Не нужно ломать стены и пол, можно легко найти утечку за один раз! Подробнее по ссылке нефтьмагистраль азс

Несогласие должника с начисленной неустойкой нельзя расценивать как подачу заявления об ее уменьшении

14.01.2020

Источник: Адвокатская газета

Несогласие должника с начисленной неустойкой нельзя расценивать как подачу заявления об ее уменьшении
Источник: © Адвокатская газета

Верховный Суд указал на недопустимость уменьшения неустойки при неисполнении должником бремени доказывания ее несоразмерности и непредставлении им соответствующих доказательств, а также в отсутствие должного обоснования.

Эксперты «АГ» разошлись в оценке выводов Суда. По мнению одного из них, определение ВС, несмотря на очевидность некоторых положений, все же содержит в себе ряд интересных идей, которые в перспективе могут оказать положительное влияние на развитие судебной практики. Другой эксперт перечислил недостатки судебного акта и предположил, что он вряд ли повлияет на правоприменительную практику.

10 декабря 2019 г. Верховный Суд РФ вынес Определение № 307-ЭС19-14101 по спору о взыскании задолженности с Эрмитажа его контрагентом по договору технического обслуживания и текущего ремонта.

В марте 2017 г. ФГБУ культуры «Государственный Эрмитаж» и ООО «БизнесСервисГрупп» заключили договор на техническое обслуживание и текущий ремонт оборудования систем вентиляции, кондиционирования и автоматического управления инженерным обеспечением здания музея на общую стоимость около 19 млн руб. По условиям договора музей оплачивал выполненные работы в течение 15 банковских дней после подписания сторонами акта сдачи-приемки и представления исполнителем счета на оплату.

Стороны также предусмотрели штрафные санкции в п. 3.4.3 договора за неисполнение или ненадлежащее исполнение обществом договорных обязательств, за исключением просрочки исполнения исполнителем обязательств (в том числе гарантийного обязательства). Размер штрафа был определен в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 25 ноября 2013 г. № 1063 и составил почти 1 млн руб. В свою очередь, п. 3.4.5 договора наделял заказчика правом удержать неустойку из подлежащей уплате исполнителю суммы при уведомлении последнего. Условия договора также предусматривали право заказчика составить перечень предусмотренных техническим заданием услуг и работ, которые не были оказаны исполнителем или выполнены последним с нарушением установленных плана-графика/сроков, и направить соответствующую претензию исполнителю.

В 2017 и 2018 гг. стороны подписали акты сдачи-приемки оказанных услуг без замечаний. При этом заказчик составил перечень не выполненных и не оказанных обществом услуг и направил ему претензию с предложением представить мотивированный ответ о причинах нарушения договорных обязательств, а также уплатить неустойку в добровольном порядке. В письме от сентября 2017 г. музей предупредил контрагента о возможном удержании неустойки.

В ответном письме общество согласилось на удержание штрафа в счет сумм, подлежащих уплате за выполненные работы. В связи с этим Эрмитаж перечислил обществу свыше 3 млн руб. Тем не менее «БизнесСервисГрупп» не согласилось с размером полученной оплаты по договору и обратилось в суд с иском о взыскании задолженности в размере 6,6 млн руб.

Спор рассматривался в АС г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области. В ходе судебного разбирательства по делу Эрмитаж ссылался на удержание штрафа вследствие допущенных исполнителем нарушений условий договора. Музей утверждал, что уведомлял контрагента об удержании штрафа на сумму 6,6 млн руб., размер которого был определен на основании п. 3.4.3 договора.

Арбитражный суд проверил обоснованность начисления и удержания Эрмитажем штрафа на сумму заявленных исковых требований, установив правомерность его начисления. Однако размер штрафной санкции был снижен им, исходя из внутреннего убеждения и обстоятельств конкретного дела, до 3 млн руб. При этом суд проверил многочисленные возражения общества об основаниях начисления неустойки и признал их необоснованными. В то же время, освобождая общество от бремени доказывания несоразмерности неустойки, суд указал, что степень ее соразмерности последствиям обязательства является оценочной категорией.

В итоге суд удовлетворил иск общества частично, взыскав с ответчика задолженность на сумму 3,6 млн руб. В удовлетворении остальной части иска было отказано. Впоследствии это решение устояло в апелляции и кассации. Суды согласились с доводами музея о наличии оснований для начисления им штрафа обществу, поскольку работы в спорный период выполнялись последним с нарушениями условий договора, но при этом признали возможным уменьшить подлежащую начислению сумму неустойки по правилам ст. 333 ГК РФ.

В кассационной жалобе в Верховный Суд Эрмитаж указал на нарушение норм материального и процессуального права.

После изучения материалов дела № А56-64034/2018 высшая судебная инстанция отметила, что, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить ее по соответствующему заявлению должника (п.1 ст. 333 ГК РФ). Со ссылкой на собственное Постановление Пленума от 24 марта 2016 г. № 7 Верховный Суд напомнил условия применения указанной статьи в рассматриваемом споре. Согласно им, коммерческая организация вправе подать заявление об уменьшении неустойки, размер которой был согласован сторонами при заключении договора, но она обязана доказать ее несоразмерность последствиям допущенного ею нарушения исполнения обязательства.

Верховный Суд счел, что истец не опроверг факты ненадлежащего исполнения договора в апелляционной и кассационной инстанциях, в связи с чем он согласился с нижестоящими судами о наличии оснований для начисления учреждением неустойки и ее удержания в соответствии с п. 3.4.5 договора в досудебном порядке. При этом ВС указал, что окружной суд неправомерно отклонил довод ответчика о том, что истец не заявлял об уменьшении неустойки, – тогда суд округа счел, что общество не было согласно с размером и обоснованностью начисления неустойки. «Однако возражение должника об обоснованности начисления неустойки, равно как и ее размера, само по себе не является предусмотренным ст. 333 ГК РФ заявлением об уменьшении неустойки. Более того, как было указано выше, должнику недостаточно заявить об уменьшении неустойки, он должен доказать наличие оснований для ее снижения», – пояснил ВС, отметив, что общество в ответном письме на претензию заказчика фактически выразило свою волю о судьбе неустойки.

Таким образом, Верховный Суд указал на недопустимость уменьшения неустойки при неисполнении должником бремени доказывания ее несоразмерности, непредоставлении им соответствующих доказательств, а также в отсутствие должного обоснования. «Иной подход позволяет недобросовестному должнику, нарушившему условия согласованных с контрагентом обязательств, в том числе об избранных ими мерах ответственности и способах урегулирования спора, извлекать преимущества из своего незаконного поведения», – отметил он в своем судебном акте. В связи с этим ВС РФ отменил судебные акты нижестоящих инстанций и отказал в удовлетворении иска «БизнесСервисГрупп» к Эрмитажу.

Комментируя определение Суда, юрист АБ КИАП Алексей Гурин отметил, что оно более чем последовательно развивает правовые позиции, сформированные как Верховным Судом РФ, так и иными высшими судами в части снижения неустойки. По его мнению, комментируемый судебный акт представляет интерес по нескольким причинам.

«Во-первых, придерживаясь идеи, заложенной в Постановлении Пленума ВС РФ № 7 от 24 марта 2016 г., ВС РФ указывает на необходимость обоснования заявления о снижении неустойки, которое не должно сводиться исключительно к несогласию с ее размером. Иными словами, подобное заявление должно содержать убедительные доводы, свидетельствующие о несоразмерности заявленной истцом неустойки. Хотя указанная идея не нова и выводится из содержания ст. 333 ГК РФ и вышеуказанного Постановления Пленума, при рассмотрении данного дела нижестоящие суды ее не учли. Это лишний раз доказывает необходимость подобных определений Верховного Суда РФ, в которых бы напоминалось о “прописных истинах” ГК РФ», – пояснил эксперт.

«Во-вторых, в анализируемом определении (если рассматривать его во взаимосвязи с последней практикой по “сальдированию в рамках договора подряда” (наиболее примечательны Определения ВС РФ от 29 января 2018 г. № 304-ЭС17-14946 и от 12 марта 2018 г. № 305-ЭС17-17564)) косвенно прослеживается идея, согласно которой допускается уменьшение суммы причитающихся подрядчику выплат на сумму неустойки. Из этого следует, что при осуществлении сальдирования по договору подряда заказчик вправе принять во внимание в том числе и неустойку», – отметил юрист.

Алексей Гурин подытожил, что, несмотря на очевидность некоторых положений комментируемого определения, оно тем не менее все же содержит в себе ряд интересных идей, которые в перспективе могут оказать положительное влияние на развитие судебной практики.

Руководитель проектов Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья», к.ю.н. Виктор Спесивов отметил безусловное существование проблемы абсолютной непонятности для юристов судейских критериев для снижения или неснижения договорной неустойки по ст. 333 ГК РФ.

«В одних и тех же ситуациях одни судьи говорят, что ответчик не доказал несоразмерность начисленной неустойки, а другие – что неустойка несоразмерна, потому что несоразмерна, и все. И оба таких судебных акта, будучи принятыми в судах первой инстанции, чаше всего благополучно доходят до Верховного Суда неизмененными в этой части. По сути дела, в данном вопросе мы имеем дело с тем самым судейским убеждением, более похожим на судейский произвол, – полагает эксперт. – Начало определения дало надежду на установление каких-либо понятных “простым смертным юристам” критериев, по которым можно защищать договорную неустойку, но в итоге все кончилось выводом о том, что в материалах дела просто отсутствует недвусмысленное заявление ответчика – коммерческой организации о снижении неустойки».

Виктор Спесивов добавил, что такое основание для отказа в снижении неустойки судебной практике известно давно и активно ею применяется. «Дополнительный довод ВС РФ о том, что ответчик не доказал несоразмерность, выглядит именно дополнительным, ведь он опять неконкретен, и потому вряд ли рассматриваемое определение ВС РФ сможет каким-либо образом повлиять на складывающуюся судебную практику», – подытожил эксперт.


Twitter Facebook Яндекс Livejournal

Возврат к списку