Обзор судебных актов РФ. Международный арбитраж

26.08.2021

Время чтения: 35 минут

Иллюстрация обзор (3).png

Дело 1. О недопустимости взыскания убытков по ничтожной сделке

Предмет: о признании и приведении в исполнение решения иностранного арбитражного суда
Номер дела в государственном суде: А56-131886/2019
Стороны спора:
заявитель (истец в третейском разбирательстве): компания Daebo P&S Co., Ltd.,
заинтересованное лицо (ответчик в третейском разбирательстве): ООО «Интервторресурс»,
третье лицо: International Recycling Pte. Ltd. (ответчик в третейском разбирательстве), Федеральная служба по финансовому мониторингу, УФНС России по Санкт-Петербургу
Разрешавший спор третейский суд: Немецкая институция арбитража (DIS)
Арбитры: информация отсутствует
Судьи в государственном суде:
Первая инстанция: Корчагина Н.И.
Определение суда первой инстанции: Признать и привести решение в исполнение
Кассация: О.Ю. Нефедова, Е.В. Боголюбова, П.Ю. Константинов
Постановление суда кассационной инстанции: Отменить определение суда первой инстанции, направить дело на новое рассмотрение
Первая инстанция: В.Б. Жбанов
Определение суда первой инстанции: Отказать в признании и приведении в исполнение
Кассация: О.Ю. Нефедова, Е.В. Боголюбова, П.Ю. Константинов
Постановление суда кассационной инстанции: Отменить определение суда первой инстанции, направить дело на новое рассмотрение
Первая инстанция: Н.А. Чекунов
Определение суда первой инстанции: Отказать в признании и приведении в исполнение
Продолжительность рассмотрения дела: 1 год 8 месяцев

Факты

Арбитражный трибунал города Гамбурга в рамках разбирательства в соответствии с регламентом DIS солидарно взыскал убытки с двух ответчиков: ООО «Интервторресурс» и компании «International Recycling Pte. Ltd.» (Сингапур). Заявитель обратился с просьбой о приведении в исполнение решения против российского ответчика в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

На первом круге рассмотрения заявление было удовлетворено, однако затем определение суда первой инстанции было отменено судом кассационной инстанции.

На втором круге рассмотрения суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявления в связи с нарушением публичного порядка РФ, однако суд кассационной инстанции вновь отменил определение, поскольку не усмотрел в деле подобных нарушений. Кассация также указала, что выводы суда первой инстанции направлены на пересмотр арбитражного решения по существу.

На третьем круге рассмотрения суд первой инстанции снова отказал в признании и приведении в исполнение решения DIS.

Вопросы перед государственным судом

1) Является ли нарушение императивных норм валютного законодательства РФ основанием для признания сделки ничтожной?

2) Влечет ли ничтожность сделки невозможность признания и приведения в исполнение арбитражного решения?

Определение суда

1) Да, является.

Спорный контракт является ничтожным, поскольку в нарушение императивных норм валютного законодательства РФ в контракте отсутствует условие о возврате валютной выручки ответчику-российской компании.

2) Да, влечет.

Поскольку спорный контракт ничтожен, то арбитражное решение противоречит публичному порядку РФ и не может быть приведено в исполнение.

Анализ суда

1. Суд указал, что по смыслу применимых положений закона внешнеторговый контракт на поставку товара должен предусматривать обязательное получение валютной выручки именно резидентом. Однако спорный контракт таких положений не содержал.

Более того, получение оплаты российской стороной вообще не было обязательным – компании-заявителю для исполнения контракта достаточно было произвести оплату только в пользу компании «International Recycling Pte. Ltd» (солидарный должник). Именно это и произошло: все платежи по контракту получил нерезидент. А ООО «Интервторресурс» должен был даже в отсутствие встречного предоставления исполнить обязательство по поставке товара перед компанией-заявителем, обеспечив вывоз товара из России.

По мнению суда, поведение участников сделки в совокупности с условиями контракта фактически представляло собой противоправную схему по выводу денежных средств российского ответчика, поскольку совершение платежа заявителем в пользу другого иностранного лица (сингапурского), в настоящее время ликвидированного, повлекло возникновение обязательства на стороне российского ответчика перед истцом без получения ответчиком какого-либо встречного предоставления.

Таким образом, вопреки законодательным требованиям, контракт не содержал условий, которые позволяли бы ООО «Интервторресурс» получить оплату за товар, вывезенный с территории России. А внешнеторговый контракт, допускающий возложение на резидента только обязанностей и не предусматривающий обязательное получение за их исполнение эквивалентного предоставления, является ничтожным в соответствии с пунктом 2 статьи 168 ГК РФ (Прим.: Суд при анализе ссылается на редакцию закона от 2013 года, так как контракт был заключен в этом году).

2. Суд указал, что решение арбитражного трибунала об исполнении резидентом требования нерезидента о возмещении убытков по контракту, являющемуся ничтожным с точки зрения норм российского права (ст. 1192, ст. 168 ГК РФ) – норм непосредственного применения, – не может быть приведено в исполнение в России как нарушающее публичный порядок.

Суд не согласился с доводом заявителя, что недействительность сделки не может являться препятствием для взыскания убытков. По мнению суда «убытки, причиненные неисполнением недействительной сделки, не могут быть взысканы иное означало бы отсутствие разницы в защите договорного и внедоговорного интереса стороны. Если сделка недействительна, то договорный интерес не возник и не подлежит защите», а следовательно и убытки взысканы быть не могут.


Дело 2. О том, как государственные суды пресекают попытки создания видимости частноправового спора

Предмет: о признании и приведении в исполнение решения иностранного арбитражного суда
Номер дела в государственном суде: А40-233388/2020
Стороны спора:
заявитель (истец в третейском разбирательстве): ООО «Парадайс»,
заинтересованное лицо (ответчик в третейском разбирательстве): компания Jomist Limited.
Разрешавший спор третейский суд: ad hoc
Арбитры: Г.В. Каневский, В.Н. Хачатурян, А.Ю. Ланцова
Судьи в государственном суде:
Первая инстанция: О.С. Гедрайтис
Определение суда первой инстанции: Отказать в признании и приведении в исполнение
Продолжительность рассмотрения дела: 7 месяцев

Факты

ООО «Парадайс» обратилось с заявлением к компании Jomist Limited о выдаче исполнительного листа на решение третейского суда, образованного сторонами для разрешения конкретного спора (ad hoc). Данным решением арбитры взыскали с компании Jomist Limited в пользу ООО «Парадайс» почти 25 млн евро в качестве задолженности по возмещению расходов по оплате аккредитивов, а также почти 1 млн евро неустойки.

Спор возник по договору об открытии аккредитива, изначально заключенному между АО АКБ «Новикомбанк» и компанией Quadra Commodities SA.

Впоследствии АКБ «Новикомбанк»  и АО «В/О «Союзхимэкспорт» заключили договор цессии, а Quadra Commodities SA и Jomist Limited договор о переводе долга.

АО «В/О «Союзхимэкспорт» затем заключило договор уступки денежного требования с ООО «Парадайс». Таким образом, итоговыми сторонами договора об открытии аккредитива были ООО «Парадайс» и Jomist Limited.

В обоснование компетенции третейского суда, рассмотревшего спор, заявитель ссылался на арбитражное соглашение, подписанное ООО «Парадайс» и Jomist Limited в 2019 году.

Вопросы перед государственным судом

Заключили ли стороны действительное соглашение о передаче споров из договора об открытии аккредитива на рассмотрение арбитража ad hoc?

Определение суда

Нет.

Анализ суда

Государственный суд указал, что требования по существу спора возникли не из соглашения между «Парадайс» и Jomist Limited, а из договора об открытии аккредитива, первоначально заключенного между иными юридическими лицами.

Согласно самому договору об открытии аккредитива любой спор, возникший по настоящему контракту или в связи с ним, подлежал передаче на рассмотрение и окончательное разрешение в арбитражный суд согласно регламенту Лондонского Международного Третейского Суда (LCIA).

В связи с наличием в договоре данной оговорки и тем, что требования по существу спора возникли не из соглашения между «Парадайс» и Jomist Limited, государственный суд посчитал, что между сторонами отсутствовало действительное соглашение о передаче споров из договора об открытии аккредитива на рассмотрение третейского суда ad hoc.

В данной связи стоит обратить внимание на п. 31 Постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 ГК РФ о перемене лиц в обязательстве на основании сделки», в котором указывается:

Согласованное в договоре первоначального кредитора с должником арбитражное соглашение (арбитражная оговорка) сохраняют силу для нового кредитора и должника, если иное не предусмотрено указанным договором либо договором между должником и новым кредитором.

Представляется, что данное правило применимо и к ситуации, когда и должник, и кредитор являются иными лицами, нежели первоначальные участники. Из определения суда не до конца понятно, по какой причине суд посчитал невозможным изменение ранее предусмотренной арбитражной оговорки правопреемниками сторон первоначального договора.

Возможно, в попытке изменить компетентный форум с известного международного арбитражного центра на внутренний арбитраж ad hoc суд усмотрел попытку создания «карманного» разбирательства. Так можно истолковать высказывание суда о том, что публичный порядок запрещает создавать видимость частноправового спора. В обоснование своей позиции суд указал на то, что ООО «Парадайс» не подтвердило возмездность договоров цессии, ссылаясь на которые оно обосновывало свое право на иск в третейском суде.

В связи с этим государственный суд указал, что решением третейского суда были нарушены также основополагающие принципы права как принцип добросовестности и принцип запрета злоупотребления правом, и отказал в выдаче исполнительного листа.


Дело 3. О дате создания арбитражного института и преюдициальном эффекте правовой оценки суда

Предмет: о признании и приведении в исполнение решения иностранного арбитражного суда
Номер дела в государственном суде: А40-78922/2021
Стороны спора:
заявитель (истец в третейском разбирательстве): компания «Ecuagreenprodex SA»,
заинтересованное лицо (ответчик в третейском разбирательстве): ООО «Гринфрут».
Разрешавший спор третейский суд: Лондонская палата Арбитража
Арбитр: Родерик Кордар
Судьи в государственном суде:
Первая инстанция: А.А. Федоточкин
Определение суда первой инстанции: Признать и привести в исполнение решение иностранного арбитражного суда
Продолжительность рассмотрения дела: 4 месяца

Факты

Между сторонами был заключен договор поставки. После возникновения задолженности по оплате поставленного товара компания «Ecuagreenprodex SA» обратилась с иском к ООО «Гринфрут» в Лондонскую палату Арбитража.

Первым частичным арбитражным решением по юрисдикции арбитражный суд в составе единоличного арбитра признал свою юрисдикцию на рассмотрение спора, отклонив возражения ООО «Гринфрут».

Вторым частичным окончательным арбитражным решением единоличный арбитр удовлетворил иск компании «Ecuagreenprodex SA» к ООО «Гринфрут», взыскав сумму долга за поставленный товар.

Окончательным арбитражным решением по расходам в пользу компании «Ecuagreenprodex SA» были взысканы расходы по арбитражному разбирательству.

Компания «Ecuagreenprodex SA» обратилась в Арбитражный суд города Москвы за признанием и приведением в исполнение второго частичного окончательного решения и окончательного решения по расходам.

ООО «Гринфрут» возражало против признания и приведения решений в исполнение, ссылаясь на то, что у состава арбитража отсутствовала компетенция на рассмотрение спора.

Вопросы перед государственным судом

1) Содержит ли договор условие о рассмотрении спора арбитражем ad hoc, препятствующее рассмотрению спора в Лондонской палате арбитража?

2) Обладает ли раннее решение суда об отказе в принятии обеспечительных мер, в котором суд дал оценку арбитражной оговорке, преюдициальным эффектом?

Постановление суда

1) Нет, не содержит.

2) Нет, не обладает.

Анализ суда

1. ООО «Гринфрут» в обоснование своих возражений указывало на отсутствие компетенции состава арбитража в связи со следующим:

1) Лондонская палата Арбитража не имела полномочий администрировать арбитраж, так как в третейской оговорке говорится об арбитраже ad hoc;

2) Лондонская палата Арбитража была создана за несколько дней до заключения договора поставки, следовательно, в момент заключения договора арбитражное учреждение еще не начало функционировать.

Суд отклонил доводы ООО «Гринфрут» в связи со следующим.

Договор содержал следующую арбитражную оговорку:

Любые споры, разногласия или требования, возникающие из или в связи с настоящим договором, которые не могут быть решены мирным путем, подлежат разрешению в арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Лондона, London Chamber of Commerce. При этом обращение в суды общей юрисдикции невозможно.

Суд указал, что единственным арбитражным судом, созданным и постоянно действующим при ТПП Лондона, является Лондонская арбитражная палата (London Chamber of Arbitration), что было подтверждено представленным заявителем письмом ТПП Лондона.

Суд указал, что доводы заинтересованного лица о том, что арбитражное соглашение предусматривало проведение арбитража ad hoc, а не институционального арбитража, не основаны на тексте арбитражного соглашения.

Суд также отметил, что доводы заинтересованного лица о том, что на момент заключения договора поставки Лондонская арбитражная палата ещё «не институциализировалась», в связи с чем стороны не могли согласовать этот арбитражный институт в своем договоре, не соответствует действительности. Устав ТПП Лондона в ст. 6.01 предусматривал, что все споры, переданные в ТПП Лондона для урегулирования в порядке арбитража, подлежат разрешению Лондонской арбитражной палатой. А Лондонская арбитражная палата была зарегистрирована в реестре компаний как юридическое лицо еще до подписания договора поставки.

Стоит заметить, что в профессиональном сообществе уже было высказано интересное мнение о том, что подобное название арбитражного института было выбрано специально, чтобы «отлавливать» споры, в которых стороны некорректно указали название LCIA (Лондонский международный арбитражный суд).

2. Суд отказался принимать возражения заинтересованного лица, основанные на постановлении Девятого ААС, которым заявителю было отказано в принятии обеспечительных мер в виде ареста активов заинтересованного лица в поддержку разбирательства в международном коммерческом арбитраже. В указанном постановлении суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что арбитражная оговорка не содержит специальной отсылки к Лондонской палате арбитража.

АСгМ указал, что данный вывод суда апелляционной инстанции представляет собой лишь правовую оценку арбитражной оговорки. Суд апелляционной инстанции не установил фактических обстоятельств, которые бы имели преюдициальное значение, а указанный вывод был сделан в рамках ускоренной процедуры принятия обеспечительных мер.

АСгМ сослался на правовую позицию ВС РФ, выраженную в определении от 13.03.2019 № 306-КГ18-19998, о том, что правовая оценка пункта договора арбитражным судом в рамках одного дела не является преюдицией для другого дела, а представляет собой именно правовую оценку, и новый арбитражный суд не связан выводами других судов о правовой квалификации рассматриваемых отношений и о толковании правовых норм.


Twitter Facebook Яндекс Livejournal

Возврат к списку