Сделка зависла

14.04.2011

Завершение обмена акциями между «Роснефтью» и ВР, которое должно было состояться 14 апреля, перенесено на месяц по просьбе британской компании. Однако не исключено, что судебное разбирательство в Стокгольме, инициированное российскими акционерами ТНК-ВР, может привести и к срыву крупнейшей сделки последних лет в мировой нефтяной отрасли. «Роснефть» и ВР продлили на месяц срок завершения обмена акциями.

«Нефтегазовая компания BP направила обращение в НК „Роснефть” с просьбой о продлении срока действия соглашения об обмене акциями в связи с ожиданием окончательного решения Арбитражного института Торговой палаты Стокгольма и в целях осуществления сделки по обмену акциями между BP и НК „Роснефть”. Российская нефтяная компания без отказа от любых своих прав приняла решение поддержать просьбу BP и продлить срок действия соглашения на один месяц», – говорится в сообщении «Роснефти».

Обеспечительные меры, наложенные стокгольмским судом, предполагают временный запрет на реализацию январского соглашения об обмене акциями между «Роснефтью» и ВР, а также на планы о совместном освоении российского арктического шельфа. BP намерена продолжить арбитражный процесс, чтобы получить окончательное определение по всем остающимся вопросам, включая сохранение или отмену обеспечительных мер. В то же время в сообщении британской компании отмечается, что ВР остается приверженной ТНК-ВР, которая является ключевым активом компании в России.

Однако, по данным британских СМИ, переговоры ВР с партнерами по ТНK-BP – консорциумом AAR – о выкупе их доли в компании потерпели в среду крушение. Как пишет The Financial Times, переговоры закончились ничем потому, что российская сторона запросила «нереалистичную» сумму за выкуп своей доли, несмотря на то что предложение BP содержало премию к рынку. AAR оценила свою долю, исходя из оценки компании свыше 70 млрд долларов с оплатой деньгами и акциями BP. Аналитики же в настоящее время оценивают ТНК-BP в 38-55 млрд долларов, отмечает FT.

Ранее появилась информация, что AAR может продать долю в ТНК-ВР за 25-30 млрд долларов, а также о том, что AAR и ТНК-ВР могут в судах потребовать от ВР компенсации в 5-10 млрд долларов из-за сделки с «Роснефтью». В течение двух недель они собираются обратиться в суд Британских Виргинских островов, а затем и в Английский суд.

Что же означает перенос на месяц сроков обмена акциями между ВР и «Роснефтью» – техническую затяжку, уверенность, что за это короткое время удастся решить проблему, или прелюдию к расторжению сделки? По мнению директора департамента Due Diligence «2К Аудит – Деловые консультации  / Morison International» Александра Штока, судя по всему, ВР еще рассчитывает договориться с ТНК-ВР. «Впрочем, учитывая, что компании до сих пор не смогли найти консенсус, вероятность разрешения конфликта в течение месяца невелика», – говорит он. «Сделка серьезная, и согласование спорных вопросов требует времени. Время, помимо прочего, необходимо и для оценки целесообразности самой сделки, так что было вполне логично воспользоваться этим правом», – полагает Роман Беседовский, управляющий фондом «Финам нефтегаз».

Александр Ковалев, руководитель корпоративной практики адвокатского бюро «Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры», считает, что «Роснефть» в первую очередь заинтересована в закрытии сделки с BP. «Поэтому, хотя первоначально „Роснефть” и давила на BP путем ссылки на наступление конечных сроков и возможность применения финансовых санкций (скорее всего, штрафы предусмотрены за срыв сделки одной из сторон), российская компания решила предоставить ВР еще один шанс договориться с акционерами ТНК-ВР, – отмечает аналитик. – Временный запрет на совершение сделки, наложенный арбитражем, не является еще окончательным решением по делу. Возможно, стороны также надеются разрешить спор в арбитраже в свою пользу».

Судя по весьма большой сумме отступных, которые затребовал консорциум AAR, российские акционеры ТНК-ВР намерены идти до конца в споре с ВР. То есть речь не идет о «набивании себе цены», как ранее предполагали некоторые аналитики. «Думаю, что назначение „нереалистичной” цены как раз, наоборот, указывает на нежелание AAR продавать пакет в ТНК-ВР, – не соглашается Анастасия Соснова, аналитик „Инвесткафе”. – Конечно, нельзя исключить и намерения AAR не допустить конкуренции ВР на российском рынке, как в свое время ВР не давала ТНК-ВР становиться ее конкурентом на международном рынке».

«Цель, на мой взгляд, все же в „набивании цены”, – возражает Роман Беседовский. – Требуемая сумма более чем существенна. Теоретически шансы получить ее существуют. Практически же, скорее всего, стороны будут искать другие способы разрешения конфликта». По мнению Александра Штока, акционеры ТНК-ВР в этой ситуации пытаются извлечь максимальную выгоду из соглашения ВР и «Роснефти». «Соглашения с ВР позволяют ТНК-ВР диктовать свои условия, поэтому вряд ли российско-британская компания пойдет на уступки без видимой выгоды для себя, – говорит аналитик. – Допустив ВР на российский рынок, ТНК-ВР фактически усилит позиции конкурента – „Роснефти”, а также получит нового сильного игрока в лице ВР. Поэтому позиция ТНК-ВР по сделке ВР и „Роснефти” логична и понятна. Подписанные соглашения ТНК-ВР и ВР позволяют ТНК-ВР действовать с позиции силы. Без существенных уступок со стороны ВР найти компромисс в споре с ТНК-ВР будет практически невозможно».

Фактически в ТНК-ВР возник новый акционерный конфликт. Какие варианты компромисса могут выбрать стороны? «Как вариант – продажа ВР доли в ТНК-ВР, но это будет слишком дорогая цена ради сделки с „Роснефтью” под проект с сомнительной экономической перспективой», – говорит Анастасия Соснова. «С высокой долей вероятности BP при содействии „Роснефти” может принять решение о выкупе у AAR принадлежащего ей пакета акций, – считает Роман Беседовский. – Российские власти, конечно же, в меру своих возможностей будут поддерживать разрешение конфликта в позитивном для себя русле. Возможно, будет поддержан вариант софинансирования сделки по выкупу BP пакета AAR».

«„Роснефть” в этой ситуации изначально заняла выжидательную позицию. Компания не использовала имеющийся административный ресурс для давления на акционеров ТНК-ВР. Поэтому даже уход из компании Игоря Сечина вряд ли окажет значительное влияние на продвижение сделки, – говорит Александр Шток. – То, что „Роснефть” не стала использовать административный ресурс, будет положительно воспринято рынком и в целом положительно скажется на инвестиционной привлекательности России».

На первый взгляд, пока от конфликта в выигрыше «Роснефть», акции которой после сообщения о сделке с ВР выросли. Бумаги ВР, напротив, упали. Чьи финансовые и имиджевые потери окажутся больше, если сделка все же сорвется? По мнению Анастасии Сосновой, альянс изначально был скорее репутационным как для «Роснефти», так и для ВР. Причем, по ее мнению, наибольший выигрыш получала ВР, тогда как для «Роснефти» сделка была экономически менее выгодной. Таким образом, в результате отмены сделки больше «пострадает» ВР, считает она.

«В сделке заинтересованы обе компании, поэтому потенциальные потери для них фактически равнозначны, – говорит Роман Беседовский. – В то же время положение „Роснефти” все же выглядит несколько более позитивно, так как сохраняется вероятность привлечения в совместные проекты какой-либо другой глобальной нефтегазовой компании, не имеющей проблем».

Источник: Эксперт online


Twitter Facebook Яндекс Livejournal

Возврат к списку