Modern Arbitration: LIVE News Journal. Новости спортивного арбитража

23.10.2020

Эксперт: Наталья Кислякова
Источник: Modern Arbitration: LIVE News Journal
Время чтения: 21 минута

Российские спортсмены в спортивном арбитраже

Слушания в Спортивном арбитражном суде (CAS) по апелляциям дисквалифицированных за нарушение антидопинговых правил на Олимпиаде-2014 российских бобслеистов Александра Зубкова, Александра Касьянова, Алексея Пушкарева и Ильвира Хузина прошли 23 апреля в формате видеоконференции. По решению Дисциплинарной комиссии Международного олимпийского комитета результаты на Олимпиаде в Сочи в 2014 году были аннулированы, а самим спортсменам было пожизненно запрещено участвовать в Олимпийских играх. Решение суда на данный момент не вынесено.

Также, в феврале 2020 года CAS частично удовлетворил апелляцию российского легкоатлета по спортивной ходьбе Александра Иванова против Российского антидопингового агентства (РУСАДА) в отношении решения, вынесенного Антидопинговым комитетом РУСАДА в октябре 2018 года. Срок дисквалификации был сокращен с трех до двух лет, начиная со 2 мая 2017 года, а все соревновательные результаты, достигнутые в период с 9 июля 2012 года по 17 августа 2014 года, аннулируются со всеми вытекающими последствиями.

Помимо этого, CAS ведет арбитражное разбирательство между Всемирным антидопинговым агентством (ВАДА) и Российским антидопинговым агентством (РУСАДА). Процедура CAS была инициирована ВАДА после того, как РУСАДА не приняло заключения Комитета ВАДА по проверке соответствия, принятого Исполнительным комитетом ВАДА 9 декабря 2019 года.

Трудовые споры профессиональных спортсменов можно будет передать в арбитраж

31 июля 2020 года был принят Федеральный закон о внесении изменений в Федеральный закон «О физической культуре и спорте в Российской Федерации» и Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, а также Федеральный закон о внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации.

Указанными законами из перечня неарбитрабильных споров, установленного статьей 22.1 ГПК РФ, исключены индивидуальные трудовые споры спортсменов и тренеров в профессиональном спорте и спорте высших достижений. Теперь такие споры могут быть переданы (помимо комиссий по трудовым спорам и судов) в арбитраж, администрируемый ПДАУ, рассматривающий споры в профессиональном спорте и спорте высших достижений. При этом правила арбитража индивидуальных трудовых споров должны быть утверждены некоммерческой организацией, при которой действует ПДАУ, по согласованию с профессиональным союзом работников физической культуры и спорта. Более подробно об изменениях далее расскажут эксперты.

Комментарии Экспертов

Наталья Кислякова, старший юрист адвокатского бюро КИАП

Чего касаются внесенные изменения и существенно ли они меняют существующий порядок рассмотрения споров?

Было принято два новых законодательных акта:

  • Федеральный закон от 31.07.2020 № 245-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О физической культуре и спорте в РФ» и статьи 3 и 22-1 Гражданского процессуального кодекса РФ»
  • Федеральный закон от 31.07.2020 № 246-ФЗ «О внесении изменений в Трудовой кодекс РФ в части передачи индивидуальных трудовых споров спортсменов, тренеров в профессиональном спорте и спорте высших достижений на рассмотрение третейских судов»

Изменения касаются порядка рассмотрения индивидуальных трудовых споров в национальном спортивном арбитраже, имеющем статус ПДАУ, а именно Национальном Центре Спортивного Арбитража (далее: «НЦСА»). Также были закреплены требования к арбитрам, устранены ранее существовавшие противоречия между нормативными актами, более подробнее предусмотрены некоторые нюансы в связи с разрешением спортивных споров.

Как Вы считаете, что было предпосылкой изменения законодательства?

Долгое время даже сам вопрос арбитрабильности индивидуальных трудовых споров был открытым. Затем, в 2016 году были внесены вступившие в силу в 2017 году изменения в Закон «О физической культуре и спорте в РФ», а ТК РФ и ГПК РФ не были приведены с ними в соответствие.

Это отсутствие соответствия между актами неоднократно отмечали коллеги как из Министерства спорта, так и те, кто интересовался проблемой (подробно этот описали в 2018 году Андрианова М.А., Муранов А.И. в статье «Проблема арбитрабельности индивидуальных трудовых споров в сфере профессионального спорта и спорта высших достижений: возможное несоответствие федерального закона «О физкультуте и спорте в РФ», ГПК РФ и Трудовому кодексу РФ»).

На это даже обратил внимание Верховный суд в конце 2019 года, уточнив, что федеральным законом могут быть установлены исключения из перечня споров, которые не подлежат рассмотрению третейским судом по правилам части 2 статьи 221 ГПК РФ, части 2 статьи 33 АПК РФ и привел в пример индивидуальные трудовые споры (п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 декабря 2019 г. N 53 г. Москва).

Теперь данное несоответствие, наконец, устранено на уровне ГПК РФ и ТК РФ.

Какие споры могут быть теперь переданы в арбитраж?

Категории споров, рассматриваемых третейским судом в рамках арбитража (третейского разбирательства) в профессиональном спорте и спорте высших достижений установлены в ст. 36.3. Федерального закона «О физической культуре и спорте в РФ « и включают достаточно широкий перечень.

Однако, как уже отмечалось, фактически арбитрабильность индивидуальных трудовых споров была установлена гораздо раньше, с принятием поправок в федеральный закон «О физической культуре и спорте в РФ» три года назад, сейчас же нормы ГПК были приведены в соответствие и унифицированы.

Интереснее и острее стоит вопрос конкуренции юрисдикций у спортсменов международного уровня: высока вероятность, что по некоторым категориям споров параллельно будут действовать оговорки о разрешении споров в НЦСА и оговорки о разрешении споров в спортивном арбитражном суде в Лозанне (CAS), так как компетенция последнего может следовать из регламентов и других внутренних документов международных спортивных федераций. Кроме того заявки на участие в международных соревнованиях как правила содержат оговорку именно CAS.

Какие особенности заключения арбитражных соглашений по поводу споров, возникающих в профессиональном спорте, и индивидуальных споров? Согласуется ли позиция российского законодателя с мировой практикой?

Обычно арбитражные соглашения в спорте могут существовать как в форме классического соглашения, так и в форме положения, входящего в уставной акт или регламент юридического лица, на который имеется ссылка.

В ч. 4 ст. 36.2. Федерального закона «О физической культуре и спорте в РФ отмечается, что:

Спор, возникающий в профессиональном спорте или спорте высших достижений, может быть передан на рассмотрение третейского суда при наличии арбитражного соглашения, заключенного в письменной форме в соответствии с требованиями законодательства об арбитраже (третейском разбирательстве). Арбитражное соглашение, за исключением арбитражного соглашения о рассмотрении индивидуальных трудовых споров, считается заключенным также в случае, если оно включено в нормы, утверждаемые общероссийской спортивной федерацией или профессиональной спортивной лигой, иными организаторами спортивных мероприятий и устанавливающие права и обязанности субъектов физической культуры и спорта в профессиональном спорте и спорте высших достижений, в положения (регламенты) спортивных соревнований с участием указанных субъектов, в устав общероссийской спортивной федерации или профессиональной спортивной лиги и имеется письменное согласие указанных субъектов, выраженное в заявках, заявлениях, заявочных формах и иных документах, свидетельствующих об их волеизъявлении руководствоваться арбитражным соглашением.

Это соответствует мировой практике и оговорки Спортивного арбитражного суда в Лозанне (CAS) могут существовать в такой же форме, однако проблема волеизъявления в таких условиях продолжает оставаться актуальной и дискуссионной.

Могут ли возникнуть сложности при включении арбитражного соглашения в нормы, утверждаемые общероссийской спортивной федерацией или профессиональной спортивной лигой, иными организаторами спортивных мероприятий; в положения (регламенты) спортивных соревнований; в устав общероссийской спортивной федерации или профессиональной спортивной лиги? Должно ли в таком случае согласие на арбитраж быть явно выражено или достаточно общего согласия с положениями документа, содержащего арбитражное соглашение?

Это достаточно дискуссионный вопрос и неоднозначный не только в России, но и во всем мире. Говоря о согласии на арбитраж нужно сказать, что многие виды арбитража являются обязательными, в том числе и спортивный арбитраж часто относят к принудительному, потому заключение оговорки ссылкой при сомнительной форме волеизъявления встречается в спортивном арбитраже повсеместно.

Надо сказать, что в мировой практике существуют решения, в которых ссылка на арбитражное соглашение, содержащееся в уставных документах спортивной организации, была признана недействительной. Так в решении от 6 ноября 2011 г. № 4A_358/2009 Федеральный (Верховный) суд Швейцарии постановил, что подписание заявки для участия в Чемпионате мира по хоккею не отвечает требованиям Статьи 178 Швейцарского закона о Международном частном праве3. В Решении Федерального (Верховного) суда Швейцарии от 25 марта 2004 г. № 4P_253/2003 спор касался трудового договора тренера, CAS признал, что у него нет компетенции рассматривать данный спор, так как указания в имевшихся внутренних документах ФИФА на арбитражную оговорку было недостаточно. Только последующее внесение изменений во внутренние документы ФИФА смогло повлиять на решения о компетенции в дальнейшем4.

Что касается мировой положительной судебной практики относительно действительности таких арбитражных соглашений, в двух важных делах Федерального (Верховного) суда Швейцарии: «деле Нагеля» (Решение No. 4C.44/1996 от 31 октября 1994 г) и «деле Робертса» (Решение No. 4P.230/2000 от 7 февраля 2001 г) суд в обоих случаях указал, что вполне достаточно ссылки на документ, в котором содержится арбитражная оговорка, без специального указания того, что в том документе, на который имеется ссылка, содержится арбитражное соглашение5. К аналогичному выводу пришел Федеральный (Верховный) суд Швейцарии в решении от 9 января 2009 г. № 4А_460/2008, подтвердившем решение CAS 2007/A/13706. Суд пришел к выводу, что спортивный арбитраж обладал необходимой юрисдикцией, так как Бразильская футбольная федерация является членом ФИФА и потому связана уставом и внутренними актами ФИФА. Аргумент о том, что спор является национальным, не был принят во внимание, так как спортсмен являлся членом ФИФА и должен был подчиняться актам ФИФА. В аналогичном решении от 20 января 2010 г. № 4A_548/20097, суд оставил в силе решение СAS 2009/A/18818: несмотря на то, что трудовой договор не содержал арбитражную оговорку, к спортсмену также применялись международные правила ФИФА, содержащие такую оговорку.

Таким образом, компетенция арбитража очень часто следует из уставов и правил федераций, ассоциаций и других спортивных организаций и это соответствует мировой практике спортивного арбитража.

В то же время нам видится две проблемы. Первая: конкуренция юрисдикций НЦСА с CAS, спортсмены международного уровня все равно будут связаны актами международных спортивных федераций. Вторая: отсутствие оригинала оговорки с подписью стороны. Рассуждаю про российские реалии, интересно отметить, что отсутствие письменной формы оговорки может влечь определенные риски, принимая во внимание практику российских судов, в частности Определение Верховного суда Российской Федерации №305-ЭС17-993 от 20 июня 20189. В данном деле суд указал, что отсутствие оригиналов либо заверенных надлежащим образом копий договоров перестрахования, подписанных сторонами, соответственно, арбитражных соглашений, нарушает публичный порядок в части одного из фундаментальных принципов – права на справедливое судебное разбирательство. Таким образом, существуют перспективы отказа в признании и приведении в исполнение решения спортивного арбитража на основании отсутствия оригинала полного арбитражного соглашения. Но все-таки говоря о свежих решениях в России можно привести в пример дело А53-3107/2020 – ссылки в коносаменте на чартер, который в свою очередь включал стандартные условия с арбитражной оговоркой, оказалось достаточно для заключения арбитражного соглашения в отношении перевозки.

Должно ли быть право на согласование иного форума рассмотрения споров?

Спортивный арбитраж всегда славился принудительностью и безальтернативностью (прежде всего международный спортивный арбитраж).

Такая безальтернативность присуща и НЦСА, хотя правила спортивных споров есть и у МКАС при ТПП РФ и он, теоретически, мог бы составлять конкуренцию НЦСА.

Проблема безальтернативности нередко поднимается коллегами: если рассматривать арбитраж как способ разрешения споров, основанный на соглашении между сторонами, то обязательность арбитража противоречит его природе. Такое толкование следует из Типового закон ЮНСИТРАЛ о международном торговом арбитраже 1985 года, предусматривающем, что “самостоятельность сторон позволяет сторонам отбирать или приспосабливать правила в соответствии с их конкретными пожеланиями и потребностями10.

Однако договорная природа арбитража не является аксиомой, в мире существует множество примеров, когда у стороны нет права согласовать иной форум: обязательный (compulsory) арбитраж распространен в США, в частности в сфере страхового права, принудительный и безальтернативный арбитраж долгое время существовал на основании Московской конвенции 1972 г.

Спортивный арбитраж за обязательность и безальтернативность часто критикуется, многие считают, что у спортсменов должно быть право выбора и возможность участвовать в переговорах относительно способа разрешения спортивного спора. Однако коллеги сходятся во мнении, что безальтернативность спортивного арбитража обусловлена необходимостью быстрого разрешения споров в данной специфической отрасли.

Как Вы полагаете, приведет ли внесение изменений к заключению новых арбитражных соглашений или внесению соответствующих изменений в соглашения о разрешении споров?

Внесенные изменения не столь глобально меняют существовавшую систему разрешения спортивных споров, однако для заключения новых арбитражных соглашений необходимо однозначно решить вопрос конкуренции юрисдикций НЦСА и CAS: скорее всего решения НЦСА не будут окончательными и многие из них можно будет обжаловать в CAS, а НЦСА фактически получит часть функций юрисдикционных органов спортивных федераций.

Как Вы полагаете, приведет ли внесение изменений к заключению новых арбитражных соглашений или внесению соответствующих изменений в соглашения о разрешении споров?

У МКАС при ТПП РФ уже есть правила разрешения спортивных споров. Не думаю, что имеет смысл говорить о том, что другие центры, имеющие статус ПДАУ (РСПП, МАК, РАЦ, HKIAC, VIAC) когда-либо примут правила арбитража спортивных споров, они не являются специализированными институтами.

Скорее всего все последние изменения вокруг национального спортивного арбитража в первую очередь направлены на продолжение реформирования системы разрешения споров в НЦСА, прежде всего касаются спортсменов национального уровня и являются попыткой вывести часть споров из CAS на национальный уровень так как разбирательство в Швейцарии не всегда доступно и целесообразно, а также попыткой вывести часть споров из юрисдикционных органов национальных спортивных федераций в третейский суд, так как последний будет более независим и беспристрастен, чем юрисдикционные дисциплинарные органы национальных спортивных федераций.

Каковы, по Вашему мнению, перспективы развития спортивного арбитража в России?

Спортивный арбитраж при Спортивной арбитражной палате, получивший в апреле 2019 года статус ПДАУ и переименованный в НЦСА, скорее всего, останется активно функционирующим спортивным третейским судом и будет иметь юрисдикцию по части споров, по которым идти в CAS нецелесообразно по стоимости, а юрисдикция государственных судов исключена.

По аналогии феномена, когда дисциплинарные органы международных спортивных федераций передали часть своих функций CAS, который теперь рассматривает споры в рамках новой процедуры ADD аналогичное произойдет и на национальном уровне в России: видится, что часть функций будет передана от юрисдикционных дисциплинарных органов национальных спортивных федераций в НЦСА.

Что же касается трудовых споров, здесь НЦСА будет безусловным монополистом, однако на настоящий момент не в полной мере понятно, как быть с оговорками в уставах международных федераций, ведь спортсмены международного уровня также бывают связаны оговорками CAS по своим индивидуальным трудовым спорам. Поэтому полагаю, что НЦСА прежде всего нацелен на спортсменов национального уровня.

________________________

3 §3.2.4. Решения Федерального (Верховного) суда Швейцарии от 6 ноября 2011 г. 4A_358/2009 // http://www.wada-ama.org/Documents/ World_Anti-Doping_Program/WADP-Legal_Library/Case_Law/WADP-Case- Law-2/4A_358_2009_Busch_v_WADA.pdf (дата обращения 20.08.2016).
4 Mavromati D. Selected issues related to CAS jurisdiction in light of the jurisprudence of the Swiss Supreme Court // CAS Bulletin 2011/1 P. 38-39 URL: http://www.tas-cas.org/fi (Дата обращения: 05.09.2017 г.).
5 Цит. по Kaufmann-Kohler G., Blaise S. International Arbitration in Switzerland: A Handbook for Practitioners. 2004. P. 102. Mavromati D. Selected issues related to CAS jurisdiction in light of the jurisprudence of the Swiss Supreme Court // CAS Bulletin 2011/1 P. 36-37 URL: http://www.tas-cas.org/fileadmin/ user_upload/Bulletin_1_2011.pdf (Дата обращения: 05.09.2017 г.).
6 http://www.swissarbitrationdecisions.com/jurisdiction-of-the-cas-arbitral-clause-by-reference-to-regulati 

7 Решения Федерального (Верховного) суда Швейцарии от 20 января 2010 г. 4A_548/2009 // http://www.swissarbitrationdecisions.com/sites/ default/files/20%20janvier%202010%204A%20548%202009.pdf (дата об- ращения 05.09.2017).
8 E. v. FIFA & Al-Ahly Sporting Club, CAS 2009/A/1881, 2009 http://jurisprud ence. tas-cas.org/Shared%20Documents/1881.pdf (дата обращения 05.09.2017).
9 Определение Верховного суда Российской Федерации№305-ЭС17-993 //
http://kad.arbitr.ru/PdfDocument/d9ad5ac7-f5a6-456599af-3a2993a4e4d/ b91fc703-2d28-45c1-bc2e-1728a52f6f38/A40-60583-2016_20180620_
Opredelenie.pdf (дата обращения 28.08.2018).
10 Типовой закон ЮНСИТРАЛ о международном торговом арбитраже 1985 год С изменениями, принятыми в 2006 году // http://www.uncitral.org/ pdf/russian/texts/arbitration/ml-arb/07-87000_Ebook.pdf (дата посещения: 02.10.2016).


Twitter Facebook Яндекс Livejournal

Возврат к списку