом же сохраняется рынок работодателя, признают в РГП. «Мы получаем огромное количество резюме соискателей и видим большое число талантливых юристов. В частности, они высвобождаются из международных юридических фирм, которые, скорее всего, сокращают свое присутствие на российском рынке и уступают долю российским фирмам», – отмечают общую тенденцию в компании.

Что нужно рынку
 
Чтобы рос юррынок, нужны экономика, растущая хорошими темпами, инвестиции в страну вместо вывода денег в офшоры, независимая судебная система, сбалансированная работа законодательной власти, стабильная налоговая и финансовая политика. «У юристов все последние годы очень много конфликтной и «похоронной» работы, если мы говорим про суды, банкротство и уголовные дела, поэтому хорошие юристы не пропадут. Но созидательной и позитивной работы становится все меньше, как и иностранных инвестиций», – констатирует Корельский.

Но и в кризисных условиях рост возможен, убежден Гольцблат. Это, по его мнению, может происходить благодаря объединению ресурсов с более сильными игроками, выходу на новые рынки, умению адаптироваться под меняющиеся политические и экономические условия, что позволяет предлагать клиентам новые услуги, возможности и экспертизу. «Не все игроки готовы к таким переменам, но наш опыт показал, что за подобными изменениями приходит много новых возможностей как для команды, так и для клиентов фирмы», – отметил он.


Twitter Facebook Яндекс Livejournal

Возврат к списку