Импортозамещение на юррынке: почему ильфы уходят из России

20.10.2021

Эксперт: Андрей Корельский
Источник: Правo.ru
Время чтения: 16 минут

Импортозамещение на юррынке: почему ильфы уходят из России
ИЛЛЮСТРАЦИЯ: ПРАВО.RU/ПЕТР КОЗЛОВ
За последние несколько лет сразу несколько иностранных юридических фирм закрыли российские офисы. Одни эксперты прогнозируют, что эта тенденция продолжится. А другие утверждают, что оставшиеся ильфы уже успешно адаптировались под новые реалии. При этом юристы признают: уровень рульфов вырос настолько, что они успешно конкурируют с зарубежными коллегами в самых разных отраслях.

«Одна из самых агрессивных литигаторских фирм в мире открывает офис в Москве», — так ровно десять лет назад издание LawFirm.ru писало о приходе в Россию команды Quinn Emanuel Urquhart & Sullivan. В конце того материала авторы лаконично отметили, что повышенная активность литигаторов почти всегда становится признаком надвигающегося кризиса, который обычно плохо сочетается с обстановкой политической стабильности. И оказались правы. Спустя три года Россия присоединила Крым, после чего западные страны ввели против нашей страны экономические санкции. Итогом стал затянувшийся финансовый кризис в РФ. А Quinn Emanuel Urquhart & Sullivan в 2018 году закрыла свой московский офис.

Вместо ильфов — новые рульфы

За последние семь лет из России ушло семь крупных ильфов, а другие пережили масштабные сокращения. Этот процесс продолжается до сих пор. Буквально осенью прошлого года существенно уменьшилось количество представленных в России практик и юристов. Исход иностранных компаний и, как следствие, сокращение работы для зарубежных консультантов после 2014 года налицо, подтверждает управляющий партнер АБ КИАП Андрей Корельский. Соглашаясь с коллегой, партнер ФБК Право Александр Ермоленко называет эти процессы своеобразным импортозамещением, особенно на уровне госкомпаний и госорганов: «В России сегодня основные деньги у них».

Старший партнер CMS Russia Леонид Зубарев обращает внимание еще и на то, что большинство ушедших ильфов — это крупные американские юркомпании с громкими именами у себя на родине. Он предполагает, что их бизнес-модель в нашей стране строилась на обслуживании, прежде всего, своих крупных корпоративных клиентов: «С ними они в Россию пришли, с ними и ушли». А другая часть зарубежных гигантов, работающих на рынке РФ, стала пользоваться услугами рульфов. «Когда иностранные предприниматели поняли, что, кроме медведей, здесь есть и хорошие местные юристы, то стали переключаться на них, а старый груз сбросили со своих плеч», — с юмором объясняет расклад управляющий партнер ЮФ Кульков, Колотилов и партнеры Максим Кульков. Свой юридический бутик он как раз создал шесть лет назад вместе с командой литигаторов из московского офиса известной британской юрфирмы Freshfields Bruckhaus Deringer. 

Три года спустя по пути Кулькова и Ко пошли Илья Рыбалкин и Сурен Горцунян. Они ушли из американской Akin Gump Strauss Hauer & Feld и открыли собственную ЮК Рыбалкин, Горцунян и Партнеры. Весной этого года именно к их команде присоединилась целая группа юристов из закрывшегося московского офиса King & Spalding.

По словам Кулькова, из ильфов в России остались только те, кто предлагает лучшее качество услуг или работает по тем направлениям, где нет отечественных экспертов в юрфирмах. Речь идет о консультировании по сделкам, подчиненным иностранному праву, чаще всего английскому. Кроме того, сохраняется традиция обращаться к иностранным юрфирмам по самым сложным трансграничным сделкам, проектам и спорам, добавляет Горцунян. Так что говорить о закате таких компаний в РФ преждевременно. По наблюдениям консультанта по юрмаркетингу и продвижению Елены Успенской, многие ильфы адаптировались к нынешним реалиям, развили несделочные практики, пересмотрели подходы к ценообразованию и успешно работают с крупными и даже средними российскими клиентами.

На одном уровне с иностранцами

За последние 30 лет отечественный юрбизнес подрос и количественно, и качественно. Об этом говорит Корельский, который подчеркивает, что многие российские компании пополнились и выходцами из иностранных юрфирм. Сегодня по цене крупные рульфы уже не уступают ильфам, а иногда и превосходят их, замечает он. Уровень профессионализма действительно выравнивается по рынку, подтверждает Зубарев.

Тренд на увеличение доверия к высококачественным российским практикам присутствует. Но многие инхаусы ведущих отечественных компаний продолжают придерживаться принципа «No one can be blamed for choosing IBM». Потому премиальная работа, в частности и прежде всего с иностранным элементом, как и раньше, уходит ильфам.

Сурен Горцунян

Крупный бизнес идет к проверенным рульфам, прежде всего, за локальным опытом, пониманием реалий и специфики отечественного рынка, знанием подхода регулятора, объясняет партнер АБ Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры Денис Архипов. На аутсорсинг российским юркомпаниям «крупного калибра» предпочитают отдавать поручения в так называемых специальных ситуациях, требующих комплексных нестандартных решений. Такие проекты, как правило, требуют вовлечения юристов из разных практик, с разной специализацией и опытом работы в разных юрисдикциях, добавляет эксперт.

Простые ответы «из учебника» ничего не стоят. А на стратегические юруслуги цена априори не может быть низкой. Клиенты готовы платить высокие ставки, когда на кону вопрос существования бизнеса, а КПД юристов таков, что реально обеспечит на выходе отличный результат.

Денис Архипов

Минусы ухода

Корельский скорее негативно оценивает уход сразу нескольких ильфов из России за последние годы: «Вмешалась политика и санкции, демонизирование всего иностранного, а все это ослабляет наш рынок, а не усиливает его». Под влиянием перечисленных факторов многие российские юрфирмы получили неконкурентные преимущества, продолжает он. Подобная среда ослабляет рынок как таковой, соглашается с коллегой Ермоленко: «С большими фирмами уходят существенные стимулы к развитию, становится не у кого и незачем учиться».

Уровень присутствия ильфов — это своего рода барометр по экономике и инвестициям в целом. Сейчас номинально в Москве остается чуть больше 15 иностранных юрфирм, в то время как во Франфурте их около 120. Это, наверное, о чем-то говорит.

Алексей Захарько

А вот Зубарев называет происходящее естественным отбором: «Объективно в нем нет ничего положительного или отрицательного».

Прогнозы

Еще три года назад в Госдуме говорили о том, чтобы не допускать ильфы к государственным и муниципальным контрактам и к «определенным видам юридических лиц». Такую инициативу даже прописали в законопроекте о мерах противодействия санкциям США. Но ко второму чтению столь радикальный запрет убрали из документа.

Кульков сомневается, что российские власти решатся совсем избавиться от ильфов. Патриотизм патриотизмом, а депутаты ездят на мерседесах, иронизирует он. При этом, по мнению Корельского, в ближайшем будущем выживут самые стойкие иностранные консультанты. Те, кто сможет адаптироваться под современные российские реалии, обойдя все свои международные «compliance и diversity» политики, которые вступают сегодня в прямое противоречие с отечественными условиями.

Во главе угла в любом случае будут деньги. Пока российский офис ильфа рентабельный и приносит прибыль, то он будет работать в РФ.

Андрей Корельский

Более пессимистичный прогноз у управляющего партнера Dentons Алексея Захарько. Он полагает, что на российском рынке останется три‑четыре ильфа. Мы не ждем и не желаем их исхода, резюмирует Горцунян: «У каждого своя работа, и мы не боимся с ними конкурировать».

Алексей Малаховский



Twitter Facebook Яндекс Livejournal

Возврат к списку