Обзор судебной практики по наиболее важным корпоративным спорам за 2 квартал 2021

01.09.2021

Эксперт: Никита Луцкий
Автор: Анастасия Галкина
Время чтения: 42 минуты

Обзор корпоративных споров за 2 кв. 2021.png

Юристы КИАП Никита Луцкий и Анастасия Галкина специально для "Адвокатской газеты" подготовили обзор наиболее интересных корпоративных споров, рассмотренных судами во 2 квартале 2021 г. Авторы включили в обзор те дела, по которым суд какой-либо инстанции принял решение в рассматриваемый период. Они касаются, в частности, результатов раздела имущества между супругами, надлежащего уведомления участников общего собрания, нарушения права преимущественной покупки, злоупотребления правом, исключения участника из общества.

1. Раздел имущества не приводит к получению корпоративных прав

Дело №: 305-ЭС20-22249.

Статус: Рассмотрено в Верховном Суде Российской Федерации, направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Судебный акт, принятый в рассматриваемый период: Определение Верховного Суда Российской Федерации от 06.04.2021 по делу №305-ЭС20-  22249.

Описание ситуации: В результате развода одного из участников Общества, владевшего 50% долей в уставном капитале, был произведен раздел имущества. Согласно решению суда, доли супругов в праве общей собственности в отношении спорных долей были определены равными. Таким образом, в результате развода бывшая супруга участника Общества стала обладателем 25% доли в уставном капитале. На основании заявления бывшей супруги в ЕГРЮЛ была внесена запись, в соответствии с которой она стала числиться участником Общества с долей 25% уставного капитала. Мажоритарный участник обратился с требованием о переводе доли с бывшей супруги, поскольку считал, что доля приобретена с нарушением порядка принятия, закрепленного в Уставе Общества (в отсутствие согласия участников Общества).

Ключевой вопрос: Возможно ли приобретение имущественных прав на долю без приобретения корпоративных?

Позиция нижестоящих судов: Согласно позиции судов, право на долю в Обществе перешло к бывшей супруге на основании судебного решения, а не сделки (для перехода в результате которой необходимо согласие участников). При этом положения Устава Общества не содержат ограничений или специальных требований в случае раздела общего имущества супругов. Таким образом, согласие участников на переход доли к бывшей супруге не требовалось и основания для перевода доли отсутствуют.

Позиция Верховного суда: Верховный Суд не согласился с позицией нижестоящих судов. При расторжении брака судом не разрешался вопрос о приобретении бывшей супругой статуса участника Общества. В результате решения суда она приобрела лишь имущественные права на долю в уставном капитале. Приобретая право на долю, бывшая супруга должна была соблюсти всю корпоративную процедуру, в том числе получить согласие участников Общества на вхождение в их состав. При этом решение регистрирующего органа и внесение сведений в ЕГРЮЛ само по себе не ведет к возникновению у бывшей супруги корпоративных прав.

2. Решение о признании банкротом как существенное изменение обстоятельств

Дело №: А55-1163/2020.

Статус: Рассмотрено в Арбитражном суде Поволжского округа, судебные акты первой и апелляционной инстанции отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Судебный акт, принятый в рассматриваемый период: Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 20.04.2021 № Ф06-2663/2021 по делу №А55-1163/2020.

Описание ситуации: Между Истцом и Ответчиком был заключен договор купли-продажи 67% доли в уставном капитале Общества. Согласно договору, продавец (Ответчик) гарантировал, что до подписания договора доля в уставном капитале Общества никому другому не продана, не подарена, не заложена, не обременена правами третьих лиц, в споре и под арестом (запрещением) не состоит. Однако когда покупатель (Истец) в целях реализации своих прав начал процесс регистрации изменений ЕГРЮЛ, в совершении таких действий ему было отказано. Отказ был вызван тем, что еще за два года до заключения договора купли-продажи был наложен запрет на совершение регистрационных действий на основании постановления судебного пристава-исполнителя. Впоследствии, Общество, доли которого были объектом сделки, было ликвидировано (в связи с завершением процедуры банкротства). Истец обратился с требованием о расторжении договора купли-продажи и о взыскании суммы, которая была уплачена по сделке.

Ключевой вопрос: Является ли банкротство Общества существенным изменением обстоятельств при условии, что заявление о банкротстве было подано до заключения договора купли-продажи?

Позиция нижестоящих судов: Требование было удовлетворено в полном объеме: договор подлежит расторжению, а денежные средства – возврату покупателю. Согласно позиции судов, покупатель не имел возможности зарегистрировать свое право и реализовать полномочия собственника доли. Кроме того, были применены положения о расторжении договора в связи с существенным изменением обстоятельств.

Позиция суда кассационной инстанции: Суд кассационной инстанции обратил внимание на следующие доводы заявителя кассационной жалобы. Во-первых, продавцом были сообщены покупателю все сведения о хозяйственно-финансовом состоянии Общества, размере кредиторской задолженности, иных значимых для определения финансового положения Общества показателях. Во-вторых, на момент заключения договора, Обществом было подано заявление о банкротстве. Отдельно суд отметил, что суды при определении банкротства Общества как существенного изменения обстоятельств не учли требований п. 2 ст. 451 ГК РФ. С учетом указанного, суд кассационной инстанции счел преждевременным решение об удовлетворении требований в полном объеме и расторжении договора, возврате денежных средств покупателю, и направил дело на новое рассмотрение.

3. Надлежащее уведомление участников вне зависимости от размера доли

Дело №: А40-24015/2020.

Статус: Рассмотрено в Девятом арбитражном апелляционном суде после направления на новое рассмотрение.

Судебный акт, принятый в рассматриваемый период: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27.05.2021 № 09АП-24109/2021 по делу № А40-24015/2020.

Описание ситуации: На внеочередном общем собрании миноритарные акционеры с суммарной долей участия в уставном капитале Общества 26% не присутствовали. Доказательств направления юридически значимых сообщений о проведении внеочередного собрания в порядке ст. 165.1 ГК РФ представлено не было. Считая, что собрание было проведено с нарушением требований об информировании участников Общества, миноритарии обратились с иском к Обществу.

Ключевой вопрос: Влечет ли недействительность решения, принятого на общем собрании, отсутствие уведомления миноритарных акционеров, которые не смогли бы в любом случае повлиять на решение?

Позиция нижестоящих судов: Отказывая в удовлетворении требований, суд первой инстанции учел, что Истцы не были уведомлены надлежащим образом, однако ввиду размера их доли их голосование на собрании не изменило бы принятое решение. Суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции, в связи с тем, что миноритарии не были уведомлены, их права были нарушены.

Позиция суда кассационной инстанции: По мнению кассации, для данного спора определяющим является факт направления или ненаправления уведомления участникам сообщения о проведении собрания. Таким образом, существенным для правильного рассмотрения спора является оценка судами всех доказательств, о которых было заявлено сторонами, в связи с чем дело было направлено на новое рассмотрение.

Позиция суда апелляционной инстанции при новом рассмотрении дела: Суд указал, что независимо от процентного соотношения долей в уставном капитале Общества и возможности влиять на принимаемые решения, о проведении внеочередного общего собрания Общества должны извещаться все участники Общества. Имевшее место нарушение является существенным и свидетельствует о ничтожности принятого на собрании решения.

4. Взыскание с Генерального директора штрафов, выставленных налоговым органом в адрес компании

Дело №: А40-158017/2020.

Статус: Рассмотрено в Девятом арбитражном апелляционном суде, решение суда первой инстанции отменено.

Судебный акт, принятый в рассматриваемый период: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 03.06.2021 № 09АП-16408/2021 по делу № А40-158017/2020.

Описание ситуации: В период осуществления полномочий Генерального директора на Общество по решению налогового органа были наложены пени и штрафы в связи с тем, что торговые операции с определенными контрагентами были направлены на уменьшение налогооблагаемой базы. Все указанные штрафы и пени были уплачены, однако само решение не было обжаловано, поскольку Генеральный директор был уволен за месяц до того, как было принято решение налогового органа. Спорные сделки, повлекшие наложение штрафов на Общество, никак не были обговорены с Генеральным директором с точки зрения законности главным бухгалтером Общества, ответственным за ведение всего бухгалтерского учета.

Ключевой вопрос: Возможно ли взыскание с Генерального директора убытков в форме штрафов и пеней согласно решению налоговой, поскольку он бездействовал и не обжаловал данное решение?

Позиция суда первой инстанции: По мнению суда, проявлением явной недобросовестности в действиях Генерального директора является наличие необжалованного решения налогового органа о взыскании штрафов и пеней с Общества.

Позиция суда апелляционной инстанции: Большая часть убытков, предъявленных к взысканию с Генерального директора, является штрафами, начисленными Обществу в результате уменьшения налогооблагаемой базы. Генеральный директор не был единственным лицом, контролировавшим финансовые потоки и законность сделок Общества, наряду с ним эта обязанность была возложена на Финансового директора и Управляющего Общества. Также следует учитывать, что физические лица не освобождаются от уплаты причиненных убытков, однако штрафы, наложенные на организацию, с них не могут быть взысканы. Суд указал, что в упомянутом решении налогового органа отсутствует какое-либо указание на то, что операции, ставшие предметом рассмотрения, явились результатом действий непосредственно самого Генерального директора. Таким образом, данные суммы не могут быть взысканы с Генерального директора.

5. Принятие решения в порядке, нарушающем корпоративный договор, может рассматриваться как недобросовестное поведение

Дело №: А54-8476/2019.

Статус: Рассмотрено в Арбитражном суде Центрального округа, постановления нижестоящих судов оставлены без изменений.

Судебный акт, принятый в рассматриваемый период: Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 09.04.2021 № Ф10-21/2021 по делу №А54-8476/2019.

Описание ситуации: Было проведено общее собрание акционеров Общества, на котором один из двух акционеров, обладающий 1 голосом, проголосовал против решения (об изменении фирменного наименования Общества, принятии Устава Общества в новой редакции). Второй акционер, мажоритарий, проголосовал «за». Решение было принято, соответствующие изменения внесены.

Однако в Обществе имелся корпоративный договор, согласно условиям которого акционеры договорились, что решение по всем вопросам повестки дня общего собрания акционеров принимается всеми акционерами единогласно.

Ключевой вопрос: Является ли принятие решения не в соответствии с корпоративным договором нарушением, влекущим недействительность решения, а также злоупотреблением правом?

Позиция нижестоящих судов: Было установлено, что Истец голосовал против оспариваемых решений, и они были приняты в отсутствие необходимого количества голосов. Поскольку в Обществе имеется корпоративный договор, порядок принятия, установленный им, не соблюден.

Позиция суда кассационной инстанции: Суд кассационной инстанции согласился с выводами судов нижестоящей инстанции и подтвердил следующую позицию, на которую акционерам следует обратить внимание: корпоративный договор может не соответствовать положениям Устава и может допускать изменение его условий для участвующих в договоре в качестве сторон участников. Суд кассационной инстанции также указал, что действия мажоритарного акционера, знавшего о положениях корпоративного договора, но тем не менее совершившего действия, направленные на принятие оспариваемых решений и регистрацию новой редакции Устава Общества, в силу положений ст. 1, 10 ГК РФ не могут рассматриваться как добросовестное поведение.

Кроме того, решение об утверждении Устава Общества в новой редакции влечет за собой риск лишить Истца возможности реализовать права акционера, участвовать в управлении делами Общества, осуществлять необходимый корпоративный контроль.

Таким образом, признание сделки недействительной и применение последствий недействительности было правомерным.

6. Распоряжение общим имуществом супругов

Дело №: А28-10131/2020.

Статус: Рассмотрено в Арбитражном суде Волго-Вятского округа, акты нижестоящих судов оставлены без изменения.

Судебный акт, принятый в рассматриваемый период: Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 10.06.2021 № Ф01-1166/2021 по делу № А28-10131/2020.

Описание ситуации: Истец и Ответчик 1 являлись супругами. При этом Ответчик 1 был единственным участником Общества с уставным капиталом в 10 000 рублей. Впоследствии решением единственного участника Общества в его состав был принят Ответчик 2, который внес в уставный капитал вклад в размере 10 408,16 рублей.

Из-за того, что в Обществе появился новый участник, установилось следующее соотношение долей в уставном капитале: 49% у Ответчика 1 и 51% у Ответчика 2.

После принятия в Общество нового участника Истец (бывшая супруга Ответчика 1) обратилась в Арбитражный суд Кировской области с иском об оспаривании решения единственного участника Общества и применении последствий недействительности решения, а также о признании недействительной записи в ЕГРЮЛ.

Ключевой вопрос: Является ли сделка по внесению вклада в уставный капитал Общества притворной, прикрывающей распоряжение общим имуществом супругов, произведенным без согласия одного из них?

Позиция нижестоящих судов: Увеличение уставного капитала Общества и соответствующее уменьшение в нем доли Ответчика 1 – это результат нескольких юридических действий (принятие решения об увеличении уставного капитала, о принятии нового участника в Общество, о внесении в Устав изменений в связи с увеличением уставного капитала и так далее), совершенных в рамках одной сделки.

Из-за принятия в состав нового участника размер уставного капитала Общества увеличился, а доля Ответчика 1 в нем уменьшилась со 100% до 41%. Такое «введение» в состав Общества нового участника может рассматриваться как распоряжение общим имуществом супругов, влекущим уменьшение размера доли одного из них в Обществе. Суд квалифицировал эти действия как сделку, противоречащую п. 2 ст. 35 Семейного кодекса РФ.

Суды сочли, что сделка по увеличению уставного капитала не была объективно необходимой и разумной. Она привела к значительному уменьшению размера доли супруга. К такому же результату привело бы отчуждение этой доли.

Позиция суда кассационной инстанции: Суд согласился, что сделка по увеличению уставного капитала Общества за счет вкладов третьих лиц и сопутствующее перераспределение долей участников прикрывали сделку по отчуждению имущества (имущественного права), находящегося в совместной собственности супругов, без согласия одного из них. В результате совершения прикрываемой сделки стоимость совместно нажитого имущества уменьшилась.

7. Границы применения иска об исключении участника, являвшегося Генеральным директором, из Общества

Дело №: А40-319910/2019.

Статус: Рассмотрено в Арбитражном суде Московского округа, акты нижестоящих судов оставлены без изменения.

Судебный акт, принятый в рассматриваемый период: Постановление Арбитражного суда Московского округа от 04.05.2021 № Ф05-8334/2021 по делу № А40-319910/2019.

Описание ситуации: В Обществе было 3 участника: Истец 1 (доля – 70%), Истец 2 (доля – 20%), Ответчик (доля – 10%). При этом ранее Ответчик занимал должность Генерального директора Общества.

Истцы потребовали исключить Ответчика из состава участников Общества из-за того, что тот действовал неразумно, заключал сделки с фактически недействующими контрагентами и занимался выводом активов Общества.

Ключевой вопрос: Может ли участник быть исключен из Общества за совершение действий в качестве Генерального директора до того, как он стал участником?

Позиция нижестоящих судов: Суды отказали в удовлетворении требований из-за того, что бóльшая часть действий, вменяемых Ответчику в качестве нарушения его фидуциарных обязанностей, имела место еще до того, как он стал участником Общества и приобрел эти обязанности. В свою очередь, противоправность действий (бездействия) Ответчика по остальным эпизодам Истцы доказать не смогли.

Суды также указали на то, что между действиями (бездействием) Ответчика и нарушением нормальной хозяйственной деятельности Общества нет причинно-следственной связи. Само Общество не осуществляет хозяйственную деятельность с 2014 года, а доля Ответчика составляет всего 10%, а значит, Ответчик в принципе не может заблокировать деятельность Общества.

Позиция суда кассационной инстанции: Суд установил, что между участниками возник корпоративный конфликт и действительной причиной обращения в суд с требованиями исключить Ответчика из Общества является попытка таким образом разрешить этот конфликт. При обстоятельствах настоящего дела невозможно исключение участника, вследствие чего требования Истцов правомерно не были удовлетворены судами нижестоящих инстанций. Суд также указал, что надлежащим способом защиты права за действия, на которые ссылаются Истцы, является требование о взыскании убытков с Ответчика как с бывшего Генерального директора Общества.

8. Нарушение преимущественного права

Дело №: А37-1434/2020.

Статус: Рассмотрено в Арбитражном суде Дальневосточного округа, постановление апелляционного суда оставлено без изменения.

Судебный акт, принятый в рассматриваемый период: Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 31.05.2021 № Ф03-1897/2021 по делу № А37-1434/2020.

Описание ситуации: У Общества два участника – Ответчик и Истец с долей участия 50% у каждого. Истец также является Генеральным директором Общества.

Ответчик захотел продать свою долю и направил в связи с этим нотариально заверенную оферту и уведомление о намерении продать долю в адрес Общества.

Ввиду того, что Общество по истечении 40 дней с момента получения оферты ее не акцептовало, Ответчик заключил договор купли-продажи доли, в соответствии с которым Ответчики 2 и 3 приобрели 40% и 10% долей соответственно.

Истец посчитал, что его право преимущественной покупки было нарушено, в связи с чем обратился в суд с требованием перевести на него права и обязанности покупателя по договору купли-продажи доли.

Ключевой вопрос: Имело ли место нарушение права преимущественной покупки доли?

Позиция нижестоящих судов: Судами было установлено, что в оферте, которую Ответчик направил Обществу, в качестве существенного условия предусмотрен размер доли (50%) без возможности поделить ее на части. Суды сделали такой вывод, истолковав буквально выражение «продать долю в уставном капитале Общества лицу, не являющемуся участником Общества».

Соответственно, тот договор купли-продажи доли, который был в итоге заключен, не соответствует условиям оферты, так как фактически Истцом совершены две сделки купли-продажи частей доли – Ответчику 2 в размере 10% и Ответчику 3 в размере 40%. Обе эти сделки были оформлены одним договором.

Позиция суда кассационной инстанции: Суд согласился с выводами первой инстанции и апелляции, которые сделали вывод о том, что договор купли-продажи на отчуждение 50% доли по единой цене с указанием «покупателя» в единственном числе – это притворная сделка, которая прикрывает две сделки купли-продажи частей доли в размере 10% и 40% двум разным лицам.


Twitter Facebook Яндекс Livejournal

Возврат к списку