Год, которого не было. Рынок юридических услуг пережил пандемию почти без потерь

17.03.2021

Эксперт: Андрей Корельский
Источник: Коммерсантъ
Время чтения: 59 минут

Год, которого не было. Рынок юридических услуг пережил пандемию почти без потерь
Photo © Unsplash.com

2020 год сформировал особенный запрос к тем, кто его прошел, в том числе к юристам. Оказавшись внутри герметичного и непроницаемого мира, все, что им оставалось делать,— продолжать упорно работать. И российский юридический рынок справился — настолько, что текущий экономический кризис пока подействовал на него не слишком сильно. По словам экспертов, фатального падения объемов выручки не наблюдается, а отдельные практики даже показывают рост. При этом налицо обострение конкурентной борьбы за клиентов: многие фирмы увеличивают расходы на маркетинг, а кто-то и вовсе покидает старых партнеров и создает собственную компанию. “Ъ” исследовал ключевые показатели работы юридических фирм, на которые повлиял прошедший год, и узнал, есть ли у юридического бизнеса надежда на будущее.

Эффективность осталась на месте

До пандемии COVID-19 юристы скептически относились к формату дистанционной работы, но 2020 год заставил их пересмотреть свои взгляды. В разгар локдауна правовые департаменты и юридические фирмы были вынуждены подстраиваться под новые условия, в том числе переводя сотрудников на дистанционный режим труда. На продуктивности это почти не сказалось: большинство юристов, полностью соответствуя особенностям своей профессии, просчитали риски наперед. Многие начали 2020 год с изучения эпидемиологических прогнозов и, поняв, куда дует ветер, уже в феврале создали домашние рабочие места и снабдили коллективы средствами индивидуальной защиты до того, как те исчезли из продажи.

Первыми из крупных юридических фирм, еще до официального карантина, на удаленку, перешли в адвокатском бюро (АБ) «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры». «Мы заблаговременно наняли медицинских консультантов, разработали и внедрили эффективные меры безопасности, благодаря чему предотвратили массовую заболеваемость в коллективе и сохранили полноценное функционирование»,— делится председатель Комитета партнеров АБ ЕПАМ Дмитрий Афанасьев.

Все опрошенные “Ъ” юрфирмы довольно быстро перестроились на новый формат, а те компании, чьи IT-департаменты заранее озаботились тем, как автоматизировать процесс технической подготовки удаленного подключения для каждого пользователя, потратили на переход считаные дни. «Внедрение новой инфраструктуры заняло около трех часов, оптимизация — около двух часов. Команда у нас сыгранная, и переход произошел в кратчайшие сроки»,— делится партнер юридической компании «Сотби» Антон Красников.

Подготовились к локдауну и в юридической фирме «Патентус»: по словам управляющего партнера Дмитрия Марканова, удобная система удаленной работы выстраивалась в фирме на протяжении последних шести лет. Аналогичная подготовка в течение предшествующего года велась в РКТ, а неожиданный переход в онлайн дал фирме «непредвиденную возможность тестирования всех систем на максимальной нагрузке», делится партнер РКТ Николай Власов.

По признанию многих юристов, идея попробовать удаленку в качестве эксперимента и раньше витала в воздухе, но для этого требовалось победить внутренний консерватизм. «Благодаря» пандемии эксперимент состоялся сам собой, и большинство юристов положительно оценили этот опыт. Российский юррынок впервые ушел в вынужденный локдаун в конце марта 2020 года — спустя несколько месяцев партнеры с удивлением отметили, что все это время их команды продолжали интенсивно трудиться без потери эффективности.

К несомненным плюсам удаленки Николай Власов относит новый опыт «абсолютной мобильности», который позволил сотрудникам максимально раскрыться с организационной стороны и почувствовать свои силы вне привычных офисных удобств. Сильно преувеличенным оказалось и значение командировок. А за счет того, что работники больше не тратили время и энергию на ежедневные поездки в офис, находились в комфортных домашних условиях и гибко планировали рабочий день (некоторые трудились за рамками нормальной продолжительности рабочего времени, в том числе ночью), общая производительность труда заметно возросла. «Дома и стены помогают»,— констатирует Антон Красников. С ним солидарен заместитель управляющего директора Gazprom EP International по управлению персоналом и правовым вопросам, член ассоциации «НП "Объединение корпоративных юристов"» (НП ОКЮР) Александр Никифоров: по его словам, большинство сотрудников компании, несмотря на возросшее число задач, отмечали улучшение эмоционального состояния и снижение уровня стресса. В Mars Wrigley старались дополнительно поддерживать коллектив: в обычной жизни компания не консультирует работников по личным вопросам, но в конце марта она одной из первых на рынке провела вебинар, где в общедоступной форме разъяснила правила, которые касались личных семейных ситуаций сотрудников. «Признательность коллег была огромной, и это дало нам огромную энергию»,— рассказывает советник по правовым вопросам по России, странам СНГ и Турции Mars Wrigley, член совета директоров, член ассоциации НП ОКЮР Наталья Козлова.

Из дополнительных плюсов: переход юристов на удаленную работу также позволил быстро оценить вклад каждого в общий рабочий котел, выявил белые пятна и слабые звенья в процессах, которые раньше ровным слоем размазывались по общей эффективности или проходили незамеченными. Кроме того, пандемийное время отчетливо высветило необходимость оперативного согласования документов независимо от того, в какой точке мира находится рецензент. Юлия Агафонова, директор по правовым вопросам группы «Благо», член ассоциации НП ОКЮР, рассказала, что во время локдауна ее компания запустила работу по быстрому внедрению электронного документооборота и это дало потрясающий эффект: «Мы на 70% разгрузили бумажный архив, установили новые правила по соблюдению внутренней дисциплины, и теперь документы не гуляют неделями по кабинетам согласующих лиц, а буквально за один-три дня проходят все стадии согласований, и мы получаем готовый к работе материал».

Не обошлось и без минусов: далеко не все сотрудники оказались способны к самоорганизации, а невозможность контролировать их работу в режиме реального времени понизила трудовую дисциплину. «Постоянные коммуникации через Zoom, Teams или WA привели к снижению уровня наших вербальных связей, что в конечном итоге повлияло на качество восприятия коллегами тех или иных задач»,— отмечает Андрей Макаров, директор юридического департамента ООО «Гулливер энд Ко Интернейшнл», член ассоциации НП ОКЮР.

Сегодня, несмотря на частичное снятие ограничений, во многих юридических фирмах действует так называемый гибридный режим работы. Он означает, что часть сотрудников продолжает трудиться удаленно, сохраняя при этом возможность посещать офис по определенным дням. Такой подход давно практикуется в МКА «Князев и партнеры», чей председатель Андрей Князев не приветствует работу «от звонка до звонка». А подход АБ ЕПАМ, в котором организовали массовую добровольную вакцинацию и общее количество сотрудников с иммунитетом превысило 70%, «позволил уже вернуться в офисы, соблюдая при этом санитарно-эпидемиологические правила», отмечает Дмитрий Афанасьев.

«Можно говорить о том, что грань между рабочим и личным графиком в определенной степени стерлась. И, по всей видимости, этот тренд останется с нами надолго»,— резюмирует партнер, соруководитель российской корпоративной практики Allen & Overy Булат Жамбалнимбуев.

«Помогайте людям бескорыстно — за это больше платят»

В условиях постоянной неопределенности важно уметь правильно определять стратегию. В большинстве опрошенных “Ъ” юридических фирм за нее отвечают партнеры — именно они, по мнению управляющего партнера Kulik & Partners Law.Economics Ярослава Кулика, как никто другой способны чувствовать приближение перемен, предугадывать и формировать тренды в юридической практике.

Дмитрий Базаров, адвокат, партнер BGP Litigation, убежден, что такую непростую задачу нельзя взваливать на плечи одного человека — как минимум потому, что события рынка необходимо точно оценивать в разрезе клиентов, конкурентов и портфеля предлагаемых продуктов. И даже если управленческая отчетность и портфельная аналитика будут выстроены идеально, только партнеры смогут сложить происходящее в единое целое и принять правильное решение. Кроме того, в стратегии важен консенсус. «Необходимо, чтобы взгляды на нее разделялись и принимались командой партнеров, а в идеале — всей фирмой»,— говорит господин Базаров.

Поэтому крупные компании чаще решают вопрос коллегиально: за стратегию отвечает партнерский комитет, который обсуждает перспективы дальнейшего развития на стратегических сессиях.

В АБ ЕПАМ, например, на время пандемии и карантина для эффективной координации действий и принятия решений в сложившихся условиях был создан специальный Штаб из наиболее подготовленных партнеров и членов администрации, который показал свою эффективность.

Похожая ситуация сложилась в ART DE LEX, где каждый из партнеров готовил планы по своему отраслевому направлению, а затем общая стратегия утверждалась на партнерских сессиях, к деятельности которых привлекались внешние специалисты в области BD и PR. В КА «Делькредере» план развития бизнеса также утверждается на общем собрании, однако разрабатывает его отдельный партнер (СЕО). Эта необычная для юридической компании должность, по словам Андрея Тимчука, появилась в коллегии еще в 2019 году.

В коллегии адвокатов «Регионсервис» за общую стратегию отвечает ее председатель Денис Рыбаков, а руководитель московского офиса Евгения Червец координирует работу региональных подразделений совместно с директором по стратегическому развитию. «При его поддержке мы занимаемся не только маркетингом и укреплением отношений с клиентами, но и уделяем большое внимание внутренним вопросам: совершенствованию и оптимизации рабочих процессов, повышению уровня клиентского сервиса, усилению команды»,— говорит Евгения Червец.

Расстановка приоритетов чаще всего выглядит так: во главу угла ставятся жесткий контроль роста операционных затрат и усилия по повышению эффективности работы команды. Не менее важно сохранить основных сотрудников и системных клиентов. Следующая задача — поиск новых направлений, клиентов, продуктов и подхода к ценообразованию. В КА «Ковалев, Тугуши и партнеры» эти вопросы обсуждают совместно с финансистами, сотрудниками подразделений HR и маркетинга, делится опытом управляющий партнер Сергей Ковалев.

Стратегия АБ «Бартолиус», за которую отвечает управляющий партнер Юлий Тай, по его словам, проста: доверителям следует помогать, исповедуя все этические правила адвокатуры и соблюдая высочайшие профессиональные стандарты. «Как писал классик, "помогайте людям бескорыстно — за это больше платят". И больше ценят»,— добавляет он.

На маркетинг не поскупятся

В отношении к маркетингу юристы делятся на два лагеря: одни не верят в него совсем, другие в 2021 году планируют увеличивать соответствующие бюджеты. Председатель Комитета партнеров АБ ЕПАМ Дмитрий Афанасьев считает, что ресурсы и глубокая экспертиза играют в решении клиентских проблем ключевую роль.

Дмитрий Магоня считает, что задача маркетинга в кризисное время заключается в поиске верных средств, чтобы донести до клиента объективную и полезную информацию о его проблемах и способах их решения, а затем представить своевременную экспертизу.

Евгения Червец полагает, что неверно видеть в маркетинге лишь функцию по работе с мероприятиями и рейтингами, поскольку его основная задача — реагировать на вызовы и потребности рынка, помогая партнерам и юристам эффективно расходовать ресурсы на развитие практик. «На мой взгляд, преимущество будут иметь те маркетинговые команды, которые имеют CRM и ежедневно оценивают свою деятельность»,— считает госпожа Червец.

«Патентус» и Land Law Firm сохранят бюджет на уровне прошлого года, но перераспределят его структуру, повысив расходы на более перспективные каналы продаж.

Существенно увеличивать бюджеты готовы в «Делькредере», немалые расходы запланированы и в Kulik & Partners Law.Economics. «Период роста выручки — подходящее время, чтобы заниматься маркетингом»,— уверен Ярослав Кулик.

Полностью реформировали соответствующий отдел в РКТ — набираемые компанией обороты требуют новых подходов, считает Николай Власов. Сейчас подразделения маркетинга и HR общими усилиями повышают привлекательность РКТ как работодателя в кругу квалифицированных банкротных специалистов и талантливых выпускников юридических вузов.

Клиенты поменяли запросы

Для большинства опрошенных компаний 2020 год не принес тектонических сдвигов в клиентском портфеле. А вот структура клиентских запросов заметно изменилась. Дмитрий Афанасьев считает, что запросы бизнеса всегда обусловлены обстановкой в мире и стране: «Продолжение внешнего давления на Россию влечет реструктуризацию российских активов иностранных инвесторов и зарубежных активов российских подсанкционных лиц, усиление регулятивного воздействия на бизнес со стороны российского и иностранных государств ведет к росту регулятивных практик, усиление активности правоохранительных органов в отношении бизнеса способствует росту запросов на услуги уголовной и комплаенс-практик, стрессовые ситуации в банках и компаниях стимулируют рост судебной практики, а стремительное изменение нормативной базы повышает востребованность законотворческой практики».

Среди тем, которые сильнее всего интересовали бизнес в прошлом году, юристы называют дела о привлечении к субсидиарной ответственности топ-менеджеров, судебное оспаривание избыточных ограничительных мер на фоне усиленного цифрового контроля, экспертизу в области экологии.

Сергей Ковалев отмечает, что гораздо большее количество проектов теперь осложняется уголовно-правовым элементом — в этом смысле текущий год уверенно следует трендам предыдущего.

И в 2020-м, и в 2021-м востребовано все, что связано с онлайн-средой. Это обусловлено не только санитарно-эпидемиологической обстановкой в стране, но и новым законодательством: в 2020 году вступили в силу поправки, позволяющие ограничивать доступ к мобильным приложениям с пиратским контентом. «В онлайн ушло все: сделки, споры. Даже IP due diligence все сильнее фокусируется на цифровом пространстве»,— говорит Роман Лукьянов, управляющий партнер Semenov & Pevzner. Спрос на IT и фармо-медицинский консалтинг отметили и в КИАП.

Для РГП минувший год совпал с открытием арбитражной практики и приходом команды юристов под руководством Дмитрия Дякина — все это помогло компании усилить позиции в области разрешения споров, рассказывает Сурен Горцунян. В 2021 году компания также получает довольно много новых запросов в области инфраструктурных проектов. В числе активных отраслей — сельское хозяйство, продукты питания, нефтегаз и машиностроение, технологии и добыча природных ископаемых.

Не приходится скучать и антимонопольным юристам. Традиционная для ART DE LEX антимонопольная практика усилила фокус на цифровой экономике и значительно увеличила объем работы по защите интересов участников цифровых рынков. Другим интересным отраслевым направлением стал международный экономический комплаенс, в рамках которого ART DE LEX структурирует сделки с санкционным элементом, защищает интересы бизнеса при исключении из соответствующих списков или представляет в судах интересы подсанкционных лиц. Кроме того, компания открыла две новые практики — уголовную и практику интеллектуальной собственности, а также запустила новые продукты — защиту цифрового суверенитета и правовое обеспечение технологий AI).

BGP Litigation в марте 2020 года открыла практику семейного права и пополнила клиентский портфель частными клиентами-HNWI. Фирма также возлагает большие надежды на развитие новой практики здравоохранения и технологий под руководством партнера Александра Панова.

Команда новой фирмы Kulik & Partners Law.Economics, специализирующаяся в сфере антимонопольного права, весь год занималась выстраиванием с нуля операционных процессов. В результате, по словам управляющего партнера Ярослава Кулика, рост клиентской базы составил более 300%. У фирмы было много работы по согласованию сделок с ФАС и вопросам контроля за иностранными инвестициями, по вопросам ценообразования, тарифного регулирования, закупок, экономических заключений, дел об антиконкурентных соглашениях, судебных споров с ФАС, большой пласт работы в сфере IP & Antitrust. В 2021 году компания планирует работать над большим числом проектов по разработке антимонопольного комплаенса, в сфере ценообразования и ценовых нарушений.

Весенний локдаун негативно сказался не только на наполняемости бюджета, но и на активности правоохранителей. «Если во втором и частично третьем кварталах 2020 года мы наблюдали полный штиль, то уже начиная с сентября она резко пошла вверх. Особенно пристальное внимание правоохранители уделяют медицинской сфере: с осени прошлого года в этой области усилились проверки»,— сообщает адвокат, партнер, руководитель департамента защиты бизнеса МКА «Князев и партнеры» Владимир Китсинг. Также в коллегию стали чаще обращаться участники госзакупок.

В бюро «Андрей Городисский и партнеры» самой востребованной оказалась корпоративная и М&A-практика, делится управляющий партнер Дмитрий Любомудров. Антон Коннов, управляющий партнер Allen & Overy в России, отмечает прорыв сразу в нескольких областях, включая сферу IT-технологий и усиление активности на российском рынке акционерного капитала, в том числе быстро прогрессирующий рост IPO/SPO.

Курс на развитие

Многие компании продолжают искать новые ниши. Юристы КА «Регионсервис» развивают новый продукт — экокомплаенс, в основу которого лягут критерии устойчивого развития и концепции ESG, а также аналитика рисков в сфере экологического законодательства.

Планируют расширять спектр услуг и в «Сотби» — сохраняя фокус на крупных банкротных проектах, в том числе с трансграничным элементом, компания намерена более активно продвигать свои компетенции в сфере сопровождения инвестиционных проектов частных лиц и сделок с российскими активами.

Юристы Semenov & Pevzner работают над расширением пакета услуг для индустрии видеоигр и IT-сектора. Кроме того, компания совершенствует ряд продуктов, связанных с борьбой против контрафакта, концентрируясь на гибридном решении формата online-offline.

В «Ковалев, Тугуши и партнеры» рассматривают возможность создания уголовной практики и совместно с партнерами по финансовому рынку фонда «плохих долгов».

В «Делькредере» выделят в отдельную практику новую для российского рынка услугу — исключение лиц из списков Интерпола. Многолетний опыт в сфере морского права компания также планирует развивать в качестве самостоятельного направления.

Но расширяться хотят не все — часть рынка собирается остаться в рамках привычных практик. Несмотря на то что диверсификация видится многим юрфирмам «лакомым» инструментом для выживания, ее эффективность может оказаться обманчивой. «Очень вероятно, что на фоне изменений в спросе на услуги увеличится потребность в консультантах именно с монопрактикой и глубокой экспертизой в выбранной области»,— прогнозирует Денис Литвинов.

«Пока будем наблюдать за формированием устойчивых трендов, а не бежать за хайп-инициативами, которые через полгода-год могут исчезнуть так же быстро, как и появились»,— говорит Андрей Корельский.

Нестабильная доходность

Доходы по рынку представляются юристам неравномерными: часть компаний демонстрирует глубокое падение и сверхжесткую посадку, другие показывают значительный (а в небольших фирмах — даже кратный) рост. По мнению Андрея Корельского, доходы уходят из отраслей, сильнее всего пострадавших от кризиса, и концентрируются в инновационных практиках. «Появилась и новая вводная — это достаточно жесткие, императивные финансовые гайдлайны от клиентов, которые ограничивают возможность устанавливать "слишком высокие" цены»,— добавляет Роман Лукьянов, управляющий партнер Semenov & Pevzner.

По словам Дмитрия Афанасьева, налицо стратификация рынка: с одной стороны, по «стандартным» делам заказчики требуют предсказуемые бюджеты и стараются снизить их, с другой стороны, цена «стратегических» поручений, от успешного выполнения которых зависит существование клиентского бизнеса, отходит на второй план — результат оказывается важнее.

Кризис пандемии — время новых возможностей, считает Дмитрий Магоня: «Клиенты, которые ставят для себя амбициозные цели, требуют того же и от своих консультантов: цена ошибки высока. При правильном подходе к портфелю поручений выручка в текущих условиях может не только сохраниться на привычном уровне, но и показать положительную динамику. А маржинальность с учетом перевода части проектов в онлайн, оптимизации расходов и увеличения выработки — значительно превысить допандемические уровни».

Начали отмирать формы оплаты труда, не связанные с результатом и качеством — юристы сходятся во мнении, что модель оказания услуг только на основании почасовых ставок во многом себя изжила. Волатильность, которую рубль демонстрировал в 2020 году, также влияет на рынок — выдерживать ценовую политику с сохранением ценника в иностранной валюте становится все труднее, говорит Сергей Ковалев.

Андрей Тимчук полагает, что сильнее прочих просели доходы у юридических фирм, ориентированных на граждан и малый бизнес. Со стороны крупных компаний спрос на юристов остается стабильным, и цены не падают. «Иногда кто-то демпингует, чтобы получить интересный суд, но такое бывало и раньше»,— говорит он.

Почти никто из опрошенных компаний не планирует снижать стоимость своих услуг, а в расширении их спектра партнеры видят потенциал для роста. Управляющий партнер «Рустам Курмаев и партнеры» (РКП) Рустам Курмаев подтверждает, что фирма сохранит цены на услуги и по-прежнему применяет почасовые ставки для взаиморасчетов с клиентами. Однако, чтобы обеспечить высокий уровень клиентского сервиса и повысить удовлетворенность клиентов от работы с компанией, РКП предлагает клиентам гибкие условия оплаты или возможность предусмотреть дополнительные услуги в рамках уже согласованных проектов.

Определенные надежды юристы возлагают на автоматизацию бизнес-процессов, «хотя, честно говоря, разговоров об этом на рынке больше, чем реально работающих решений», признается Андрей Тимчук.

В «Ковалев, Тугуши и партнеры» потенциал для увеличения доходов видят в использовании гонорара успеха. Большинство юристов положительно относятся к этому инструменту и считают его легитимным. «Гонорар успеха, указанный как форма оплаты труда адвоката, в принципе не отвечает признакам неосновательного обогащения»,— говорит Юлий Тай. К тому же, по мнению Дмитрия Любомудрова, этот инструмент облегчает доступ к правосудию и делает квалифицированную юридическую помощь доступной для тех, кто не может позволить себе соответствующие расходы.

Использование гонорара успеха становится рискованным, если устанавливать его «на глаз» или неверно оценивать шансы на выигрыш. «Я бы сравнил эту форму оплаты с игрой в покер. Если вы ставите на нее, не понимая, какой финансовый результат получите в долгосрочной перспективе, скорее всего, вы скоро разоритесь», говорит Андрей Тимчук.

Дополнительные риски создает репрессивная уголовная политика. «Слишком большой гонорар, особенно при работе с государственными структурами и компаниями с госучастием, часто приводил адвокатов и их заказчиков на скамью подсудимых»,— напоминает Андрей Корельский. Рустам Курмаев отмечает среди рисков для юридического рынка новую практику оспаривания стоимости юридических услуг в рамках банкротных процессов и уголовных дел.

Адаптация прошла успешно

По мнению экспертов, российский юридический рынок сумел освоиться в новых реалиях и избежать регресса, но долгосрочные последствия пандемийного года еще впереди. «Денег на рынке стало меньше, а работать за них придется больше» — так комментирует положение дел Андрей Корельский.

Доходы упали у большинства компаний, но нашлись и команды, которые умело конвертировали потери в качественные маркетинговые коммуникации (проекты pro bono, сильно дисконтированные услуги и пр.). А развитие онлайн-технологий в правосудии и конференциях позволило многим найти новую нишу или прочнее укрепиться в уже имеющейся. «Для кого-то кризис стал точкой роста и развития, для кого-то — просто точкой. Это закон бизнеса, и юристы не являются исключением»,— говорит руководитель практики «Международный арбитраж и трансграничные споры» КА «Регионсервис» Мария Любимова.

Ускорилась цифровизация рабочих процессов. Глобальные игроки, давно начавшие такую перестройку, справились с задачей легко, а вот локальным участникам юридического рынка пришлось подстраиваться на ходу. «Для полноценной удаленной работы в новых реалиях нужны существенные инвестиции в IT-инфраструктуру и кибербезопасность. Многие клиенты выдвигают эти требования в числе обязательных»,— делится Булат Жамбалнимбуев, партнер, соруководитель российской корпоративной практики Allen & Overy.

Потенциал для развития

За прошедший год на рынке появилось много мелких и средних юридических фирм, которые сформировались как отдельные бизнесы или образовались за счет дробления более крупных команд.

Говоря о причинах такого явления, юристы высказывают различные, порой противоположные точки зрения. Андрей Юков, управляющий партнер КА «Юков и партнеры», связывает возникновение новых «стартапов» с серьезными сокращениями, которые волной прокатились по рынку во второй половине года.

Партнер «Рустам Курмаев» Дмитрий Горбунов придерживается мнения, что крупным компаниям помешал чрезмерный формализм — именно он подталкивает сильных юристов со своим пулом клиентов искать большей свободы. Кроме того, новички лояльно подходят к ценообразованию и клиент, который голосует рублем, получает тот же уровень правовой экспертизы за меньшие деньги.

Но на первых порах молодым командам может быть трудно тягаться с корифеями рынка — новички часто стремятся оказывать клиенту именно юридические услуги, не умея смотреть за формальную грань проблемы. Недостаточность временного и человеческого ресурса для решения сложных проблем и «всеядность» от постоянного «голода» тоже может сыграть с ними злую шутку, говорит Сергей Ковалев.

Рынок будет меняться и дальше — по словам юристов, в сегодняшней России у него практически нет пределов для роста. Число существующих фирм несопоставимо с размером страны, консерватизм мышления, присущий профессии, понемногу уходит, и бурному всплеску мешают лишь нестабильная экономика и отсутствие независимости судебной системы.

Со сдержанным оптимизмом

Продолжения судебной реформы рынок не ждет — с момента распада СССР судебная система в своем развитии и так практически непрерывно изменяется, говорит партнер, руководитель московской судебно-арбитражной практики Dentons Роман Зайцев. Создание арбитражных апелляционных судов, Суда по интеллектуальным правам, ликвидация ВАС РФ, формирование кассационных и апелляционных судов общей юрисдикции — лишь часть масштабных изменений, которым она подверглась за последние два десятка лет, и юристы надеются, что ее дальнейшее развитие пойдет по пути более тонкой настройки. В реформе скорее нуждается вся система государственного управления в целом, чтобы основным принципом стало невмешательство одной ветви власти в дела другой, считает начальник управления судебной практики Howard Russia Евгений Митин.

В будущем юридический бизнес еще сильнее сфокусируется на клиенте и навыках client care, а карьера юриста перестанет быть похожа на схему «обучение-работа-пенсия». Если юрист хочет быть востребованным, ему придется начать работать еще во время учебы, а затем постоянно осваивать новые, в том числе непрофильные, сферы знаний: от финансов до информационных технологий, прогнозирует Александр Никифоров.

Сама юридическая профессия, по прогнозам экспертов, останется в порядке — не станет скучной, подконтрольной государству, обезличенной или порученной «искусственному разуму». «Я точно не вижу юридическую профессию как ту, которая остановится в своем развитии. Эволюция имеет место быть всегда»,— отмечает Илья Дворкин, партнер, руководитель российской практики структурированного финансирования и финансирования активов Allen & Overy. Запрос на юристов со стороны общества и бизнеса будет только расти, ведь «окончание территории проблем — начало территории кладбища», шутит Андрей Корельский.

Юлия Карапетян


Twitter Facebook Яндекс Livejournal

Возврат к списку