Бразильское звено

24.08.2011

Эксперт: Андрей Корельский

Глава группы «Мечел» Игорь Зюзин ведет переговоры о создании совместного предприятия с бразильской компанией Cosipar. СП позволит связать воедино зарубежные угольные, добывающие, обрабатывающие и транспортные активы «Мечела» в единую производственную цепочку.

Производственные мощности компании Usipar, «дочки» бразильской Cosipar, расположены на севере Бразилии, в штате Пара. В настоящее время на Usipar действуют две доменные печи номинальной мощностью 500 тыс. тонн чугуна в год. Планируется, что к 2012 году завод начнет производить сталь в объеме 2 млн тонн в год, производство чугуна возрастет до 3 млн тонн.

В мае прошлого года «Мечел» приобрел за 436 млн долларов и 83,3 млн собственных привилегированных акций американскую угольную компанию Bluestone Coal Co. Эта сделка позволила ему войти в пятерку крупнейших мировых производителей коксующегося угля. Производственные мощности «Мечел Блустоун» в Западной Виргинии включают четыре угледобывающих комплекса, состоящие из восьми действующих разрезов и пяти шахт. Общий объем резервов и ресурсов угля «Мечел Блустоун» в местах залегания составляет до 725 млн тонн.

Российско-бразильская сделка, если она состоится, позволит создать производственную цепочку, в которой сырье для бразильских домен будет поставляться с американских рудников Bluestone. Губернатор бразильского штата Пара заявил о заинтересованности в строительстве портового терминала в непосредственной близости от проекта Usipar и готов предоставить российскому инвестору налоговые льготы при условии реализации данного проекта.

Как отмечает аналитик ИК «Велес капитал» Айрат Халиков, приобретение металлургических активов в Бразилии может быть интересно также тем, что группа «Мечел» получит доступ к бразильской железной руде с высоким содержанием железа. Кроме Бразилии, руда такого качества добывается только в Австралии. «Также надо иметь в виду, что рост ВВП Бразилии во втором квартале 2010 года составил 8,9%, что является одним из самых высоких значений в мире. Выход “Мечела” на рынок Бразилии даст компании возможность реализовывать продукцию на одном из самых быстрорастущих рынков мира», — считает аналитик.

В южноамериканском проекте «Мечела» просматривается цельная стратегия. «Очевидно, что “Мечел” решил сделать ставку на продукцию с более высокой добавленной стоимостью. Это правильное решение, учитывая, что стоимость добычи коксующегося угля на Bluestone заведомо высока, а у Cosipar есть доступ к дешевому бразильскому железорудному сырью: таким образом, на выходе издержки по производству конечной металлургической продукции усреднятся, — говорит аналитик аналитического агентства “Инвесткафе” Анастасия Соснова. — Поэтому положительный эффект от участия в проекте “Мечела” определенно есть. Насколько он в целом будет эффективен, покажет время и отчетность».

Как напоминает Андрей Корельский, управляющий партнер адвокатского бюро «Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры», российская металлургия хоть и показывает в настоящее время неплохой рост по сравнению с остальными отраслями, однако он еще далек от тех темпов, которые в последнее время показывают экономики остальных стран БРИК. «То, что в последнее время мы видели ралли по продаже зарубежных металлургических активов российскими холдингами, является следствием не только нехватки ликвидности в кризисный период и необходимостью снижения долговой нагрузки, но и в первую очередь слабостью спроса на продукцию в США и странах Европы, — отмечает аналитик. — Простаивающие производства в Европе и повторяющиеся забастовки сотрудников за рубежом не добавляли оптимизма российским металлургическим королям. В свою очередь, бразильский рынок, да в целом традиционно близкий нам рынок стран Латинской Америки выглядит сегодня вполне привлекательным в этом секторе. Безусловно, при реализации задуманного данный проект по рентабельности может вполне перекрыть показатели “Мечела” в российских активах, учитывая продолжающийся довольно слабый спрос на серьезные объемы стали в стране».

«В то же время зарубежные активы отчасти могут являться и некой страховкой от внутрироссийских рисков, так как в России металлурги, как никто другой, подвергаются регулярному прессингу со стороны власти. Достаточно только вспомнить общеизвестный “посыл за доктором” от Владимира Путина для владельца “Мечела” Игоря Зюзина», — напоминает Анастасия Соснова.

Впрочем, как считает директор департамента НКГ «2К Аудит — деловые консультации» / Morison International Александр Шток, создание СП с бразильской компанией — это больше страховка от ситуации на рынке США, нежели от внутрироссийских рисков. «Совместное предприятие гарантирует сбыт сырья с американских рудников “Мечела”. В то же время конечное звено сбыта продукции — завод в Европе, где конкуренция очень плотная, что не гарантирует полной загрузки бразильского СП. Тем не менее в целом диверсификация рынков — это позитивная новость для российской компании. Такая стратегия развития позволит снизить производственные риски “Мечела” в целом», — отмечает аналитик.

«Учитывая предлагаемые бразильцами условия, уверен, что, если сделка состоится, это будет одно из самых удачных приобретений “Мечела” за последнее время, — соглашается Андрей Корельский. — Во-первых, в сделке может быть интерес британских властей, которым нужно решать социальный вопрос на простаивающих предприятиях в отрасли. Во-вторых, загрузка рудников “Мечела” в Соединенных Штатах также может быть поддержана администрацией Барака Обамы на волне борьбы с катастрофической безработицей. Ну и, в-третьих, сама Бразилия предлагает такие хорошие условия в сфере налогообложения и развития портовой инфраструктуры, что “Мечел” просто не имеет права упустить этот шанс».

Тем не менее аналитики сходятся во мнении, что вряд ли российско-бразильское СП станет первым шагом к созданию крупного игрока на мировом металлургическом рынке. «Пока ни одна российская компания не создала глобального игрока, во-первых, потому что приобретаемые активы до сих пор были небольшими, во-вторых, малоэффективными, — говорит Анастасия Соснова. — В частности, российские металлурги бросились покупать небольшие активы в Северной Америке, не принимая в расчет высокие издержки производства металлургической продукции там и прочие нюансы деятельности. Вероятно, тогда в приоритете у металлургов стояла задача закрепиться на зарубежных рынках, наладить связи. Так, например, осознав свою ошибку в покупке североамериканских активов, “Северсталь” решила избавиться от них».

«С уверенностью можно сказать, что менеджмент нашего метсектора вполне конкурентоспособен и по праву считается одним из лидеров мирового рынка. Однако, действительно, очень часто мы проигрываем, например тому же Лакшми Митталу, просто потому, что образ инвестора из России заведомо менее выигрышный, нежели из других металлургических держав, таких как, например, Канада, Австралия или та же Бразилия, — отмечает Андрей Корельский. — Это сложившийся стереотип, который довольно сложно преодолевать нашим металлургам не только перед зарубежными акционерами, но и зачастую перед госструктурами, ставящими перед ними неразрешимые, порой политически ангажированные барьеры, вплоть до принятия прямых запрещающих законов на приобретение активов российскими инвесторами».

Али Алиев 

Источник: Эксперт online


Twitter Facebook Яндекс Livejournal

Возврат к списку