Верный рецепт повышения состязательности в процессе. Статья Дмитрия Калиниченко в журнале "Российский адвокат"

27.10.2021

Источник: Российский адвокат
Время чтения: 12 минут

Верный рецепт повышения состязательности в процессе. Статья Дмитрия Калиниченко в журнале "Российский адвокат"
Photo: Unsplash/Aditya Joshi

27 сентября 2021 г. на сайте «Российский адвокат» была опубликована статья Олега Матюнина, в которой автор подробно изложил свое видение ситуации относительно несовершенства законодательства, касающегося прав стороны защиты на сбор доказательств в уголовном процессе и ущемляющего права адвокатов, а значит, нарушающего принцип состязательности сторон.

С этим тезисом сложно не согласиться. Действительно, и ч. 3 ст. 123 Конституции РФ, и ст. 15 Уголовно-процессуального кодекса РФ, и нормы других законов закрепляют важный принцип уголовного судопроизводства – состязательность. Однако при назначении экспертизы и при ее дальнейшем производстве он зачастую нарушается. Действующее законодательство не способствует реализации указанного принципа, тем самым создавая препятствия для выстраивания адвокатами линии защиты в уголовном процессе, что подтверждается следующим.

Во-первых, следственные органы, суды и другие государственные органы отдают предпочтение исключительно экспертизам, проводимым в государственных учреждениях. Здесь речь идет об объективности и беспристрастности государственных экспертных учреждений. К примеру, следователь в порядке ст. 195 УПК РФ сам определяет наименование экспертного учреждения, вопросы, которые необходимо поставить перед экспертом, а сторона защиты во многом никак не может повлиять на эти обстоятельства. Право подозреваемого, обвиняемого и защитника знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы, предусмотренное п. 1 ч. 1 ст. 198 УПК РФ, зачастую реализуется уже после ее проведения, обычно в момент ознакомления с заключением эксперта.  Более того, в соответствии с п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 г. № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» проведение экспертиз в негосударственных учреждения возможно только в тех случаях, когда нет возможности провести их в государственных. При этом сторона защиты для подготовки контрдоказательств также вынуждена прибегать к проведению экспертиз в государственных учреждениях, а не в коммерческих, что крайне проблематично.

Во-вторых, большинство экспертных государственных учреждений имеют значительную загрузку в связи с подготовкой экспертиз, назначаемых на стадии предварительного следствия в уголовном процессе самими следователями. Это также обусловлено тем, что многие экспертные государственные учреждения, входящие в структуры Минюста России, МВД России, Минздрава России, Минобороны России, МЧС России, ФСБ России, ФТС России, именно нацелены на проведение экспертиз для органов предварительного следствия. В связи с такой загрузкой данные организации отказывают адвокатам в проведении различного рода экспертиз. При этом суды, как показывает практика, больше доверяют именно экспертизам, проведенным при государственных учреждениях. Отношение к экспертизам, проведенным в негосударственных коммерческих организациях, по-прежнему у многих судей остается неоднозначным. Это зачастую обосновывается тем, что, в отличие от государственных экспертных учреждений, порядок оценки компетентности сотрудников негосударственных экспертных учреждений, равно как и требования к их методическому и материально-техническому обеспечению, в настоящее время нормативно не закреплены. Таким образом, в связи с большой загруженностью государственных экспертных учреждений порой невозможно провести свою экспертизу в целях реализации функции защиты доверителя.

В-третьих, в действующем законодательстве можно наблюдать значительный перевес полномочий в пользу стороны обвинения на стадии предварительного расследования по сравнению со стороной защиты. Адвокаты в последнее время неоднократно поднимали вопрос наделения стороны защиты правом проведения судебной экспертизы. Однако эта проблема так и не была решена.

В связи с изложенным совершенно очевидными становятся цели и задачи вынесенного и отмененного приказа директора ФБУ «Российский федеральный центр судебной экспертизы при Министерстве юстиции РФ» от 9 сентября 2021 г. № 150/1-1, и эти цели никак не связаны с реализацией права стороны защиты на сбор доказательств. Что также соотносится с позицией Олега Матюнина, изложенной в его статье. При этом важно отметить, что даже отсутствие подобных приказов не решит существующих проблем.

Представляется, что для реализации в полной мере принципа состязательности и права адвоката на собирание и представление доказательств в уголовном процессе необходимо на законодательном уровне закрепить правовую обоснованность и значимость коммерческой (негосударственной) экспертизы наравне с государственной, так как возможность проведения экспертиз в негосударственных организациях, с учетом текущего правового регулирования, будет наиболее жизнеспособной. Необходимо подготавливать почву для создания правовых основ деятельности негосударственных экспертных организаций в целях повышения качества проводимых ими экспертиз. В 2013 г. в Государственную Думу уже вносился правительственный законопроект № 306504-6 «О судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», в ст. 13 которого к экспертным организациям относились как государственные, так и негосударственные компании. Однако законопроект так и не был принят нижней палатой.

Таким образом, для возможности реализации прав защиты важно поднимать авторитет и независимость негосударственных организаций, занимающихся проведением экспертиз, которые будут иметь такую же доказательственную силу, как и проведенные в государственных учреждениях.


Twitter Facebook Яндекс Livejournal

Возврат к списку