Маркетплейсы: как регулируется их работа в России

28.02.2022

Эксперт: Анжелика Решетникова
Источник: Право.ру
Время чтения: 19 минут

Маркетплейсы: как регулируется их работа в России
ИЛЛЮСТРАЦИЯ: ПРАВО.RU/ПЕТР КОЗЛОВ

Пандемия еще сильнее подтолкнула развитие онлайн-торговли по всему миру, включая Россию. По данным исследования M.A.Research, в 2021 году это направление стало самым быстрорастущим сегментом ретейла, а оборот рынка продаж в интернете вырос на 32% — до 4,2 трлн руб. При этом обсуждаемая сфера остается плохо урегулированной. Да и судебная практика с участием маркетплейсов не отличается единообразием и предсказуемостью. В похожих случаях одни суды наказывают торговые площадки за продажу бракованного товара, а другие — нет.

Основы регулирования

Российское законодательство не всегда успевает за стремительным развитием новых технологий. Термина «маркетплейс» в нем до сих пор нет, оно должно появиться как «цифровая платформа» лишь с принятием «пятого антимонопольного пакета». По словам главы ФАС Максимом Шаскольского, новеллы планируют утвердить уже в этом году.

Пока такие торговые онлайн-площадки квалифицируют по закону «О защите прав потребителей» как агрегаторов информации о товарах или услугах. На подобных сайтах потребитель может выбрать нужную вещь, узнать ее основные характеристики и купить по безналичной оплате. 

И не нужно путать онлайн-магазин и маркетплейс. Первый — сайт одной фирмы, через который та продает только свои товары. Второй — обычный посредник между различными продавцами и покупателями. Одним словом, маркетплейс — цифровой аналог ярмарки или рынка, объясняет руководитель юридической функции Shopping Live Анна Саливон.

Юридически отношения продавцов и торговой платформы оформляются по-разному. По словам соуправляющего партнера юридической фирмы Lurye, Chumakov & Partners Андрея Чумакова, на практике обычно встречаются два варианта. Первый — агентское соглашение, когда маркетплейс продает товары в интересах продавца, действуя от собственного или от его имени. Второй — договор возмездного оказания услуг, когда маркетплейс оказывает комплексную помощь по продвижению продукции на своей платформе и создает для продавца техническую возможность реализовывать ее. А кто-то, как Ozon, заключает с продавцами смешанный договор, в котором есть элементы сразу двух перечисленных документов.

При этом обязанностей у онлайн-площадок постепенно становится все больше. С 1 января 2021 года при дистанционной торговле «продавец» обязан полностью информировать конечного покупателя о себе, свойствах и качествах товаров, раскрывая все существенные условия сделки. Кроме того, новеллы обязывают маркетплейсы отвечать на претензии недовольных покупателей, замечает глава практики Интеллектуальной собственности адвокатского бюро КИАП Анжелика Решетникова.

За что отвечают

Предпринимателям не всегда легко определить как юридическую структуру онлайн-бизнеса, так и корректные юридические конструкции сделок. Им нужно разобраться с особенностями договора купли-продажи, защитой потребителей, кассовой дисциплиной, персональными данными и многим другим, подчеркивает Екатерина Соколова, глава практики «Цифровое и IT-право» юридической компании Лемчик, Крупский и Партнеры. По ее словам, сложностей в этих вопросах хватает: от определения правильной процедуры возврата товара до утечки сведений о покупателях.

По общему правилу маркетплейсы отвечают за предоставление недостоверной информации о товаре (ст. 12 закона «О защите прав потребителей»). Если из-за некорректных сведений у покупателя возникли убытки, то их придется возмещать именно торговой платформе, отмечает Саливон. Аналогичный подход распространяется и на ситуации, когда онлайн-ярмарки ввели клиентов в заблуждение из-за технического сбоя.

Осенью прошлого года из-за ошибки в системе скидок некоторые товары на Ozon продавались с аномальным дисконтом и стоили от 1 до 50 руб. Правда, у тех покупателей, которые успели приобрести продукцию по столь выгодной цене, уже через несколько часов аннулировали их заказы. Тогда Роспотребнадзор объяснил, что маркетплейс по закону не может в одностороннем порядке расторгать договор купли-продажи даже в таком случае. Поэтому пострадавшие потребители вправе требовать исполнения заключенного соглашения, то есть передачи товара по оплаченной цене или возмещения убытков.

Но онлайн-платформе не придется отвечать за размещение ошибочных сведений, если такую информацию ей дал продавец товара. Именно с него в этом случае потребителю и нужно требовать взыскания денег (дело № 88-18444/2021). Если маркетплейс принимает предоплату за покупки, то он и будет ее возвращать — на это ему по закону дается десять дней. Речь идет о ситуациях, когда проданный товар не передали в срок потребителю и тот направил уведомление об отказе от сделки, объясняет Саливон. На практике суды не раз подтверждали именно такой подход (дела № А63-17326/2020 и № 33-33123/2021).

Трудности в суде

У потребителей в судебных спорах с маркетплейсами могут возникать сложности из-за выбора надлежащего ответчика. Не всегда удается легко определить, к кому нужно предъявлять иск — онлайн-площадке или продавцу, замечает руководитель практики коммерческого права юридической фирмы Инфралекс Дарья Шкиттина. Единообразной практики по этому вопросу тоже нет. При возврате бракованного чайника суд считает обоснованным взыскать деньги с маркетплейса Wildberries (дело № 2-234/2017). А когда разбирательство касается неисправной радиосистемы, предлагается взыскивать деньги напрямую с продавца, а не с той же торговой площадки (дело № 88-23859/2021). Lamoda признали надлежащим ответчиком, когда истец решил вернуть одежду, купленную через этот сайт (дело № 2-3522/2020). А «Яндекс Маркет» посчитали посредником в правоотношениях покупателя и продавца, который не уполномочен принимать и рассматривать претензии покупателей по поводу некачественного товара (дело № 8Г-22660/2021).

С учетом подобной практики ведущий юрист юридической фирмы INTELLECT (ИНТЕЛЛЕКТ) Елена Соплина советует потребителю судиться с маркетплейсом лишь при условии, когда истец не согласен с качеством информации, полученной о товаре. Либо если торговая площадка ввела клиента в заблуждение, выдавая себя за продавца. Сложность таких дел в том, что найти юридические аргументы в поддержку потребителя достаточно проблематично, продолжает Чумаков. По мнению эксперта, чтобы доказать свою правоту, заявителю, скорее всего, потребуется аргументировать, как именно онлайн-платформа запутала его: «В редких случаях может помочь вдумчивый анализ документации маркетплейса: не все из них обращаются к грамотным юристам и, соответственно, в бумагах найдутся недочеты».

Сами маркетплейсы могут страдать от недобросовестных покупателей. Василий Хохлов из юридической фирмы Косенков и Суворов уверяет, что в последнее время злоупотребление правом со стороны граждан в таких спорах приобрело системный профессиональный характер. По его словам, в роли истцов и их представителей выступают квалифицированные юристы, инициирующие огромное количество судебных процессов. Он утверждает, что такие заявители преследуют целью не защиту нарушенного права, а личное обогащение. Соколова добавляет, что потребители используют маркетплейсы как некую «подушку безопасности». Дистанционный способ продажи позволяет в течение семи дней вернуть товар надлежащего качества, а торговые площадки редко тщательно проверяют его. Из-за этого дистрибьютору бытовой техники Xiaomi ООО «Ламобайл» пришлось судиться с «Яндекс Маркетом» (дело № А40-113637/2021): маркетплейс принял к возврату товары от покупателей, а продавец выявил у них «существенные следы эксплуатации» и утерю товарного вида.

Каких законов не хватает

Сейчас на практике остаются сложности с адаптацией антимонопольного законодательства к работе маркетплейсов. Из-за того, что площадки работают только в интернете, регуляторам по всему миру тяжело определить границы их рынка, объясняет Анастасия Яремчук, руководитель антимонопольной практики Rights Business Standard Действительно, необходимо более детально регулировать обсуждаемую сферу, чтобы повысить ответственность агрегаторов за ценовую политику и ограничение конкуренции, подчеркивает Шкиттина.

Другая проблема в том, что положения закона «О защите прав потребителей» не регулируют порядок работы маркетплейсов. Потому каждая торговая площадка по-своему взаимодействует с предпринимателями и потребителями, говорит Саливон. Покупатели зачастую находятся в непредсказуемом положении из-за хаотичных правил разных онлайн-площадок.

Такие онлайн-платформы не несут никакой ответственности за продажу контрафактной продукции, которая там встречается часто. Компания BrandMonitor устроила контрольную закупку в 50 популярных маркетплейсах России и выявила, что 70% приобретенного товара — контрафакт.

Сегодняшнее законодательство никак не затрагивает и проблему технических сбоев на интернет-площадках, которые прямо или косвенно влияют на судьбу заключенного договора купли-продажи, резюмирует юрист Versus.legal  Марина Пожидаева.

Алексей Малаховский




Возврат к списку