Сланцевый суррогат

12.05.2011

Эксперт: Андрей Корельский

В Вильнюсе утверждают, что нашли альтернативу российскому газу - его должны заменить поставки СПГ из США, причем по более низким ценам. Однако, скорее всего, обойтись без газпромовских поставок Литве, как и Эстонии и Латвии, все равно не удастся.

Американская компания Cheniere Energy, Inc подписала с литовской Klaipedos nafta протокол о намерениях по поставкам сжиженного природного газа (СПГ). «Газ, предлагаемый американцами, на треть дешевле того, который мы сегодня получаем от „Газпрома”», – сообщил в интервью газете Lietuvos rytas министр энергетики Литвы Арвидас Сякмокас. Если дальнейшие переговоры между сторонами будут успешными, планируется подписать договор о долгосрочных поставках.

Cheniere планирует сжижать и экспортировать в Прибалтику сланцевый газ, который будет транспортироваться на планируемый к строительству в Клайпеде терминал СПГ. «Следует учитывать, что сланцевый газ на рынке в США снизил цены. Однако мы присматриваемся и к другим возможным поставщикам», – отметил литовский министр. Он выразил уверенность в том, что через три года в Клайпедском порту будет введен в эксплуатацию и подсоединен к СПГ-терминалу магистральный газопровод.

По словам генерального директора Klaipedos nafta Рокаса Масюлиса, начальная плановая мощность терминала составит от 1,5 млн до 2,2 млн тонн в год с дальнейшей перспективой расширения. Строительство планируется начать в 2011 году и завершить к 2014 году.

Напомним, что ценовой конфликт между «Газпромом» и властями Литвы усилился после того, как зампред правления российского концерна Валерий Голубев в конце прошлого года заявил, что Эстония и Латвия в 2011 году получат 15-процентную скидку на российский газ, а Литва – нет. Вильнюс назвал действия «Газпрома» экономическим шантажом, связанным с принятием третьего энергетического пакета общеевропейской Энергохартии.

Дмитрий Трофимов, директор департамента оценки и инвестиционного проектирования АКГ «МЭФ-Аудит», сомневается, что спотовые поставки СПГ в Литву (а может, и в Эстонию с Латвией) могут стать реальной альтернативой долгосрочным контрактам с «Газпромом». «Не думаю, что это возможно. Подобные заявления выглядят как элемент давления на „Газпром”, так как прибалтийские страны являются членами ЕС. Тем более что во всех республиках у „Газпрома” есть газовые активы, – говорит он. – Прибалтийский газовый рынок, конечно, важен для российского концерна – доля рынка „Газпрома” по поставкам газа примерно соответствует долям владения в компаниях. Но то, что „Газпром” их может утратить, выглядит нереалистично. Я думаю, что даже в случае реальности намерений Cheniere Energy, Inc. (США) маловероятно, что у „Газпрома” будут какие-либо финансовые трудности на этих направлениях».

«Я думаю, Литва все равно не откажется от российского газа, – соглашается аналитик ФГ БКС Андрей Полищук. – Цены на европейском спотовом рынке уже не столь сильно отличаются от контрактных цен „Газпрома”. Не стоит ожидать, что Литва сможет получить долгосрочные контракты на газ по ценам существенно ниже газпромовских. Такой шаг, скорее, поможет снизить зависимость страны от одного поставщика. Но все же трубопроводные поставки надежнее, труба достаточно просто позволяет увеличивать потребление в пиковые нагрузки».

По мнению аналитика, даже полный отказ от российского газа не сильно отразится на финансовом положении «Газпрома». «В Латвию, Литву и Эстонию российский концерн поставляет около 4 млрд кубометров в год, что составляет около 5% от объема реализации в СНГ и менее 1,8% от общего экспорта, – напоминает Полищук. – Более важно, что „Газпром” начинает терять рынки и конкуренция на его основном направлении сбыта продолжает усиливаться, что может подорвать будущие стратегические планы „Газпрома”».

«Мы склонны полагать, что серьезной альтернативой для долгосрочных газпромовских контрактов американский СПГ в Литве, да и других странах Прибалтики, вряд ли станет, – говорит управляющий фондом „Финам нефтегаз” Роман Беседовский. – Дело в том, что масштабное использование СПГ потребует значительных инвестиций в создание необходимой инфраструктуры – от строительства мощностей по регазификации СПГ и до затрат на транспортную сеть/логистику. Не уверен, что у прибалтийских государств найдутся деньги на эти цели в необходимом объеме. То есть поставки СПГ позволят Литве диверсифицировать структуру поставок газа в страну, в том числе в целях сокращения политических рисков, но эти поставки не имеют своей целью полностью вытеснить „Газпром”, да и не смогут».

Андрей Корельский, управляющий партнер адвокатского бюро «Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры», также уверен, что поставки СПГ могут быть в будущем только дополнительным источником для энергосистемы Литвы, но никак не альтернативой. «Еще несколько лет терминал в Клайпеде будет доводиться до более или менее приличного состояния для полноценного приема газовозов из США. Но опять же „обещать – еще не значит жениться”, а протоколы о намерениях носят именно такой характер, – считает аналитик. – Мы знаем, какое количество таких протоколов подписывается на самом высоком уровне и какой незначительный процент таких намерений доходит до реального полноценного сотрудничества. При этом до долгосрочных контрактов на сланцевый сжиженный газ с американцами Литве, так сказать, „как до Китая”. Не сомневаюсь, когда все же дело дойдет до подписания реальных контрактов, прибалты будут неприятно удивлены тому, как быстро могут расти цены по сравнению с ранее парафированными предварительными соглашениями».

Прибалтийский рынок, по мнению Корельского, важен для «Газпрома» более геополитически, нежели экономически, так как он рынок не самый значительный. «„Газпрому” главное не допустить первого прецедента, замешанного на принципах третьего пакета Энергохартии, так как в этом случае за малыми потребителями потянутся более серьезные европейские „зубры”», – предупреждает он.

Пока специалисты критично относятся к перспективе жесткой конкуренции на мировом рынке сланцевого и традиционного газа, считая, что сланцевый конкурентоспособен только в регионах его добычи. «По сланцевому газу – кроме того, что себестоимость добычи более высокая, еще и запасы на каждом конкретном месте ограничены, – говорит Дмитрий Трофимов. – Плюс несовершенство технологии. Никакого резона тащить за тысячи километров такой газ нет – просто потому, что очень дорого. Даже не уверен, что в ближайшей перспективе это возможно».

«Любой экономист за полчаса посчитает вам рентабельность добычи и транспортировки того и другого вида „голубого топлива”, и вывод 10 из 10 будет, что добыча сланцевого газа, а тем более при морской транспортировке газовозами, ну никак не может быть дешевле традиционного способа добычи и транспортировки. Все посылы о наличии конкуренции сланца – от лукавого», – соглашается с ним Андрей Корельский.

Не столь категоричен Роман Беседовский, который, впрочем, также считает, что пока о конкуренции говорить преждевременно. «Дело в том, что в сфере добычи сланцевого газа очень долгосрочные проекты, коммерческая добыча газа в рамках которых может начаться только через 10 лет. Таким образом, угрозы газпромовскому газу в Европе нет, по крайней мере, пока, – говорит аналитик. – Сланцевый газ, безусловно, имеет определенные перспективы, но зависеть они будут во многом от конъюнктуры на мировом рынке нефти и газа. Подстегнуть развитие добычи сланцевого газа может только резкий рост стоимости „традиционных” нефти и газа в перспективе ближайших лет».

Источник: Эксперт online


Twitter Facebook Яндекс Livejournal

Возврат к списку