Страховщики против COVID-19: в каких случаях бизнес может рассчитывать на возмещение?COVID-19

21.05.2020

Эксперт: Дмитрий Шнайдман
Источник: Юридический портал Сфера

Страховщики против COVID-19: в каких случаях бизнес может рассчитывать на возмещение?
Фото: © ijeab
Эксперт в сфере страховых споров Дмитрий Шнайдман, проанализировав виды договоров страхования, которые обычно заключают российские предприниматели, рассказывает, можно ли в сложившейся ситуации рассчитывать на какую-либо компенсацию вызванных пандемией коронавируса и борьбой с ней убытков за счет страховщика в рамках имеющихся договоров и какие исключения освобождают страховщиков от выплат.

Может ли пандемия заболевания и меры по борьбе с ней рассматриваться в качестве страхового риска?

Ситуация, связанная с глобальным распространением коронавируса COVID-19, не только явилась непосредственной причиной сотен тысяч смертей и человеческих трагедий, но и поставила под удар одну из базовых составляющих экономики – предприятия малого и среднего бизнеса, наличие и эффективная работа которых в существующих экономических реалиях жизненно важны для нормального функционирования экономики любой развитой страны.

Для подобных игроков на рынке безусловно важны устоявшиеся и всем понятные условные «правила и принципы игры», при которых возможно с той или иной степенью достоверности спрогнозировать перспективы своего бизнеса на настоящий момент и в ближайшем будущем.

Естественно, предполагается, что к таким правилам и принципам, принимаемым бизнесом за аксиому, относится и право компетентных органов власти принимать те или иные решения, которые могут негативно влиять на конкретный бизнес.

Однако при нормальном и естественном ходе событий подобные решения либо могут быть бизнесом заранее спрогнозированы, а их последствия нивелированы, либо срок реализации данных решений позволяет бизнесу скорректировать планы с учетом изменившихся реалий.

В начале текущего года нормальный ход событий резко изменился, Россия столкнулась с риском массового распространения опасного для жизни вируса, в связи с чем органами государственной власти был принят ряд решений, значительно ограничивающих деятельность бизнеса в различных сферах, в результате чего предприятия понесли значительные убытки.

Очевидно, что ситуация с распространением вируса и реакцией властных органов на нее явилась экстренной, не могла быть спрогнозирована заранее, и в силу характера принятых ограничительных мер привела к наступлению массовых убытков.

Фактически, для бизнеса, по степени случайности и малозависимости от собственных действий, обстоятельства и причины получения текущих убытков сопоставимы с иными абсолютно случайными и непрогнозируемыми событиями, такими как стихийные бедствия, пожары и тому подобное.

Именно поэтому, с точки зрения теории страхового права, данная ситуация подпадает под формальные критерии страхового риска, описанные пунктом 1 статьи 9 Закона РФ от 27.11.1992 № 4015-1 (ред. от 24.04.2020) «Об организации страхового дела в Российской Федерации», в соответствии с которым «событие, рассматриваемое в качестве страхового риска, должно обладать признаками вероятности и случайности его наступления».

Соответственно, те, кто, проявляя должную осмотрительность, своевременно принял меры к приобретению страховой защиты собственного бизнеса, задались резонным вопросом: «Можно ли в сложившейся ситуации рассчитывать на какую-либо компенсацию своих убытков, вызванных пандемией коронавируса и борьбой с ней, за счет страховщика в рамках имеющихся договоров страхования?»

Мировой рынок страхования дает положительный ответ на этот вопрос. По информации Bloomberg, по оценкам крупнейшей в мире страховой биржи Lloyd's of London, страховая индустрия понесет около $203 миллиардов убытков от пандемии коронавируса в этом году. Прогнозируемые убытки включают около $107 миллиардов от страховых выплат, а остальная часть — от инвестиционных портфелей страховщиков, говорится в заявлении Lloyd's. Стоимость претензий находится на одном уровне с последствиями некоторых из самых катастрофических ураганов за последние годы и может возрасти, если вирус не будет локализован, отметили в компании.

О том, на какую часть из анонсированных мировых выплат смогут рассчитывать российские страхователи, в том числе и корпоративный бизнес, поговорим далее.

В каких случаях и с какими ограничениями российские страхователи могут рассчитывать на получение страхового возмещения за убытки, понесенные в результате пандемии коронавируса и мер по борьбе с ней?

Личное страхование

Самый очевидный вариант касается сферы личного страхования, когда при наличии у страхователя — физического лица соответствующего договора застрахованы риски наступления определенных событий (временной нетрудоспособности, инвалидности, смерти) в результате заболевания. При наступлении указанных событий, в зависимости от условий конкретного договора страхования, застрахованному лицу (либо иному выгодоприобретателю) выплачивается вся страховая сумма, либо ее определенная часть.

В соответствии с определениями Всемирной организации здравоохранения COVID-19 является инфекционным заболеванием, способным вызывать у человека респираторные инфекции от обычной простуды до более серьезных патологических состояний. Стандартные условия договоров страхования жизни и здоровья не содержат упоминания о подобных заболеваниях, как исключениях из страхового покрытия, то есть фактически любой договор страхования жизни, предусматривающий риски заболеваний, включал в себя и риски заболевания коронавирусом в том числе.

В этой связи многочисленные страховые продукты, появившиеся в последнее время и предусматривающие заболевание COVID-19 в качестве единственного страхового риска, следует признавать успешным маркетинговым ходом страховщиков, направленным на извлечение прибыли из ситуации.

Необходимо иметь в виду, что в существующих российских реалиях договоры страхования жизни и здоровья, предусматривающие покрытие рисков последствий именно заболеваний, наиболее часто заключаются страхователями в рамках ипотечного страхования, при котором выгодоприобретателем по договору страхования будет являться банк, выдавший ипотечный кредит. При подобной схеме в случае смерти застрахованного от COVID-19 его кредитные обязательства перед банком будут исполнены в пользу банка за счет выплаченного страхового возмещения. Такие случаи уже имеют место на российском рынке, и страховщики исправно исполняют свои обязательства.

Еще одним популярным на рынке продуктом в области личного страхования, который часто упоминается применительно к пандемии коронавируса, являются договоры добровольного медицинского страхования (ДМС).

По общему правилу, по ним возмещаются расходы застрахованного лица на получение медицинских услуг в связи с диагностикой и необходимостью лечения тех или иных заболеваний.

Однако коронавирус применительно к текущей ситуации является исключением из общего правила. Страховые компании могут декларировать, что существующие программы ДМС покрывают, в том числе, медицинскую помощь застрахованным с подтвержденной коронавирусной инфекцией или подозрениями на нее, практически же ситуация является иной.

В силу того, что постановлением Правительства РФ № 66 от 31.01.2020 года COVID-2019 включен в перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих, выявление и лечение данного заболевания фактически осуществляется исключительно в рамках существующих программ обязательного медицинского страхования (ОМС).

Придерживаясь такой практики, органы власти в данной ситуации полагают, что только в рамках программ ОМС можно добиться соблюдения всего перечня необходимых мероприятий, направленных на выявление коронавируса и борьбу с ним, в том числе обеспечение надлежащей изоляции зараженных в рамках медицинских стационаров. Объективно говоря, данное решение представляется вполне обоснованным, поскольку в существующих реалиях соблюдение всех необходимых противовирусных протоколов при пандемии возможно только при финансовой и организационной поддержке государства.

Таким образом, мы вынуждены признать, что фактически даже при наличии действующего договора ДМС и при согласии страховой компании с тем, что коронавирус относится к числу страховых случаев, застрахованному будет практически невозможно получить лечение от данного заболевания в рамках договора ДМС.

Страхование предпринимательского риска

Итак, от достаточно простых и понятных материй личного страхования мы подошли к одной из самых животрепещущих проблем российского бизнеса – кто, как, когда и в каком размере сможет компенсировать бизнесу те прямые и косвенные убытки, которые были понесены им вследствие введения ограничительных мер.

Очевидно, что основные ожидания бизнеса в этом отношении связаны с возможными мерами государственной поддержки, многие из которых уже широко декларированы, а некоторые даже начинают приниматься. Однако те, кто попытался обеспечить финансовую устойчивость своего бизнеса в условиях различных рисков путем использования инструментов страхования, в первую очередь рассчитывают на получение адекватных компенсаций в рамках имеющихся договоров страхования.

Итак, какие из существующих на российском страховом рынке продуктов могут позволить получить страховое возмещение за убытки, вызванные пандемией коронавируса?

Первое и основное – это наличие договора страхования предпринимательского риска. Это отдельный подвид имущественного страхования, прямо выделенный в п.3 ч.2 ст.929 ГК РФ.

В соответствии с данным договором может быть застрахован риск убытков от предпринимательской деятельности, в том числе риск убытков из-за изменения условий этой деятельности по не зависящим от предпринимателя обстоятельствам.

Подобным изменением условий будет являться, например, запрет на проведение массовых зрелищных мероприятий, приостановление работы предприятий общественного питания и розничной торговли и другие подобные меры, которые широко вводились органами власти и управления субъектов РФ в качестве мер по борьбе с распространением пандемии коронавируса.

Как уже указывалось выше, ограничительные меры, принятые органами власти и управления в связи с пандемией коронавируса, соответствуют формальным критериям страхового риска, который может быть застрахован, следовательно, риск убытков от введения подобных мер может быть застрахован по договору страхования предпринимательского риска.

Казалось бы, ситуация является вполне понятной и прозрачной. Есть предусмотренная законодательством возможность страхования предпринимательского риска, есть обладающий критериями случайности и вероятности его наступления риск введения ограничительных мер, который может быть застрахован.

Было бы логично предположить, что большинство разумно и осмотрительно действующих предпринимателей заключили соответствующие договоры страхования, и в настоящее время чувствуют себя спокойно и уверенно в ожидании получения сумм компенсации за убытки, вызванные введением ограничительных мер.

Но практически ситуация является далеко не таковой. В реалиях российского рынка по договору страхования предпринимательского риска в подавляющем большинстве случаев может быть застрахован только риск убытков вследствие отмены конкретного культурно-массового мероприятия (концерта, выставки, шоу и тому подобного), любой же иной предпринимательский риск застраховать крайне затруднительно.

Соответственно, именно организаторы подобных зрелищных мероприятий, при условии наличия у них договоров страхования в отношении конкретных мероприятий и при наличии соответствующего риска в страховом покрытии, могут рассчитывать на компенсацию своих убытков в этой части.

К большому же сожалению для предпринимателей–рестораторов, например, вряд ли получится застраховать риск убытков от снижения выручки за определенный период текущего года по сравнению со средними показателями за последние 5 лет, даже если причиной этих убытков стали ограничения, введенные органами власти в рамках карантинных мер. Заключить подобный договор вряд ли удалось бы и до начала пандемии коронавируса, а в текущей ситуации это представляется просто невозможным.

Помимо этого, несение любых дополнительных расходов на страхование (сверх обязательных видов, либо связанных с обеспечением привлечения кредитных ресурсов) вообще не в традициях российского бизнеса, тем более что страхование предпринимательских рисков по определению не является дешевым для страхователя.

Добавим к этому отсутствие широкой линейки страховых продуктов от страховщиков, сложность и длительность урегулирования заявленных убытков, и мы поймем, что самый простой и понятный из возможных способов компенсации убытков в рамках договоров страхования предпринимательских рисков в существующих реалиях мало актуален и широко применяться не будет. Ровно потому, что число подобных договоров находится в пределах статистической погрешности.

Тем не менее, можно спрогнозировать большое количество судебных споров, связанных с иным подвидом имущественного страхования, намного более широко распространенным в практике страхового рынка, число договоров по которому значительно превышает количество договоров страхования предпринимательского риска.

Страхование убытков от перерыва в производстве

Страхование убытков от перерыва является разновидностью договора имущественного страхования, целью которого является компенсация ущерба от перерывов в производстве вследствие остановки производственной деятельности предприятия по причине пожара или другого застрахованного риска – например, стихийного бедствия и других.

По сложившейся практике заключения договоров имущественного страхования подобное страхование является дополнительной платной опцией к стандартному покрытию договора имущественного страхования. В случае остановки производства на застрахованном предприятии по причинам, которые предусмотрены договором, страховщик компенсирует следующий дополнительный, или косвенный по отношению к основному, в частности убыток от потери прибыли.

Основной отличительной чертой данного страхования является то, что условием наличия ответственности страховщика по возмещению убытков от перерыва в производстве будет наличие непосредственного материального (физического) вреда, причиненного застрахованному имуществу (например, помещению и оборудованию ресторана) застрахованными рисками (пожаром, взрывом, стихийными бедствиями и так далее).

То есть, если в застрахованном по договору имущественного страхования помещении ресторана произошел пожар, потребовавший проведения ремонта в течение одного месяца, то при наличии дополнительной опции возмещения убытков от перерыва в производстве страховщик заплатит не только за ремонт помещения, но и возместит потери от простоя ресторана за время ремонта.    

Применительно к ситуации, связанной с убытками, вызванными простоем вследствие введения ограничительных мер, при наличии договора классического имущественного страхования с расширением в виде покрытия убытков от перерыва в производстве представляются достаточно обоснованными следующие выводы:

  • предусмотрено возмещение убытков только от такого перерыва в производстве, который обусловлен воздействием застрахованных рисков;
  • воздействие застрахованных рисков должно иметь физический характер и повлечь за собой материальный ущерб застрахованному имуществу;
  • решения органов власти и управления по общему правилу не указываются в числе застрахованных рисков, и не являются таковыми;
  • решения органов власти и управления не могут повлечь за собой материальный ущерб застрахованному имуществу;
  • убытки вследствие простоя, вызванного решениями органов власти и управления, возмещению в рамках стандартного договора имущественного страхования не подлежат.

Если по результатам рассмотрения требований страхователей о возмещении убытков по подобным договорам страховщик придет к аналогичным выводам, то, несмотря на достаточную их логичность, есть основания полагать, что они будут оспариваться страхователями в судебных органах.

Также есть основания полагать, что и судебные органы будут придерживаться логики страховщиков, и придут к выводу об отказе в удовлетворении требований страхователей о выплате страховых возмещений за убытки, понесенные вследствие введения ограничительных мер.

Ситуация выглядит проигрышной для обеих сторон договора страхования: страхователь разочарован отказом в компенсации и отказывается от продолжения сотрудничества со страховщиком, который лишается будущих страховых премий. Может ли быть найден взаимоприемлемый выход из данной ситуации?

Частичный возврат премии по договорам имущественного страхования

Статья 959 Гражданского кодекса РФ закрепляет право страховщика, уведомленного об обстоятельствах, влекущих увеличение страхового риска в период действия договора страхования, потребовать от страхователя уплаты дополнительной страховой премии соразмерно увеличению риска.

Работая в сфере страхового права более 20 лет, я неоднократно сталкивался с практикой применения данной нормы, полагая ее полностью логичной и обоснованной. Но, соглашаясь с ее логичностью и обоснованностью, нельзя не задаться вопросом о том, что заложенная в данной норме права логика должна работать в обе стороны. Если страховщик вправе потребовать увеличения страховой премии при увеличении степени страхового риска, то почему страхователь не может претендовать на возврат части страховой премии, если страховой риск уменьшился? Если изначально риск угона страховался при условии хранения автомобиля на неохраняемой стоянке, а затем автомобиль постоянно хранится на охраняемой территории отдела полиции? Примеров для большей наглядности можно придумать множество.

Очевидно, что в отсутствие законодательных требований к страховщику по перерасчету уплаченной страховой премии при уменьшении степени страхового риска, настаивать на ее принудительном возврате не имеет смысла.

Но насколько красивым и безукоризненным с маркетинговой точки зрения было бы решение любой страховой компании о возврате (хотя бы незначительном) части страховой премии тем страхователям из пострадавших отраслей экономики, которые заключили договоры страхования в отношении объектов, которые они не могли использовать по их назначению в течение срока действия ограничительных мер…

Подводя итоги, искренне хочется верить, что страховщики и страхователи смогут найти тот либо иной разумный компромисс, и совместно приложат все возможные усилия для того, чтобы минимизировать последствия пандемии коронавируса для российского бизнеса.


Twitter Facebook Яндекс Livejournal

Возврат к списку