Суды решили, что при проведении проверок ИФНС вправе истребовать документы по цепочке сделок

31.08.2018

Эксперт: Андрей Зуйков
Источник: Адвокатская газета

Суды решили, что при проведении проверок ИФНС вправе истребовать документы по цепочке сделок
Фото: Фотобанк Лори

Кассация поддержала нижестоящие инстанции в том, что налоговые органы вправе истребовать документы по цепочке сделок, связанных с первичной сделкой, у контрагентов второго, третьего и последующего звеньев.

Два эксперта «АГ» негативно оценили постановление окружного суда, отметив, что суды в очередной раз расширительно истолковали положения Налогового кодекса и полномочия налоговых органов. Третий отметил, что банкам стоит учитывать возможность налогового органа истребовать необходимые в целях осуществления контрольных мероприятий документы о клиентах, даже когда клиент не заключал сделок непосредственно с проверяемым лицом.

В 2016 г. Межрайонная ИФНС № 6 по Оренбургской области проводила выездную проверку ООО «Судьбодаровское» и планировала выяснить его финансово-хозяйственные отношения с ООО «Долина». В этих целях она поручила Межрайонной инспекции по крупнейшим налогоплательщикам Свердловской области истребовать у ПАО «Уральский банк реконструкции и развития» необходимые документы и сведения. Налоговиков интересовали, в частности, документы, представленные ООО «Долина» в банк при открытии банковского счета.

Банк запрошенные документы не предоставил, за что был оштрафован на 10 тыс. руб. по п. 2 ст. 126 НК РФ. Впоследствии банк безрезультатно обжаловал решение инспекции в Управление ФНС по Свердловской области.

Далее банк обратился в арбитражный суд с иском к Межрайонной инспекции ФНС по крупнейшим налогоплательщикам Свердловской области о признании недействительным решения о привлечении к ответственности по п. 2 ст. 126 НК РФ. В качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, в споре участвовала МИФНС № 6 по Оренбургской области.

Арбитражный суд Свердловской области отказал в удовлетворении заявленных требований, это решение оставлено апелляцией без изменения.

Банк подал кассационную жалобу в Арбитражный суд Уральского округа, в которой ссылался на неправильное применение судами норм материального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам. Позиция банка заключалась в том, что он не обязан предоставлять истребуемые инспекцией сведения, запрашиваемые только в определенных случаях. Как указал банк, запрашиваемые налоговым органом документы касались контрагента проверяемого налогоплательщика, а не его самого. Банк также ссылался на то, что суды проигнорировали постановление мирового судьи, имеющее преюдициальное значение для дела, – данный судебный акт устанавливал законность отказа банка в предоставлении по требованию инспекции сведений и документов, относящихся к финансовой деятельности контрагента проверяемого лица.

В отзыве на кассационную жалобу инспекция указала, что доводы заявителя сводятся к переоценке обстоятельств дела и представленных доказательств.

Рассмотрев материалы дела № А60-47578/2017, кассационная инстанция в своем постановлении согласилась с выводами нижестоящих судов и оставила в силе их решения. По мнению окружного суда, требование инспекции соответствует ст. 93.1 НК РФ, содержит все необходимые сведения, позволяющие определить мероприятия налогового контроля и идентифицировать запрашиваемые документы.

Суд со ссылкой на п. 7 Постановления Пленума ВАС от 30 июля 2013 г. № 57 отметил, что возложение НК РФ на банки специальных обязанностей в связи с их особым статусом в системе безналичных расчетов не освобождает их от выполнения иных обязанностей, в том числе установленных ст. 93.1 Кодекса.

Кассация согласилась с нижестоящими инстанциями в том, что ст. 82, 93, 93.1 и 89 НК РФ не ограничивают налоговиков возможностью истребовать документы только по первому контрагенту проверяемого налогоплательщика. Они также вправе истребовать документы по цепочке сделок, связанных с первичной сделкой, у последующих организаций (контрагентов второго, третьего и последующего звена).

Кассация также отметила, что решение суда общей юрисдикции не имеет преюдициального значения для дела исходя из п. 16.2 Постановления Пленума ВАС РФ от 2 июня 2004 г. № 10, так как в рассматриваемом случае оспаривается решение инспекции о привлечении налогоплательщика к налоговой, а не к административной ответственности.

Комментируя дело, старший юрист корпоративной и арбитражной практики АБ «Качкин и Партнеры» Ольга Дученко отметила, что суды в очередной раз истолковали положения налогового законодательства и полномочия налоговых органов расширительно. «То есть не в пользу сохранения банковской тайны и не в пользу налогоплательщика, а также его контрагентов», – отметила эксперт. Она с сожалением констатировала, что в настоящее время сформирована тенденция, когда в большинстве случаев суды встают на сторону налоговой инспекции.

Партнер налоговой практики АБ КИАП Андрей Зуйков отметил, что данное дело представляет собой опасную тенденцию расширительного толкования п. 1 ст. 93.1 НК РФ. По словам эксперта, указанная норма буквально предоставляет право истребовать документы только инспекциям, проводящим налоговую проверку, и только документы, касающиеся деятельности проверяемого налогоплательщика.

Юрист поддержал позицию банка, который не предоставил документы по такому запросу. Он также привел в пример Определение ВС РФ от 6 августа 2018 г. по делу № А60-62497/2017 по сходному спору с участием того же ПАО «Уральский банк реконструкции и развития», где позиция о допустимости таких требований инспекций была поддержана уже ВС РФ.

Эксперт объяснил логику судов широким пониманием п. 1 ст. 93.1 НК РФ исходя из общих целей налогового контроля. Ведь в большинстве налоговых споров претензии налогоплательщикам предъявляются на основании нарушений, допущенных их контрагентами. И в этом смысле деятельность контрагента налогоплательщика влияет на налоговые последствия самой проверяемой компании, а без истребования документов по такой деятельности контрагентов зачастую проверить ее бывает проблематично. «Но такого широкого полномочия не установлено п. 1 ст. 93.1 НК РФ, а любые властно-подчиненные отношения, и налоговые в частности, не могут быть построены на допущении прав государственных органов, прямо не разрешенных законом», – заключил он.

Андрей Зуйков полагает, что опасность такого подхода усугубляется и тем, что, как следует из материалов дела, истребование документов происходило по общей норме – ст. 93.1 НК РФ, по которой налоговые органы вправе запрашивать документы у любых организаций, не только банковского сектора. Поэтому выводы данных судебных актов могут быть распространены на взаимоотношения с налоговыми органами любых компаний.

Юрист практики налогового консалтинга МКА «ФБК Право» Михаил Свинцов считает, что данный судебный акт не является «единственным в своем роде». Еще в 2015 г. ВС РФ в своем Определении от 20 февраля по делу № А40-172004/2013 указал, что положения ст. 82, 93, 93.1 и 89 НК РФ не содержат оснований для ограничения истребования документов только первым контрагентом проверяемого налогоплательщика и запрета на истребование документов по цепочке сделок, связанных с первичной сделкой, у последующих организаций.

Эксперт отметил, что банкам стоит учитывать, что налоговый орган может истребовать необходимые в целях осуществления контрольных мероприятий документы (информацию) о клиентах даже в тех случаях, когда клиент не заключал сделок непосредственно с проверяемым лицом. Непредоставление таких документов (информации) влечет штраф в соответствии со ст. 126 НК РФ.

Юрист также отметил, что у остальных налогоплательщиков также могут быть истребованы документы (информация) по контрагентам цепочки сделок, с которыми налогоплательщик в правоотношения не вступал. «Если налогоплательщик или банк не располагают информацией и/или документами, необходимо в течение 5 дней сообщить об этом в налоговый орган, истребующий документы (информацию) в соответствии с п. 5 ст. 93.1 НК РФ», – рекомендовал юрист.


Twitter Facebook Яндекс Livejournal

Возврат к списку