Больше, лучше, точнее: сравнение российских и международных юррейтингов

08.07.2021

Эксперт: Церен Савгуров
Источник: Право.ру
Время чтения: 20 минут

Больше, лучше, точнее: сравнение российских и международных юррейтингов

На российском юррынке завоевали свое место шесть основных юридических рейтингов, на которые ориентируются как консультанты, так и заказчики. Мы проанализировали, в какие исследования попадает больше всего компаний и рекомендованных юристов, совпадают ли лидеры, и сколько рульфов и ильфов представлено в каждом.

Как юррейтинги приходили в Россию


Первыми лучших на российском юррынке стали определять международные аналитики. Legal 500 и Chambers «вошли» в Россию в середине 2000 годов. Экономический рост и инвестиционный бум привлекли на рынок иностранных игроков, и у зарубежных рейтингов возникла потребность в  исследовании местного рынка юруслуг. Разумеется, в подобных обстоятельствах зарубежные юрфирмы попадали в рейтинги первыми, объясняет Екатерина Клейменова, основатель LegalBranding. Только в 2010 году в России появился первый национальный рейтинг «Право.ru-300», в котором было заметно усиление роли российских юрфирм, по сравнению с  Legal 500 и Chambers, а с 2015 года исследование юррынка стал проводить ИД «Коммерсант». 

Тенденция «гегемонии» ильфов в международных рейтингах сохранилась до сих пор, уверен управляющий партнер КА Юков и Партнеры Андрей Юков. «У меня есть ощущение, что одна из задач Legal 500 и Chambers – лоббировать интересы ильфов», – говорит он. В результате возглавляемая Юковым коллегия приняла решение подаваться только в два отечественных рейтинга. «Международные рейтинги смотрят на российский рынок юридических услуг в первую очередь с точки зрения своего потребителя – глобальных компаний, – отмечает Вероника Галкина, ведущий аналитик рейтинга «Право.ru-300». – Логично, что они рекомендуют те юрфирмы, которые ведут свою деятельность или уже выступают консультантами в юрисдикции потенциального заказчика». 

Именно авторитет рейтинга и прозрачность методологии – два ключевых фактора, которые могут повлиять на решение ведущих игроков юррынка поучаствовать в исследовании, объясняет Елизавета Середина, менеджер отдела развития бизнеса ЮФ Пепеляев Групп. При этом у  российских рейтингов есть преимущество в оценке национального рынка. «Они имеют прямой и максимально полный доступ «к телу» консультанта и его проектам, – считает директор по развитию бизнеса КА Ковалев, Тугуши и партнеры Евгений Ковалев. – Иностранные справочники зачастую не имеют подобного доступа из-за различных барьеров».

Участники рынка отмечают, что для российских юрфирм национальные рейтинги являются более достижимыми и, следовательно, привлекательными. В то время как международные рейтинги более внимательны к ильфам, работающим в России, а к «новичкам» относятся с осторожностью. Вот и Евгений Ковалев обращает внимание на эту «неподвижность списка победителей». В этой связи он предлагает задать простой вопрос: «Возможна ли списочная стабильность в столь турбулентное время, когда вся экономика, включая юррынок, в активном движении?». Есть фирмы, которые за год–два значительно укрупнились, другие при этом сильно «просели», рассуждает эксперт: «Если рейтинг – это снимок реальной рыночной картины, то ситуация в нем должна меняться из года в год». 

Отличаются и критерии, по которым аналитики выбирают лучших. В Legal 500 и Chambers высокий вес (50%) имеют отзывы клиентов, 40% – проекты, 10% – отзывы конкурентов. У «Право.ru-300» первоочередной критерий – оценка представленных проектов, что создает ежегодную динамику в рейтинге, подчеркивает Вероника Галкина. При этом иностранные рейтинги, в отличие от российских, проводят интервью с партнерами оцениваемых юрфирм, а исследование «Коммерсанта» сфокусировано на рекомендациях юридических консультантов по специализации в отраслях экономики.

Сравнение рейтингов

В исследовании 2020 года в «Право.ru-300» попали всего 389 компании, из них лишь 71 получила золотые медали в некоторых отраслях. У «Коммерсанта» в рейтинге 212 фирм и больше половины из них (135) в первых группах. В российском исследовании Legal 500 –128 юрфирм, а в Chambers лишь 72. При этом у «Ъ» всего 15% ильфов попало в  первые бэнды рейтинга. Для сравнения, у «Право.ru-300» иностранных юрфирм в первых группах – 39%. Это сравнимо с присутствием международных консультантов в первых группах Legal 500. 

Впрочем, на российском юррынке есть игроки, которые попадают в первые группы всех четырех рейтингов: Dentons, Монастырский, Зюба, Степанов & Партнеры, АБ Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры. Как фирма, которая занимает топовые позиции во многих рейтингах – локальных и международных – мы четко понимаем: «за кадром» любого исследования – от анонса о старте сбора анкет и до торжественных побед – остается титанический труд юристов, маркетологов и аналитиков, подчеркивает Денис Архипов, соруководитель судебно-арбитражной практики АБ Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры.

72363.png

При рекомендации лучших юристов по отраслям права к признанной рынком «большой четверке» рейтингов добавляется еще исследование Best lawyers, которое специализируется только на персоналиях. При этом в  международном Best lawyers рекомендованных юристов оказалось в четыре раза больше, чем у «Право.ru-300».

72281.png

По мнению Ковалева, если в Chambers слишком короткий список топов юррынка, то Best Lawyers, наоборот, «грешит» широтой победителей. «Им не хватает золотой середины при подсчетах. Но много – не мало, вероятность «пропустить бриллиант» снижается, поэтому я – за широкие списки», – выражает мнение маркетолог.

Самая востребованная практика среди номинированных фирмами консультантов – «Арбитраж». В «Право.ru-300» в нее попало сразу 78 специалистов. А у «Коммерсанта» в каждой отрасли рекомендовано не более 15 человек. 

По каким критериям юрфирмы выбирают рейтинги

Опрошенные нами маркетологи крупных рульфов отметили, что подаются обычно в «рейтинги с устойчивой репутацией»: Legal 500, Chambers, Best Lawyers, IFLR1000, «Право-300» и «Коммерсантъ». Это рейтинги, которые учитываются в тендерах, понятны нашим клиентам и потенциальным сотрудникам, а еще там участвуют наши конкуренты, говорит Ксения Черноиванова, BD-менеджер ФБК Право. Позицию коллеги подтверждает и директор по маркетингу и развитию бизнеса АБ КИАП Церен Савгуров. Он добавляет, что дополнительно практика интеллектуальной собственности участвует в профильных рейтингах, а чтобы меньше беспокоить своих доверителей с написанием отзывов, КИАП отказался  от участия в IFLR-1000.  К уже традиционным исследованиям добавляются специализированные WTR1000 и IP Stars по интеллектуальной собственности, GCR100 по антимонопольному праву, World Tax и World TP по налоговому праву и трансфертному ценообразованию, добавляет менеджер по маркетингу CMS Russia Анастасия Котенкова.

За год мы участвуем в семи–восьми рейтингах, посчитала PR-директор КА Delcredere Екатерина Сапова. Примечательно, что количество юррейтингов из года в год увеличивается: деловые издания начинают формировать свои аналогичные подборки. Так, в прошлом году Forbes впервые представил рейтинг «20 лучших юркомпаний России», использовав, впрочем, для формирования результатов  данные «Право.ru-300». Петербургские фирмы еще участвуют в юррейтинге, который составляет газета «Деловой Петербург», делится Елена Успенская, консультант по юридическому маркетингу и продвижению. 

Ильфы реже подаются в российские рейтинги. Baker Botts LLP, Baker McKenzie, Clifford Chance, Freshfields Bruckhaus Deringer LLP, Latham & Watkins LLP и White & Case LLC есть в Legal 500 и Chambers, но отсутствуют в «Право.ru-300» и «Коммерсантъ». При этом у «Право.ru-300» иностранных юркомпаний в два раза больше, чем у «Ъ»: Allen & Overy,  Beiten Burkhardt, Borenius Attorneys Russia, Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP, Cleary Gottlieb Steen & Hamilton, CMS Russia, Debevoise & Plimpton LLP, EY Law, GRATA International, Herbert Smith Freehills, Heres Legal, Hogan Lovells , Linklaters, Morgan Lewis, Norton Rose Fulbright, Peterka & Partners, Squire Patton Boggs и SCHNEIDER GROUP – все эти компании есть в «Право.ru-300», но отсутствуют в «Коммерсанте».

72282.png

Если в стратегии развития юркомпании есть ставка на международный аспект или участие в тендерах, то выбираются международные рейтинги, считает консультант по развитию юрбизнеса Наталья Клейн. Если компания ориентирована больше на российский рынок, то упор делаем на отечественные, добавляет она. При выборе рейтингов мы смотрим на различные факторы, утверждает Антон Коннов, управляющий партнер Allen & Overy в России: «История рейтинга, участники и направления права, которые исследуются, методология и значимость на рынке». А Вячеслав Хоровский, управляющий партнер московского офиса GRATA International добавляет, что они опираются еще на несколько факторов: объективность и репутация среди клиентов и в консультантской среде.

Критерии, чтобы определить – куда «подаваться»
– Отвечает ли аудитория и направленность рейтинга линии развития и позиционирования фирмы, совпадает ли с флагманскими практиками.
– Имеет ли рейтинг вес в сообществе и среди потенциальных клиентов, капитализируются ли высокие позиции в рейтинге.
– Сможет ли фирма пройти в рейтинг, пусть и не с первого раза.
Елена Успенская, консультант по юридическому маркетингу и продвижению.
Главный минус юррейтингов заключается в том, что исследователи не раскрывают методику подсчета, считает управляющий партнер ЮФ Кульков, Колотилов и партнеры Максим Кульков: «Мы, как участники, конечно знаем, на что обращает внимание исследователь при оценке фирмы (от стоимости проектов фирмы до качества сервиса), но нюансы подсчета остаются «за кадром». С юристом не согласна маркетолог. «У российских компаний, которые не попадают в заветный список, традиционно возникает много вопросов к критериям оценки. Не устаю повторять, что почти у всех рейтингов есть во многом понятные правила, и ими не нужно пренебрегать, – подчеркивает Успенская. – Исправлять нужно не методики оценки, а подходы фирм к решению задачи».



Twitter Facebook Яндекс Livejournal

Возврат к списку