Запах газа в «Южном коридоре»

14.10.2011

Эксперт: Андрей Корельский

Евросоюз прилагает все усилия для привлечения Туркмении и Азербайджана в качестве ресурсной базы газопроводного «Южного коридора», который должен стать дополнительным источником поставок энергоносителей в Европу помимо российского «Газпрома». Однако пока до разрешения всех проблем с прикаспийскими странами ЕС еще далеко.

«Сегодня мы приступаем к созданию договорно-правовой базы для поставок туркменских энергоносителей в европейском направлении. В этих целях создана специальная рабочая группа, куда входят руководители и эксперты энергетических структур, заинтересованных сторон», - заявил президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов во время переговоров в Ашхабаде с федеральным президентом Австрии Хайнцем Фишером. Он отметил, Туркмения настроена на конструктивный диалог с Европой в энергетической сфере, и пригласил Австрию принять в нем самое активное участие.

Между правительствами Туркменистана и Австрии был подписан меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству в области энергетики. В составе австрийской делегации находились, в том числе представители компании OMV, которая является одним из равноправных партнеров в Nabucco Gas Pipeline International - проектной компании газопровода Nabucco.

Отметим, что на этой неделе Туркмения получила официальное подтверждение того, что ее газовое месторождение «Южный Йолотань» является вторым в мире после ирано-катарского Парса. Британская аудиторская компания Gaffney, Cline & Associates (GCA) заявила, что пересмотрела оценку запасов этого месторождения, которые по данным GCA составляют минимум 13 трлн кубометров, а максимум 21 трлн кубометров газа (раньше разброс составлял 4-14 трлн кубометров).

До визита в Ашхабад Хайнц Фишер побывал в Баку, где провел переговоры с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым, который заявил, что для реализации проекта «Южного коридора» «сейчас есть прекрасные возможности». По словам Алиева, эти возможности складываются «в первую очередь, из газовых ресурсов Азербайджана, и, во-вторых, большого внимания к данному вопросу европейских структур».

Азербайджанский лидер выразил уверенность в том, что в ближайшее время будут решены все вопросы, связанные с реализацией проекта «Южного коридора», в том числе транзитные. «Таким образом, для азербайджанского газа откроются новые крупные рынки», - сказал Алиев и напомнил, что доказанные запасы газа в Азербайджане составляют 2,6 трлн кубометров. «Уверен, что в будущем эта цифра возрастет», - заявил он.

Впрочем, даже эта проблема еще требует проработки. «Если Азербайджан и инвесторы отдадут предпочтение проекту Nabucco, то тогда, конечно же, будут рассмотрены конкретные предложения стать участником Nabucco. Эти предложения будут проанализированы с тем, чтобы узнать: в чем будет заключаться наше финансовое обязательство? Захочет ли ГНКАР стать инвестором этого проекта или нет? Или же просто представит для этого проекта свой газ?», - сказал Ильхам Алиев, добавив, что «все эти вопросы должны быть обсуждены».

Напомним, что проект Nabucco предполагает транспортировку природного газа из каспийского региона в европейские страны в обход России через Азербайджан, Грузию, Турцию, Болгарию, Венгрию, Румынию и Австрию. Он рассчитан на ежегодную транспортировку 31 млрд кубометров газа, что составит порядка 5% потребностей ЕС в газе в 2020 году. Участниками проекта с равными долями по 16,67% являются австрийская OMV, венгерская MOL, болгарская Bulgargaz, румынская Transgaz, турецкая Botas и немецкая RWE. Строительство газопровода планируется начать в 2013 году, а коммерческие поставки - в 2017 году.

Роман Беседовский, управляющий фондом «Финам Нефтегаз» считает, что проблема с ресурсной базой Nabucco действительно может считаться решенной. «Не думаю, что существенные сложности возникнут и с Анкарой, учитывая ее курс на евроинтеграцию и активное лоббирование ЕС строительства Транскаспийского газопровода, - говорит он. - Основная проблема – это транспортировка газа через Каспий. Акватория моря до сих пор не распределена между прибрежными государствами, экономическое использование водных ресурсов Каспийского моря также не регламентировано, что создает существенные риски для реализации проекта, по крайней мере, в разумные сроки. РФ, Казахстан, Иран могут на этом фоне без проблем заблокировать реализацию проекта. А значит, ЕС и его партнерам придется договариваться со странами, не участвующими в строительстве газопровода, и с каждым из государств будут свои сложности».

Аналитик отмечает, что сроки старта газопроводных проектов очень важны. «Тот, кто запустит свой проект раньше, тот и получит основные выгоды. Российский «Южный поток» по количеству существующих проблем выглядит куда более привлекательно, чем Набукко, на мой взгляд, - говорит Беседовский. - Последние действия и заявления российских властей свидетельствуют о высокой готовности к запуску «Южного потока», чего не скажешь о проекте конкурентов. Однако, ЕС постарается предпринять максимум мер для того, чтобы снизить потенциальную зависимость от российских энергоресурсов».

«Несмотря на оптимистичные заявления руководства Туркмении, Азербайджана и других представителей стран-участников проекта Nabucco, проблемы его пока далеки от разрешения, - считает аналитик Allianz РОСНО Управление активами Ариэл Черный. - Что касается ресурсной базы, то пока основной подтвержденный источник газа для проекта – азербайджанское месторождение Шах-Дениз, вторая очередь которого будет запущена примерно в 2017 году и позволит добывать до 16 млрд кубометров газа в год. Однако этих объемов недостаточно для заполнения трубопровода, и на покупку этого газа и без Nabucco уже существует много претендентов».

Аналитик согласен, что туркменское месторождение Южный Иолотань после повышения оценки его запасов позволило бы наполнить трубопровод, однако для использования туркменского газа необходимо построить транскаспийский газопровод, для чего, в свою очередь, необходимо согласованное решение всех пяти прикаспийских государств. «Пока согласованную позицию не могут выработать даже Азербайджан с Туркменией, имеющие потенциально общие интересы в этом проекте, - говорит он. - Тем не менее, даже если будут достигнуты договоренности о строительстве «Транскаспия», перспективы Nabucco все равно остаются туманными – по всем оценкам, поставка газа по системе Nabucco с азербайджанских и туркменских месторождений для потребителей в Европе будет дороже, чем поставка того же самого газа через российские трубопроводные системы. Без субсидий со стороны руководства еврозоны участие в проекте банально невыгодно для самих поставщиков газа, тем более что спрос на их газ и так существует. Таким образом, Nabucco был и остается скорее политически, чем экономически обоснованным проектом, что вызывает сомнения в его реализации».

Дмитрий Ширяев, ведущий консультант компании «ФинЭкспертиза», напоминает и про то, что отношения ЕС и Турции в последнее время ухудшаются из-за нежелания Евросоюза принимать в него Турцию и изменения самой турецкой внешней политики с евроинтеграции на самодостаточность, как «региональной сверхдержавы». При этом, по его словам, строительству транскаспийского газопровода помешать сможет не только Россия, но и Иран, т.к. вопросы его морских границ с Азербайджаном и Туркменией не решены, как и статус самого Каспия». Впрочем, поправляется аналитик, при перевозке через Каспий СПГ законных способов помешать этому нет - лишь бы суда со сжиженным газом ходили под флагами прикаспийских стран.

«Прежде всего, непонятно - решена ли проблема ресурсной базы Nabucco: начало создания договорно-правовой базы – пока это очень общие слова, - задается вопросом руководитель департамента оценки и инвестиционного проектирования АКГ "МЭФ-Аудит" Дмитрий Трофимов. - К примеру, соглашение о строительстве Прикаспийского газопровода было подписано в 2007 году, до сих пор идут согласования и его никто отменял (а это 30 млрд кубометров из Туркмении через Казахстан и Россию). Россия традиционно выбирала большие объемы газа у Туркмении (до 40 млрд кубометров), после падения закупок в 2009 году (до 12 млрд) в 2010 началось наращивание. При этом закупки из Узбекистана и Казахстана увеличивались.

«Газпром» очень серьезно работает на азиатском направлении, отмечает аналитик. Об этом говорит хотя бы тот факт, что компанию Gazprom Schweiz, отвечающую за закупки газа в Средней Азии и его поставку в Европу возглавляет Маттиас Варниг, управляющий директор Nord Stream. Есть межгосударственное Соглашение с Туркменией на 25 лет (до 2028 года.).

«Кроме желания диверсифицировать поставки, Туркмения своими действиями пытается выторговать более высокие закупочные цены, - считает Дмитрий Трофимов. - У азиатских поставщиков газа с экономической логикой гораздо лучше, чем у европейских энергокомиссаров – они не будут продавать европейцам дешевле, чем другим. А это создает широкие возможности для ценовых игр».

По мнению аналитика, маловероятно, что договоренности о строительстве трубы из Туркмении в Азербайджан будут сделаны без согласования с другими прикаспийскими государствами. «Экономические потери от этого решения могут оказаться очень существенными для обеих «договаривающихся» сторон», - полагает он. При этом, говорит Трофимов, даже при условии благоприятного исхода для Nabucco его объемы не превысят 5% от общеевропейского потребления (а к тому времени будут еще ниже), а еще важно, чтобы и цены были конкурентными. «Российский South stream будет запущен раньше, а это значит, что инвестзатраты начнут раньше «отбиваться» и возможностей для ценового давления будет больше, - напоминает он. - Кроме того, контракты по «трубам» долгосрочные и потребителям не так-то просто переключиться на новых поставщиков. В целом, проект Набукко сильно политизирован. В среднесрочной перспективе, для традиционных европейских поставщиков газа, большие риски могут представлять поставки углеводородов с «революционного» Севера Африки».

Андрей Корельский, управляющий партнер адвокатского бюро "Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры" согласен в тем, что «быть не против» - это еще не значит законтрактовать еще не добытый газ конечным европейским потребителям. «Европейцы никогда еще не имели долгосрочных отношений с Ашхабадом, а это, учитывая многолетнюю практику «Газпрома», дело очень непростое, что при эксцентричном Туркменбаши, что при новом руководстве среднеазиатской республики, - говорит он. - Ильхам Алиев же, как и большинство лидеров стран постсоветского пространства, продолжает разыгрывать карту противоречий между интересами России, ЕС и США».

К тому же, отмечает аналитик, ни Баку ни Ашхабад вкладываться в строительство не собираются, и это они уже открыто заявили. «Пока заинтересованные лоббисты ЕС только определяют и согласовывают правовую базу проекта, как в части ГТС, так и в части долгосрочных договоров на поставку среднеазиатского газа, «Газпром» уже подписал соглашение акционеров оператора «Южного потока» и вот-вот первые отрезки трубы скоро опустятся на дно Черного моря, а это означает получение Россией существенной временной форы для переговоров с Туркменистаном, Азербайджаном и Турцией с целью консолидации их интересов с российскими, - считает Корельский. - Кроме того, зная восточную ментальность, можно с уверенность сказать, что для них «российская синица в руках» почти всегда будет важнее «европейского журавля в небе».

Аналитик полагает, что противоречия ЕС с Турцией куда глубже, нежели чем у России. «И ценой торговли будет уже не величина цены на газ, а скорее членство Турции в Европейском союзе, если к тому времени последний окончательно не развалится из-за череды экономических кризисов и политических разногласий внутри самого ЕС», - говорит он.

Источник: Эксперт online


Twitter Facebook Яндекс Livejournal

Возврат к списку