Женский путь: когда карьера становится проблемой

02.11.2018

Эксперт: Анна Грищенкова
Источник: Право.Ru

Женский путь: когда карьера становится проблемой
Иллюстрация: Право.Ru/Петр Козлов
Партнерский трек в юрфирме занимает около семи лет. Однако для женщин дорога к успеху может занять больше времени и оказаться куда более трудоемкой. К такому выводу пришли исследователи Национальной ассоциации женщин-юристов в США. Результаты исследования «Сдерживание и продвижение женщин в юрфирмах».

Интернет облетела история, произошедшая в одной из американских юридических компаний. Партнер Jones Day на общем собрании предложил своим коллегам-женщинам сообщать ему о беременности и ее планировании. Как пояснил он позже, «в бизнес-целях и для правильного распределения бюджета». Помочь партнеру планировать бюджет желающих не нашлось – зато возник вопрос, есть ли у компании средства на выплаты по искам от сотрудников. Но факт остается фактом: личная жизнь продолжает сказываться на женской карьере куда больше, чем на мужской.

Дольше и дешевле

Путь женщины к партнерству не самый простой и занимает куда больше времени. Как выяснили авторы исследования, чтобы стать партнером на прибыли, женщине понадобится 12 лет – это в 1,5 раза больше, чем мужчине. При этом за 12 лет, которые охватывает исследование, число женщин-партнеров в юридических компаниях возросло только на 5% – с 15% в 2006 году до 20% на сегодняшний день.

Саретта Макдоноу, президент Ассоциации, занимающая высокий пост в Intel Corp, а ранее работавшая в крупных юридических компаниях Gibson, Dunn & Crutcher и Kirkland & Ellis, называет такой показатель «медленным прогрессом». Чтобы достичь желаемых 50% при таких же темпах роста процента женщин в партнерстве, потребуется почти столетие, заметила она.

Исследование продемонстрировало, что на входе в профессию число мужчин и женщин-ассоциатов в юрфирмах одинаково: на последних приходится 47% от общего числа новичков. Но дальше число женщин стремительно сокращается: их только 30% среди партнеров на зарплате, а 31% из последних становятся партнерами на прибыли.

После почти 10-летней работы над исследованиями Макдоноу решила проанализировать, как исключить причины неравенства, особенно в том, что касается почасовой оплаты работы. «Мужчины и женщины «биллят» примерно одинаковое число часов», – заметила она. При этом клиенты платят им на 10% меньше, чем мужчинам-партнерам, замечает она. Хотя для ассоциатов ставки за час работы одинаковы (в среднем $408 и $403 соответственно), к моменту достижения партнерского статуса разница составляет уже 5% и сохраняется по мере продвижения по карьерной лестнице.

В среднем мужчина-ассоциат зарабатывает на $7712 больше в год, чем женщина ($190 614 и $182 902 соответственно). Разница наблюдается во всех фирмах, входящих в Am Law 200. У других юристов-непартнеров, например у советников, разрыв примерно такой же: женщины получают на 8% меньше, чем мужчины. Интересно, что разрыв не связан с числом рабочих часов, которое почти не отличается у мужчин и женщин. Однако почасовая ставка у мужчины-партнера на прибыли составляет $686/ч, а у женщины – $655/ч. Это разница, которую в самих компаниях объяснить фактически не могут.

«Высший эшелон» – для мужчин

Мужчины практически полностью занимают нишу сотрудников с самыми высокими компенсациями, делают вывод исследователи. Так, из 97 юрфирм, входящих в список крупнейших американских юридических компаний Am Law 200, у 93% компаний сотрудником, который зарабатывает больше всего, оказался мужчина. 

В 10-ке юристов, которые получают самую большую компенсацию в компании, женщин, как правило, нет вообще – или есть только одна женщина. 

Ситуация в России

«Можно утверждать обратное, но зайдите на сайт любой юридической фирмы – всегда партнеров мужчин больше, чем женщин. И требования к кандидатам женщинам предъявляются более жесткие», – отмечает Екатерина Тиллинг, управляющий партнер компании Тиллинг Петерс. Жанна Томашевская, управляющий партнер Томашевская и партнеры, рассказала, что, когда организовывала свою компанию, ее в первую очередь поддержали клиенты-мужчины. Однако, отмечает она, часто отношение к женщине-партнеру зависит от возраста клиента. «В случае с молодыми клиентами разницы особой нет, всё намного демократичнее. Клиенты старшего поколения – это, как правило, мужчины, поэтому часто бывают проявления шовинизма и женщину могут меньше уважать на старте», – говорит она. С другой стороны, есть и плюсы, считает Томашевская: «Работает эффект низкой базы: от тебя мало чего ждут – возможен вау-эффект, которого мужчинам добиться сложнее». 

«И у меня лично в карьере были ситуации, когда я понимала, что мужской шовинизм преобладает и я поделать с  этим ничего не могу, так как система такова. На мероприятии International Women Leadership Programme 2017 иностранные коллеги отмечали тот же тренд. При этом выпускается каждый год из ведущих вузов женщин больше, чем мужчин, а более младший состав сохраняет примерно равнозначный гендерный процент», – добавляет Екатерина Тиллинг. 

При этом в инхаусе ситуация обратная. Как продемонстрировал рейтинг ведущих руководителей российских юрдепартаментов, среди попавших в рейтинг директоров по правовым вопросам больше женщин, чем мужчин, их процент – один из самых высоких по сравнению с топ-руководителями других специальностей. 

Екатерина Дедова, партнер Bryan Cave Leighton Paisner (Russia), обращает внимание и на то, что 66% российских судей – женщины, тогда как западная статистика в этом аспекте совсем иная: Франция – 54%, США – 30%, Великобритания – 23%. 

"Распространена точка зрения, что в России именно женщины традиционно отвечали за благополучие семьи в кризисные периоды, когда внутрисемейные роли наиболее подвижны, а женщины выступают в авангарде перемен. Российская экономика под санкциями и юридический бизнес переформатируются – в перспективе ближайших лет я, наоборот, ожидаю карьерных прорывов именно от женщин-юристов, причём не только в традиционно «женских» практиках (корпоративной или практике IP), но и, например, в разрешении споров или антимонопольной практике, а также глобально в управлении юридическими фирмами."

Екатерина Дедова, партнер Bryan Cave Leighton Paisner (Russia)

Впрочем, сложности – далеко не правило. Анна Грищенкова, партнер КИАП, отметила, что со сложностями подобного рода не сталкивалась, а, напротив, встречала активную поддержку со стороны коллег. «Вокруг меня всегда было много умных и замечательных женщин-профессионалов, на кого я могла равняться и кто помогал и наставлял меня», – заметила Грищенкова. В то же время объективные сложности в продвижении могут иметь психологические корни, считает она: «Некоторым женщинам психологически сложно хвалить себя, просить что-то для себя, это может быть барьером для более быстрого продвижения». Женщины-юристы не склонны к излишней саморекламе, соглашается и Екатерина Дедова, но они готовы к новым шагам, увереннее отстаивают свои интересы и чаще заявляют о своих карьерных амбициях. «По сравнению с мужчинами женщин-юристов традиционно отличают более высокая лояльность и клиентоориентированность, работоспособность и трудолюбие, гибкость принятия решений, наблюдательность и точность», – считает Дедова. 

Все, кто желает сделать карьеру в России, ее обязательно сделают – это вопрос приоритетов, считают женщины-партнеры юрфирм. Они соглашаются, что гендерные барьеры, связанные с декретными отпусками и воспитанием детей, сохраняются как при приёме на работу, так и в аспекте дальнейших продвижений. «Но надо понимать: если хотите строить карьеру, то не следует рассчитывать на скидку и особые условия в виде гибких графиков. Любой большой бизнес, юридический в том числе, тоже при этом обязан формировать доверие у сотрудников, а также прозрачность в вопросах гендерного равноправия и равновесия. Не декларировать, а делать», – говорит Екатерина Дедова.

Оптимистичный прогноз

На фоне несколько удручающей американской статистики есть и светлые пятна, отмечено в исследовании. У 37% из 50 лидеров юррынка женщины входят в правление, их число существенно возросло за последние годы. «Принимается много решений о продвижении и повышении компенсации», – замечает Макдоноу.

Женщины – 25% из тех, кто занимает руководящие должности, 22% – упрпартнёров, 20% – упрпартнёров на уровне отдельных подразделений компании и 22% – лидеров практик. Именно в последней сфере показатель увеличивается куда быстрее, чем в рамках профессии в целом.

Рост доли женщин в числе принимающих решения неизбежно приведет и к увеличению числа женщин-партнеров, уверена она. Пока же из общего числа тех, кто становится партнерами, на долю женщин приходится около трети. При этом процент выше, если речь идет о ситуации, когда партнер «вырос» в самой компании – в этих случаях женщин 41% от общего числа партнеров.


Twitter Facebook Яндекс Livejournal

Возврат к списку