Прикрытие кредитов

20.04.2012

Эксперт: Андрей Корельский

Бизнес иностранных банков, неофициально ведущих деятельность в России, оказался под угрозой. В президиум Высшего арбитражного суда (ВАС) передано дело о взыскании с Parex Banka $21 млн депозита, принадлежавшего бывшему владельцу банка Валерию Каргину. Коллегия ВАС сделала категоричный вывод о том, что банк, не имеющий официального представительства в России, работал через аффилированные лица исключительно с целью "обхода законодательства РФ о банковском контроле". Решение президиума ВАС может послужить основанием для возбуждения уголовных дел и подтолкнуть иностранных участников рынка к отказу от "серых" схем.

Во вторник президиум ВАС рассмотрит дело по иску ООО "Олимпия" о расторжении договоров срочных депозитов и солидарном взыскании с Parex Banka и Citadele banka 11,2 млн латов ($21 млн). В кризис 2008 года латвийский Parex Banka оказался на грани банкротства, и его учредители Валерий Каргин и Виктор Красовицкий передали свои акции государству и ушли из правления банка. Латвия провела реструктуризацию банка, из которого в августе 2010 года были образованы две самостоятельные структуры. В банк Citadele была перенесена большая часть ликвидных активов, а в новом Parex Banka остались проблемные. С 1 августа 2010 года реорганизованный Parex Banka больше не предоставлял традиционных банковских услуг, а 28 марта сообщил на своем сайте, что "отказывается от статуса кредитного учреждения и становится профессиональным управляющим проблемными активами под брендом Reverta".

В настоящее время 83,07% акций Reverta принадлежат Агентству приватизации Латвии, 13,61% — ЕБРР. При этом вклады, полученные до реструктуризации, остались в Parex Banka. Источник "Ъ", знакомый с ситуацией в банке, рассказал, что сейчас в Латвии инициированы десятки судебных процессов по взысканию вкладов и процентов по ним.

Среди владельцев таких вкладов оказался и основатель банка Валерий Каргин, который в январе 2011 года переуступил права требования по своим депозитам московскому ООО "Олимпия". Валерий Каргин на вопрос "Ъ" о связи с ООО вчера заявил, что покупатель не имеет к нему никакого отношения. "Из-за того что банк перестал платить мне проценты по депозитам, я продал права требования",— пояснил господин Каргин. В марте 2011 года "Олимпия" подала иск в арбитражный суд Москвы о взыскании $21 млн (сумма депозита и проценты), ссылаясь на несправедливые реорганизацию и перераспределение активов банка. Но суд посчитал, что дело не может быть рассмотрено в России, поскольку здесь нет представительств или филиалов банка. Кассационная инстанция все же признала возможность рассмотрения дела по существу, указав на наличие имущества банка в России. Дело было направлено на новое рассмотрение.

На это Parex Banka подал надзорную жалобу, и коллегия ВАС передала дело в президиум, правда, совсем не для того, чтобы прекратить по нему производство. Напротив, тройка судей посчитала, что дело может быть рассмотрено российским судом, но по другим причинам. По мнению коллегии ВАС, несмотря на отсутствие представительств и филиалов банков Parex и Citadele в России, фактически они вели здесь банковскую деятельность через представительство, функционирующее от их имени. При этом, указала коллегия, российские клиенты были уверены в том, что эти представительства (в Москве и Санкт-Петербурге) являются легальными. И хотя формально они являются аккредитованными в России представительствами третьих лиц (латвийские Citadele Asset Management и Parex Asset Management), но "фактически функционировали как представительства банка, реализующие его услуги в России, и у потребителей его услуг существовала возможность совершать сделки по месту нахождения данных представительств без прямого контакта с головным офисом банка в Риге". А Citadele Asset Management и Parex Asset Management, по мнению судей ВАС, были созданы "в целях обхода законодательства РФ о банковском контроле". Все это, подчеркнула тройка судей, "свидетельствует о том, что предпринимательскую деятельность на территории России осуществляют именно ответчики, используя аффилированных лиц". Признав наличие в России представительства Citadele Banka доказанным, коллегия ВАС посчитала, что данный спор находится в компетенции российского суда.

Латвийский инвестбанкир Гирт Рунгайнис рассказал "Ъ", что в 1990-х деятельность в России без открытия официальных представительств вели многие прибалтийские банки. "Сейчас мало кто действует так открыто, банки предпочитают работать со старыми клиентами, не привлекая новых, или же применяют другие схемы, когда стороной договора является не сам российский гражданин, а офшорная компания, но фактически все происходит на территории России",— отметил господин Рунгайнис.

По российскому законодательству представительство банка не является юридическим лицом, не вправе заниматься коммерческой деятельностью и выступает от имени представляемой им кредитной организации. Но особенность деятельности представительств группы Parex на российском рынке как раз и состояла в том, что действующие в России компании представительствами банка не являлись. По этой причине контролировать их деятельность российский ЦБ не мог. Ровно по этой же причине — нерезидентства — реклама банковских продуктов прибалтийских банков не вызвала санкций со стороны ФАС, хотя некоторое время назад достаточно активно демонстрировалась на некоторых телеканалах и даже вызывала нарекания депутатов Госдумы.

"По большому счету латвийский банк внедрил в России достаточно изощренную схему, сложно поддающуюся искоренению",— говорит собеседник "Ъ" в одной из госструктур. При этом с точки зрения латвийского законодательства это, похоже, никакая не схема, продолжает он. "В Латвии гораздо более либеральные, чем в России, требования к идентификации клиентов, для открытия счета необязательно личное присутствие его будущего владельца в офисе банка, и, привлекая средства российских граждан посредством структур группы, латвийский банк действовал, скорее всего, в рамках местного закона, российские представительства при этом выполняли просто функцию "почтальонов"",— рассуждает собеседник "Ъ". Глобально же произошедшее лишний раз доказывает существующий правовой вакуум в отношении трансграничных услуг, резюмирует он.

Источники "Ъ" в госструктурах сходятся во мнении, что претензии к деятельности компаний, близких к Parex Banka, могли бы предъявить правоохранительные органы. Но этого тоже не произошло, поскольку не было жалоб от российских клиентов этого банка. Теперь ситуация может измениться. Постановление президиума ВАС по этому делу будет иметь значение для всех иностранных банков, работающих по похожим схемам. "По сути, судьи ВАС признали, что латвийский банк нелегально функционирует на территории России. В случае, если эти выводы поддержит президиум, то это может стать поводом для возбуждения дела по статье 172 Уголовного кодекса за незаконную банковскую деятельность",— считает адвокат московской коллегии адвокатов "Яковлев и партнеры" Игорь Дубов.

По мнению юристов, решение президиума будет иметь и политическое значение. Управляющий партнер компании "Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры" Андрей Корельский считает, что российское государство через ВАС подает сигнал инвесторам: если хотите работать у нас, действуйте легально, создавайте "дочки", представительства, платите налоги. Управляющий партнер коллегии адвокатов "Муранов, Черняков и партнеры" Александр Муранов замечает, что такие схемы создаются для избежания уплаты налогов, регистрационных процедур и российской подсудности. "Кроме того, ВАС следует тенденциям международных судов, признающих свою подсудность на рассмотрение споров с нерезидентами по зарубежным активам по куда более косвенным и натянутым основаниям",— отмечает Андрей Корельский.

Связаться с "Олимпией" вчера не удалось. Юристы Parex Banka отказались от комментариев.

Источник: Коммерсантъ


Twitter Facebook Яндекс Livejournal

Возврат к списку