Санкции на оптовом рынке электрической энергии и мощности

19.03.2012

Федеральный закон от 26.03.2003 N 35-ФЗ «Об электроэнергетике» (ч. 3 ст. 33) предоставляет НП «Совет рынка» право устанавливать систему и порядок применения санкций на ОРЭМ, а также осуществлять контроль за его участниками. П. 40 Правил ОРЭМ, утверждённых Постановлением Правительства РФ от 27.12.2010 N 1172 (пп. 21, 23, 24), конкретизирует, что механизм применения таких санкций и осуществления контроля относится к существенным условиям Договора о присоединении к торговой системе оптового рынка. Текущая редакция данного договора, помимо специальных условий о финансовых санкциях и безакцептном списании необоснованно полученных средств (п.п. 6.4.2, 23.9), содержит условия о санкциях и порядке их применения в двух регламентах рынка:
  • Положении о порядке получения статуса субъекта оптового рынка и ведения реестра субъектов оптового рынка;
  • Положении о применении санкций на оптовом рынке электрической энергии и мощности (Приложение № 21 к договору).
Проведённый анализ свидетельствует, что:
  • регламенты ОРЭМ, предусматривающие рассмотрение дел о нарушениях и применение санкций, внутренне противоречивы;
  • применение данных регламентов без существенных нарушений затруднительно, а иногда и невозможно.
Оба эти обстоятельства могут быть успешно использованы для своей защиты участниками рынка, которые сталкиваются с риском применения санкций, или в случае необходимости оспаривания уже принятых решений.

Анализ перечисленных выше регламентов, проведённый применительно к конкретной ситуации, позволил прийти к следующим выводам:

1) По своей правовой природе санкции, закреплённые в Положении о применении санкций, являющемся гражданско-правовым договором, не могут являться ничем иным, кроме как мерами гражданско-правовой ответственности. В то же время, ст. 5 данного Положения говорит, что «указанные санкции применяются не в рамках гражданско-правовых отношений и не являются мерами гражданско-правовой ответственности», не конкретизируя при этом правовую природу таких санкций.

Думаю, для экспертов в теории права эта конструкция будет весьма интересна. С практической же точки зрения могу отметить, что каждый из вариантов правовой квалификации рассматриваемых санкций может быть, в зависимости от ситуации, использован в интересах участника рынка, которому вменяется нарушение. Оценка санкций как гражданско-правовых подразумевает необходимость установления нарушения конкретного гражданско-правового обязательства, предусмотренного Договором о присоединении к торговой системе. В то же время, квалификация санкций как не являющихся гражданско-правовыми подразумевает необходимость установления вины привлекаемого к ответственности лица.

2) В числе видов санкций, перечисленных в ст. 5 Положения о применении санкций, содержатся «рекомендация Наблюдательному совету СР о лишении статуса субъекта оптового рынка» и «рекомендация Правлению КО о лишении субъекта оптового рынка права участия в торговле электрической энергией (мощностью) на оптовом рынке в соответствующей ГТП». Между тем, согласно ст. 13 Положения о применении санкций:

  • Наблюдательный совет сам может рассматривать дела в соответствии с Положением, но при этом санкции в виде собственно лишения статуса (а не рекомендации), которую мог бы применить НС, Положение не содержит;
  • Коммерческий оператор вообще не упомянут в числе субъектов, правомочных применять санкции.
3) Помимо перечисленных в ст. 5 Положения о применении санкций, данным Положением и Положением о порядке получения статуса… предусмотрены дополнительные последствия рассмотрения дел о нарушениях, правовая природа которых ещё более неопределённа:
  • Предписание (ст. 8 Положения о применении санкций), которое выдаётся вместе с санкцией и за неисполнение которого предусмотрена ответственность в ст. 38.
  • Рекомендация (предупреждение) (ст. 26 Положения о применении санкций), которая выдаётся в случае, если за нарушение Положением не предусмотрена санкция (здесь также налицо терминологическая путаница с предупреждением как санкцией в смысле ст. 5 Положения).
  • Предложение об устранении причин и условий, способствовавших совершению нарушений (ст. 27 Положения о применении санкций), порядок исполнения которого не определён.
  • Рекомендация перечислить (вернуть) соответствующим участникам оптового рынка полученные денежные средства (задолженность) (ст. 37 Положения о применении санкций). Также присутствует терминологическая путаница с «рекомендацией» в смысле ст. 26 рассматриваемого Положения. Последствия неисполнения рекомендации, предусмотренной ст. 37 Положения о применении санкций, предусмотрены п. 23.9 Договора о присоединении.
  • Передача материалов в правоохранительные органы (ст. 37 Положения о применении санкций).
  • Уведомление Коммерческого оператора о необходимости нарушения п. 23 Правил ОРЭМ (п. 5.3.1 Положения о порядке получения статуса…)
4) Нормы Положения о применении санкций и Положения о получении статуса… не согласованы друг с другом, что приводит к фактической невозможности соблюдения установленного порядка применения санкций в тех случаях, когда одно из Положений содержит отсылки к другому. Так:
  • ст. 36 Положения о применении санкций предусматривает в качестве нарушения любое несоответствие Правилам ОРЭМ или Положению о порядке получения статуса… (а также нарушение п. 5.1.1 указанного Положения). Между тем, п.п. 5.1, 5.2 данного Положения предусматривают закрытый перечень случаев лишения статуса и лишения права торговли соответственно. Поскольку, как показано выше, в рамках только лишь Положения о применении санкций ни Наблюдательный совет, ни Коммерческий оператор завершить процесс привлечения участника рынка к ответственности не могут, то фактически сфера применения ст. 36 Положения о применении санкций ограничена случаями, перечисленными в п.п. 5.1, 5.2 Положения о порядке получения статуса…
  • Ст. 38 Положения о применении санкций предусматривает вынесение рекомендации Наблюдательному совету о лишении статуса в случае неисполнения предписания Дисциплинарной комиссии (ст. 8 Положения о применении санкций). Между тем, единственная норма в п. 5.1 Положения о порядке получения статуса…, которая может быть применена для реализации выданной рекомендации, сформулирована иначе:
«Также неоднократным нарушением Правил оптового рынка и (или) Договора о присоединении признается нарушение Правил оптового рынка и (или) Договора о присоединении, установленное в отношении субъекта оптового рынка, которому выдано предписание об устранении нарушения, в течение срока, установленного Положением о применении санкций для исполнения предписания».

Т.е. в Положении о порядке получения статуса… речь идёт о совершении нового нарушения в период действия предписания об устранении предыдущего, а не об неисполнении самого предписания, что влечёт за собой невозможность применения санкции ст. 38 Положения о применении санкций без нарушения установленного порядка.

5) Противоречивое описание составов нарушений:

  • Наименование нарушения, предусмотренного ст. 37 Положения о применении санкций, – «Неправомерное получение субъектом оптового рынка доходов на оптовом рынке». Между тем, один из составов данного нарушения, закреплённых в статье, ­– «умолчание о фактических обстоятельствах, препятствовавших исполнению обязательств…», – не включает в себя в качестве обязательного элемента неправомерное получение доходов.
  • Ссылка на установление нарушения ст. 36 Положения о применении санкций в качестве одного из последствий нарушения, предусмотренного ст. 37 данного Положения, не соответствует нормальной логике изложения нормативного акта.
Таким образом, арсенал аргументов, которые могут быть использованы участниками рынка для оспаривания применения к ним санкций, весьма обширен. Постоянное совершенствование регламентов рынка, которое приводит к их несогласованности и внутренним противоречиям, в принципе понятно, но вряд ли может быть оправданно. Необходимость системного анализа регламентов, их ревизии и чёткой регламентации и систематизации дальнейших изменений, очевидно, назрела.
Twitter Facebook Яндекс Livejournal

Возврат к списку