АБ КИАП формирует новую судебную практику по взысканию морального вреда в пользу юрлиц за недобросовестное бездействие подразделений ФССП

29.01.2014

Проблема надлежащего исполнения судебных актов – одна из ключевых и злободневных в российской судебной системе. Она касается и рядовых граждан, и компаний, и самого государства. Так, в одном из интервью Председатель ВАС РФ А.А. Иванов указал, что доля исполненных судебных актов арбитражных судов составляет не более 20%, решений судов общей юрисдикции – 30%, суммы неисполненных судебных актов исчисляются миллиардами рублей.

В таких условиях, проблема, с которой столкнулся клиент Бюро – российское дочернее подразделение мирового промышленного гиганта – датской компании Rockwool, выглядела довольно типовой для российских реалий, а именно, выиграв в арбитражном суде дело о взыскании долга, компания обратилась в службу судебных приставов-исполнителей для принудительного исполнения этого судебного акта. Однако на протяжении длительного периода каких-либо мер к исполнению судебного акта приставами-исполнителями предпринято не было, а сама компания, несмотря на неоднократные запросы, никак не информировалась профильным подразделением службы судебных приставов о результатах исполнительного производства.

Понимая неэффективность существующих способов оспаривания недобросовестного бездействия службы судебных приставов, которое, как правило, не приводит к необходимому результату, а именно взысканию долга, юристы КИАП выработали позицию об обращении в суд с требованием о компенсации морального (нематериального) вреда, причиненного взыскателю длительным неисполнением судебного акта и неинформированием взыскателя о причинах такого неисполнения.

Сама по себе данная правовая позиция может вызвать недоумение у большинства практикующих юристов, поскольку ранее считалось, что взыскать моральный вред в пользу юридического лица нельзя, так как оно не может нести нравственных или физических страданий. Однако такой подход на сегодняшний день считается устаревшим, в том числе и в практике Европейского суда по правам человека. Именно на это обстоятельство мы обратили внимание в исковом заявлении при его подаче и поддержании данной правовой позиции в суде.

Изначально, Арбитражный суд города Москвы прекратил производство по делу, посчитав, что подобное требование вовсе не может быть рассмотрено в рамках арбитражного судопроизводства. С ним согласился и Девятый арбитражный апелляционный суд, однако в дальнейшем такая позиция ФАС Московского округа была признана ошибочной, дело было направлено на новое рассмотрение. Во второй раз суды решили в иске нашему Доверителю отказать, мотивируя свое решение недоказанностью противоправного бездействия. Однако и во второй раз аргументация нижестоящих судов была признана ФАС Московского округа ошибочной. Кассационный суд своим постановлением отменил все нижестоящие судебные акты, принял новое решение об удовлетворении требований, взыскав с Российской Федерации в лице ФССП России моральный вред в пользу нашего Доверителя.

В мотивировочной части постановления кассационной суд указал, что нижестоящими судами при отказе в иске не была учтена практика Европейского суда по правам человека при определении вопроса о компенсации юридическому лицу нарушенного нематериального блага, которая исходит не из факта физических и нравственных страданий юридического лица, а из факта длительной неопределенности. В силу вышеизложенного был сделан вывод о том, что решение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда были приняты при неправильном применении статьи 15 Конституции РФ, положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также судебной практики Европейского суда по правам человека.

Мы уверены, что достигнутый прецедент должен так или иначе сподвигнуть Федеральную службу судебных приставов к положительным изменениям в своей работе, а также повысит исполняемость судебных актов, уровень исполнения которых находится на сегодняшний день на недопустимо низком уровне, что дискредитирует всю судебную систему в целом.

По словам Начальника Юридического отдела компании Rockwool СНГ Александра Калинина, «это блестящий результат, достигнутый юристами адвокатского бюро КИАП, особенно потому, что многие отмечали бесперспективность подобной правовой позиции. Надеюсь, этот прецедент поможет не только нашей компании в дальнейшем при взаимодействии с судебными приставами-исполнителями по остальным делам, но и другим компаниям, которые сталкиваются с подобными вопиющими случаями непрофессионализма и безнаказанности со стороны подразделений ФССП России». 

Проект сопровождали старший юрист Михаил Самойлов и адвокат Андрей Корельский.

Twitter Facebook Яндекс Livejournal

Разрешение споров

Практика разрешения споров - ключевое направление АБ КИАП, рекомендованное международными рейтингами Chambers Europe, Chambers Global, Legal 500 EMEA, а также российским Право.Ru-300, "Рейтингом симпатий" Право-300 и рейтингом "Ъ". Андрей Корельский, Анна Грищенкова и Константин Астафьев признаны лидерами направления согласно данным рейтингам. Руководитель практики Андрей Корельский имеет статус Ассоциированного Члена Королевского Института Арбитров Великобритании (CIArb), а с 2015 года является Членом Правления Российской Арбитражной Ассоциации (РАА). Партнер Анна Грищенкова с 2016 по 2018 год была региональным представителем от России в Судебном Комитете IBA, в 2018 году избрана Со-председателем комитета молодых судебных юристов IBA. Имеет статус члена (Member) Королевского института арбитров Великобритании (CIArb), является региональным представителем от России в комитете HK45 при Международном арбитражном центре Гонконга (HKIAC). Включена в списки арбитров в Австрии (VIAC), Куала-Лумпуре (KLRCA), Гонконге (HKIAC), России (РАА), член Президиума Арбитражного центра. По версии Best Lawyers Константин Астафьев признан «Юристом года 2013» в сфере сопровождения судебных споров в России. Клиентами практики являются крупнейшие российские и международные компании различных отраслей экономики.


Возврат к списку